Прочее

Банда околорынка #5 - Семинарить полезно

Веденеев: Ну, что, снова всем – здравствуйте! С вами неизменно злой маркетолог Алексей и Александр Веденеев. Мы вещаем из солнечного Краснодара, где несмотря уже на осень в Москве, здесь жара, наверное, под 30 – красота, друзья-товарищи.
Алексей: Так что все в Краснодар, спасайтесь.
Веденеев: Да, все, кто хочет лето, дуйте в Краснодар, здесь тепло.
Веденеев: Ну а я как мотоциклист очень люблю эту тему. Почему? Потому что здесь ребята на моте, на Харлее, на спортах ездят до глубокого декабря, ну и, соответственно, две недели до нового года и две недели после нового года отдыхают и снова на железного коня. Вот с этой точки зрения мне, конечно, этот регион вообще очень сильно нравится.
Алексей: А, сегодня мы поговорим о том, о чем очень любят поговорить на нашем любимом smartlab-e, а именно, хорошо ли семинарить или плохо.
Веденеев: Ха-ха.
Алексей: То есть для тех, кто не посвящен – семинарить – это, то есть продавать различные курсы обучения…
Веденеев: Точно.
Алексей: Выступать с платными семинарами, иногда бесплатными, и рассказывать людям, как надо жить, торговать и зарабатывать.
Веденеев: Все верно.
Алексей: Ответ очень простой – это хорошо.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Герчик: В 2003 году, я, как состоявшийся трейдер, решил, как в книжке «Путь черепашек», что можно научить, в принципе, любого человека трейдингу. Я и по сегодняшний день так считаю. Одно маленькое «но» и одно большое «но», как любит говорить Вася – одно большое «но» - если этот человек психологически, психически и эмоционально устойчив. Что, к сожалению, подавляющее большинство, нет.
Веденеев: Ну, я тогда со своей стороны расскажу, зачем это нужно трейдерам, управляющим и тем людям, которые непосредственно имеют отношение к финансам. Ну а Леша расскажет с точки зрения маркетинга и с точки зрения бизнеса, зачем это нужно людям. Когда человек достигает определенного уровня развития, ему необходимо, для того, чтобы информация у него правильно осела, и он её правильно мог воспроизвести в будущем, как свой непосредственный аналог и свой опыт, ему необходимо делиться этим. Но чтоб вы понимали, допустим, представьте себе, вы посмотрели классный фильм или прочитали какую-то интересную новость, или что-то у вас в городе произошло, и вы жаждете кому-то об этом рассказать потому, что вас распирает, вам хочется поделиться этим. Это не просто так потому, что избыток подобной информации, особенно, если мы говорим об обучающей какой-то, когда очень много читаете, очень много изучаете, необходимость поделиться – она важна. Это, знаете, как спускной клапан при заправке автомобиля, где воздух спускается. Вам необходимо поделиться этой информацией, иначе у вас происходит передоз, как с разнообразными веществами. То есть нужно именно поделиться для чего? Для того, чтоб, первое – у вас произошло как бы снижение этого адреналина и снижение передозы информации. Это первое. Второе, когда вы кому-то рассказываете полученный свой опыт, знание, вы лучше его запоминаете сами. Настолько лучше, что, фактически, до автоматизма его доводите сами. Попросту говоря, когда, допустим, трейдер рассказывает вам о том, как сделать ту или иную задачу в виде сделки или подготовке к сделке, он не имеет уже права вам рассказывать херню, ну или сам ей страдать. Он должен рассказать вам, как на самом деле правильно сделать. Да, вот здесь уровень, здесь поставили «стоп» и никаких, короче, других действий мы не делаем. Хотя если бы он остался наедине с собой, он бы мог, как я называю, совершать проститутские сделки, как это делают очень многие новички. Да, то есть они вроде бы знают, что есть дисциплина, есть «стопы», есть take-profit, но, тем не менее, они все равно совершают тупые сделки.
Веденеев (вебинар): Смотрите, тоже, классика жанра. Окей, выбили по «стопу», зашел в short, пересидел движение против себя и закрылся в плюс. Но так делать нельзя, нельзя пересиживать движение против себя в 10 000 пунктов, чтоб заработать сраных 100. Это нельзя делать. Это нецелесообразно.
Веденеев: Соответственно, для чего многие из трейдеров, управляющих, занимаются обучением, рассказывают инвесторам, как быть, что делать. Это тоже не просто так. И, во-первых, они свои собственные знания улучшают и практику, в том числе, таким образом. Ну и потом, скажем так, меньше геморроя в будущем с потенциальными трейдерами, управляющими и клиентами-инвесторами. Потому, что они становятся более финансово-грамотные и, фактически, после таких курсов люди, даже если у них не получается торговать или грамотно в какой-то момент инвестировать, у них в любом случае остается больше денег для работы с теми или иными, скажем так, гуру или их тренерами. Поэтому, в любом случае, это полезно и для тех, кто учится, и для тех, кто обучает потому, что одни повышают свой, навык до автоматизма, а другие просто становятся более финансово-образованными и, соответственно, меньше теряют денег.
Алексей: Более того, когда вы кого-то учите и там готовите программу курсов, вы вынуждены устаканить во внятную простую понятную форму огромное количество знаний. Вот мы Сашей в свое время, Саша должен был проводить определенное количество обучающих программ. Вот мы садились и начинали устаканивать весь тот поток знаний, которые есть у Сани, приводили это в божеский вид. В результате чего, после его выступления люди писали, что это был лучший вебинар в моей жизни, что это было самое понятное, самое доходчивое, самое прям интересное выступление.
Веденеев (вебинар): Третий грешок. Завтра точно начну торговать с дисциплиной. То есть все четко: встал с утра, почистил зубы, составил план – здесь зайду, здесь выйду. Строго, чего бы не было. Открывается рынок – все, понеслась.
Алексей: Из-за того, что очень важно устаканить свои знания и потом самому ими же и пользоваться. То есть для этого лучшего инструмента, чем обучения кого-то другого, особо и не придумано потому, что иначе самого себя не заставить.
Веденеев: Леха, я херею, у нас подлодка прямо слева. Стратегическая, сука. Ты ее видишь?
Алексей: Нет.
Веденеев: *****, она прямо тут. Вот она. Я сижу, и я хренею. Друзья-товарищи, пока нас не подбили, мы довещаем до конца. Это охереть просто – подлодка прямо на берегу. Ты посмотри.
Алексей: А, да. Красиво.
Веденеев: Это вообще офигеть. Вот так вот. В какой стране еще детишки поиграют, ё-моё, в войнушку на подводной лодке? Только у нас, в Краснодаре.
Алексей: Тем не менее, продолжая тему обучения, очень важная история с точки зрения маркетинга и так далее. Как я уже говорил, доход равно известность, умножить на профессионализм. Как можно стать известным? Можно сделать интересных фотографий, выложить в Сеть, но они не всем могут быть нужны, не у всех идеальны тела и не всем они, в общем-то, нужны для просмотра. Можно снимать какие-то видео, можно писать какие-то тексты, а можно подготовить обучающую программу. Помимо социального блага и устаканиванию собственной мысли, набрать некоторое количество известности. Для чего? Для того, чтобы найти потенциальных клиентов потому, что не все, кто будет учиться, будут торговать. Многие из них поймут, что, блин, это занятие не самое простое. Вторая история – это то, что можно найти потенциальных партнеров, либо исполнителей, людей, исполнителей, которые могут вам помочь в вашей деятельности. Ну и, соответственно, чего у нас третье? Партнеры, клиенты. Кто еще?
Веденеев: Кто-то еще.
Алексей: Просто людей-рекомендателей, которые могут сказать, что вы чего-то умеете, чего-то знаете, вы достойны, чтобы вам дать чего-то, поручить.
Веденеев: Ну и самое простое и самое, наверное, не самое, скажем так, последнее, но одно из самых главных, хотя оно действительно простое – это, собственно говоря, определенные регалии и понты, по-русски сказать. Потому что, когда вас пытается обучать нищеброд, как заработать миллионы, причем это не всегда связано с количеством денег. Это есть такое древнерусское слово – скудоумие. В общем, если такие люди вас пытаются чему-то научить, к сожалению, это тоже не вариант и не имеет смысла отдавать деньги таким людям.
Михнов: В течении 7 дней мы будем с вами, с одной стороны, учиться. Каждый день - это будет теория плюс практика. Вы приезжаете с ноутбуками, мы предварительно вам дадим задание, что нужно сделать с вашими ноутбуками. Вы с ними приезжаете, и мы торгуем с вами на фондовом рынке сразу.
Веденеев: Потому что преподаватель, как минимум, должен быть хорошо одет. Я не говорю – гладко выбрит потому, что сейчас эти все хипстеры и все остальные, и я тоже сам бородач периодически бываю. Но хотя бы выглядеть достойно человек должен, когда он идет к людям, к другим. Либо деловая, либо casual – деловая. Ну, этот человек может приехать на шикарном такси, либо мотоцикле, либо машине. Но если человек приехал на метро или пешком, это только заслуженные, как я говорю, могут себе так позволить, и, в принципе, выглядеть как им душе будет угодно – в спортивке, в майке, в водолазке.
Алексей: А, чтобы быть заслуженным, нужно очень хорошо выступать на ниве, например, управления капиталом.
Герчик: К этому времени, за 4 года, я уже владею абсолютно большим количеством недвижимости. У меня есть недвижимость, у меня есть дом. Кто иногда хочет поинтересоваться – просто вбейте «Герчик Александр Бруклин» и вы увидите там в какой aria я живу и сколько, по-простому, стоит мой дом. Поэтому возгласы типа «я заработал с трейдинга», вернее, заработал с обучения… первый семинар я провел в 2007 году, в компании «IT-инвест». Дальше. А теперь специально для тех людей… и Коровина включай… выключай картинку. Вот, 2008 год. Это только корпорационный счет я привел вам. Я не показал индивидуальный счет. В 2008 году (подними вверх) я заработал 1 456 000. То есть это только с трейдинга и только на корпорационном счету.
Веденеев: Да, абсолютно верно.
Алексей: А, чтобы управлять капиталом, соответственно, вам и понадобится эта вся история с обучением потому, что дело в чем, что вы с обучения забираете клиентов, но на обучении, по большому счету, вы не заработаете. Как показала история компании типа «Xelius Group» или там многочисленных различных управляющих, которых пруд, в конце концов, Александр Герчик.
Веденеев: Ну, «Открытие» тоже самое.
Алексей: Все его ругают за то, что он там постоянно семинарит и так далее, но, ребята, поймите, на этом реально много денег не заработать. Я сейчас не буду рассказывать всю экономику процесса, но это не доходный бизнес. Это такая вещь, которая может приносить некий побочный доход, да и которым радовать…
Веденеев: Я бы сказал, это некая смазка или катализатор для совершенно других вещей. Ну, например, с таких подобных обучений и курсов вырастают партнеры, трейдеры, управляющие и инвесторы.
Алексей: Которые могут вам сделать или вы для которых можете заработать достаточно большое количество денег на приобретенный капитал.
Веденеев: Именно из таких обучающих моментов все это вырастает. Вопрос: почему именно? Потому что благодаря этим курсам тот же самый потенциальный управляющий, трейдер или финансист, он видит и понимает, как вы можете быть друг другу на самом деле полезными. Ну и, собственно говоря, вы точно также видите, насколько этот человек, этот управляющий может быть для вас полезен, интересен, с точки зрения денег и других вещей. То есть как он может вам заработать, какие риски вы готовы понести. То есть это все очень довольно важные моменты, которые нужно учесть. И это все, естественно, только тогда, когда вы приходите на какие-то курсы, вы об этом узнаете. Понимаете?
Алексей: В общем, семинарить – это хорошо, учиться – это хорошо. Главное – готовиться перед тем, как вы кого-то хотите чему-то научить.
Веденеев: Ваш план должен быть: если что-то пойдет не так и если все будет хорошо. Где я выйду, где зайду и что я буду делать. И этот план должен носить именно скелетный характер, на который вы в процессе торговой сессии, мероприятий, интервью, эфира, будете накладывать или одевать свою одежду. Вот так.
Веденеев: Ну, да, при этом совершенно не важно, где вы. Это вы будете делать, там, если мы говорим про трейдеров, управляющих… ух ты, как у нас рыбка-то прыгает тут, вообще! Наяривает, наяривает. Просто прыгает – шух, шух. Вообще будет огонь. А я думаю, чего здесь столько рыбаков-то? А вот потому, что рыба клюет. Собственно, клюет-то оно у всех, друзья-товарищи. Главное, чтобы каждый мог у нас ловить ту рыбу, которую он, что называется, достоин. Да, это и инвесторов касается, и управляющих потому, что результат, он только будет от того, трудитесь вы, делаете вы что-то или нет. Это как бы очень важно. Ну, понты, они всегда были понтами. Поэтому обращайте на это друзья-товарищи тоже внимание. Но когда вот эта пелена понтов – машин, крутых часов проходит, посмотрите, насколько человек грамотен, насколько компетентен в том или ином вопросе. Это очень важный момент. Потому что если он кроме понтов, к сожалению, ничем не выделяется, то какой смысл. Вы же не ради понтов начинаете работать с людьми, с компаниями, с банками или инвестфондами, а конкретно по результатам. Ну, по крайне мере, мы говорим про правильные вещи.
Алексей: Да.
Веденеев: И, в итоге, опять же, про «семинарить». Семинарить – это хорошо, семинарить – это круто. Мы с Александром Михайловичем все время ржем, что мы самые два главных этих околорыночника. Вот, в общем-то. Вы знаете, многие околорыночники могут себе позволить покататься и на яхте, ё-моё, и на катере, и на машине хорошей, и в тепле. А вот многие, «серьезные» управляющие, трейдеры, которые торгуют только на свои, вот они и сидят только в своих халупах и своих восьмилетних футболочках с водолазочками, и никуда не выходят. А все-таки, у нас планета красивая, страна тоже большая и хорошо бы было диалог вести с людьми, а не просто вести затворнический образ жизни. В общем, всем хорошего настроения, погоды. Семинарьте, ходите на семинары.
Алексей: И езжайте в теплые края.

Читать полностью

Банда околорынка #4 - Портрет идеальной инвесткомпании

Веденеев: Ну, что, снова всем привет! С вами снова банда околорынка - злой мар-кетолог Алексей и Александр Веденеев.
Алексей: Короче говоря, мы сегодня поговорим и это очень важное видео для всех людей, которые хотят вложить куда-то деньги, отдать какой-либо инвестиционной компании или управляющему, или инвестподразделению банка - без разницы кому - любым людям, которые управляют деньгами. Это некий портрет идеальной инвесткомпании или инвестиционного подразделения той или иной финансовой структуры. Чтоб вы понимали, как выглядит некий идеал, ну и заодно мы с Александром обсудим, как это выглядит в реальности. Потому что идеал, практически, недостижим, а, более того, масса компаний и людей не собираются его достигать.
Веденеев: Не было даже у них такой задачи.
Алексей: Да, соответственно, этот списочек в свое время мной был подготовлен по всяким служебным нуждам и, надо сказать, что, когда мы по нему пробежались, не с Александром, а с другими людьми, мы очень расстроились потому, что количеству пунктов, которому удовлетворяли хотя бы на оценку "хорошо", было не очень много. С другой стороны, это задавало отличный стимул работать и давать куда более интересные результаты и вообще развиваться.
Веденеев: Итак, критерии идеальной инвесткомпании для клиента или со стороны клиента. Мочи!
Алексей: Значит, критерии эти делятся, по сути, на три группы. Это обязательные критерии, то есть без которых, в принципе, этим людям давать денег нельзя. Ну, или можно, но это вы должны вот перекреститься и на свой страх и риск погнать. Дальше есть важные критерии, без которых тоже плохо, но, в принципе, без них прожить можно. Но, опять же, перекрестившись несколько раз, выдохнув и пона-деявшись, скрестив пальцы. Есть дополнительные критерии, которые, ну, хорошо бы, чтобы им управляющие или компании, или инвестподразделения удовлетворя-ли. Но, в принципе, без них можно прожить абсолютно спокойно.
Веденеев: Итак, теперь тогда основные критерии. Можешь даже по бумажке, если что.
Алексей: Да, я вот сейчас залезу в электронную бумажку и скажу, чему они равня-ются.
Веденеев: Что же вы там понаписали?
Алексей: Да, значит, первая история - это доходность выше банковского депозита.
Веденеев: Согласен.
Алексей: Ну, тут все очевидно потому, что если вы не даете больше денег, чем банк, то на хрен идти куда-то еще. Дальше. Положительная доходность на истории. Обычно там 3-4 года.
Веденеев: Тоже согласен.
Алексей: Дальше. Наличие statement-ов или развернутых клиентских отчетов о том, что "было - стало". Дальше. Наличие публичных отзывов реальных клиентов. Это больная тема для огромного числа компаний. Наличие рекомендаций. Тоже, огромное количество компаний испытывают проблемы с этим. Известность компании и ее ключевых лиц. Имеется в виду что? То есть это, в первую очередь, топ-менеджмент, то есть директор, генеральный, состав акционеров и, естественно, самих управляющих. То есть те люди, которые непосредственно работают с вашими деньгами. И последний пункт из важнейших, соответственно, критериев - это репутация компании и её ключевых лиц. Потому что они могут быть известны, но известны в плохом, соответственно, свете. То есть совершенно вам вряд ли улыбается отдать людям, которые известны, но вы знаете, что они подонки и кидалы. Это обязательные критерии выбора. Предлагаю обсудить все это безобразие.
Веденеев: Предлагаешь обсудить.
Алексей: Да.
Веденеев: Ну, погнали.
Алексей: Доходность выше банковского депозита. Это первая история.
Веденеев: Первый пункт. Ну, тут я на самом деле по этим пунктам могу сказать, что во многом я согласен. Я в одном из своих видео рассказывал о том, на что должен обращать внимание потенциальный инвестор в любой из компаний. И к вышеперечисленному, то, о чем ты рассказал, я хотел там добавить еще там пару пунктов. С тем, что, скажем так, доходность, да, то, что она выше депозита, это априори понимаешь, что да. Но не об этом. Я обычно так. Если мы говорим про компанию, трейдера или управляющего - первое - это надо посмотреть на историю, как раз там в районе 3-4 лет какие были результаты. Второе - есть ли "грязное белье" на компанию. Потому что если "грязного белья" на компанию нет, то, скорее всего, кидалово. Потому что должна либо быть брызги слюной и завистью, либо какие-то должны быть недовольные люди.
Алексей: Зависть на Веденеева есть.
Веденеев: Ха-ха, не спорю. То есть это говорит тогда о том, что эта компания настоящая, она не однодневка, а будет там всерьез и надолго. "Аэрофлот" можно любить, а можно ненавидеть за то, что у него животные погибают в трюме там, да, фюзеляжа самолета. Но, тем не менее, какие бы стрёмные темы не были - компания существует, работает, листинг на биржах и т.д., и т.п. То есть какие-то критерии того, что компания будет существовать или человек будет работать, они есть. Потом, значит, важный момент - это несмотря на то, что вы приняли уже решение работать дальше, мы же не просто там, если нам чего-то не понравится или будет первый убыточный квартал, мы сразу убежим. Нет. Нужно принимать решение следующим образом. То есть, минимум 2 года поработать с компанией, потому что через 2 года мы сможем составить какое-то для себя видение этой компании и ее результатов потому, что там на промежутке 3 месяца, 2 месяца, это невозможно сделать. Ну и последний момент, который я добавлю еще, это то, что несмотря на то, что в течение, допустим, этих двух лет компания вам принесла убыток или ни хрена не заработала, я всегда спрашиваю: при каких очень важных критериях вы бы стали работать с этой компанией, с этим трейдером или управляющим? Заметьте, вопрос как звучит. При каких важных обстоятельствах вы бы продолжили работу? Очень важный вопрос. Это не вопрос - буду работать, не буду, а будете, но при каких условиях? И у всех это разные критерии, но основные - очень простые. Если компания-трейдер, управляющий потеряли меньше, чем в целом рынок. И второй важный критерий - меньше, чем их конкуренты. Все, это вот два основных.
Алексей: Ну, да, относительно некоего бенчмарка.
Веденеев: Да, самые адекватные, как говорится, критерии. Можно продолжить. Потому что не у всех бывает прекрасный год или там прекрасные года. Бывает там серия лет неудачные, а потом серия лет удачные. Потому что, допустим, та или иная стратегия, или тот или иной вариант зарабатывания, он, допустим, не работал в течение 3 лет, а последующие 5 лет он просто хреначит, рубит бабки. Здесь важна систематичность. Вот такие моменты, к критериям основным я бы добавил. А теперь давай мусолить по тем...
Алексей: Нет, подожди, я добавлю вот здесь еще кое-что.
Веденеев: Что ты еще хочешь добавить?
с Я добавлю то, чего обычно не происходит в типичных российских компаниях или у типичных российских управляющих. Значит, ну, история - ладно, это понятно. Каждый так или иначе, ну, тот, кто вменяемый, он стремится обеспечить некую прозрачность истории своих торгов, своих результатов и еще чего-то там. Но вот, как оказалось, что добыть собственные statement-ы - это, особенно для компаний, это аттракцион. То есть, есть компании, в которых реально люди в отделах продаж или, может быть, даже управляющие, не знают, что такое statement-ы. Ребята, если люди не знают, что такое брокерский отчет, не знают, как его получить или не зна-ют, как его сгенерировать – бегите оттуда. Не хрен там делать.
Веденеев: Ну, хотя бы финансовый или бухгалтерский отчет эта же компания как-то формирует?
Алексей: Ну, понимаешь, если люди этого не знают, это как бы говорит об уровне мышления, мне кажется. А уровень мышления, в общем-то, в финансовой среде, он решает.
Веденеев: Понятно, это же тогда вопрос: что же у них тогда творится в бухгалте-рии-то?
Алексей: Кстати, хорошая шутка. Я вам расскажу одну интересную историю. Есть один известный экономист в стране, у которого есть некая – называть? Нет? Ха-ха-ха.
Веденеев: Да, ладно, можно без имен обойтись.
Алексей: Ну, давай, чего, он и так, в общем, самый известный, практически. У него есть некая компания, некий набор советников. И он всем говорит, что можно к нам вкладываться, но учтите, что мы, в общем-то, чуть лучше, чем банк. Мы даем там, условно, 7-8% и как бы мы это вот как альтернатива банкам. Кто-нибудь statement-ы его видел?
Веденеев: Ха-ха-ха.
Алексей: Вот Саша знает, о чем, о ком мы говорим.
Веденеев: К сожалению – нет.
Алексей: Это отличный психологический трюк. Когда вы говорите, что мы зараба-тываем чуть больше, чем банк, это такой классный психологический прием, кото-рый снимает вопрос доказательств.
Веденеев: Да, доказательства.
Алексей: Ну, типа, чего, 7-8% доказывать не надо, это же не 40, это же не 30, это не 50.
Веденеев: У банка же не спрашивают доказательства, заработал на депозит чело-век или нет.
Алексей: Да.
Веденеев: То есть априори все понимают, что, типа,
Алексей: 7-8% - ну чего, какие бумажки вам показывать, зачем? Ну это же 7-8%, чего какие… в результате реально я не знаю – возможно, они есть, но я о них не знаю, и Саша не знает.
Веденеев: Я их тоже не видел.
Алексей: Есть ли у этого человека statement-ы у его компании? Есть ли отзывы у клиентов? Я их не видел, опять же.
Веденеев: Да, я их тоже не знаю.
Алексей: Но очень удобно сказать: 7-8% и отзывы уже не нужны, statement-ы не нужны, гуляем, всё, собираем бабло.
Веденеев: Причем, я согласен с такого рода манерой, но, если ты, все-таки на пуб-личном пространстве и высказываешь свое мнение. А часто этот человек высказы-вает не просто мнение, а он начинает обсирать либо индустрию, либо участников этой индустрии.
Алексей: И не угомонится никак, кстати.
Веденеев: И не угомонится, да, никак. И при этом, несмотря на то, что он всех обсирает, он говорит: я, типа, ребята, просто высказываю свое мнение. Но при этом везде между строк всегда говорит: у меня 7-8%.
Алексей: Да, не забудьте нести. Несите.
Веденеев: Несите бабки мне, у меня 7-8%. Я не, блин, не крутой, но 7-8%. Вот, если так себя вести, то ты хоть пилюльку-то хоть подсласти, а то получается так, без смазки пытается нас же ***** – как-то странно.
Алексей: Ну, как-то да. Ну, это такая, внутривидовая конкуренция. Она всегда са-мая жестокая. То есть, как бы, все хотят денег и, соответственно, что можно сде-лать…
Веденеев: Кстати, на телеканале «Дождь» очередные были баттлы с каким-то тоже интересным человеком. Кстати, этот человек – забываю, как его зовут – Владимир, что ли, по-моему, его зовут?
Алексей: Владимир, да.
Веденеев: Да, он у меня тоже в дружбанах есть. Нормально, в принципе, он разло-жил его, ха-ха, скажем, так.
Алексей: Ну-у.
Веденеев: Это всегда забавно посмотреть.
Алексей: Да, соответственно, вторая история – это которая, опять же, проблемная для компании – это сбор отзывов. Реально есть масса компаний, которые не знают, что можно с клиента получить отзыв. То есть то, что для нас с Сашей является ди-костью, ну, блин…
Веденеев: Ну, мне кажется, это в обязательном порядке.
Алексей: Если бизнес построен на репутации, на, как бы, на мнении людей…
Веденеев: Я рассуждаю просто, как…
Алексей: То, значит, это мнение людей надо как-то получить.
Веденеев: …как обычный человек. Где я могу увидеть результаты компании? Как я могу увидеть? Физически, что они сделали? На что они заработали? Кто там купил машину? Кто квартиру купил? Кто землю там, кто завод построил – покажите мне, мать его, результаты реальные, что они чего-то там сделали. Ну или там statement, в конце концов. И если человек расскажет свою историю, зачем, почему он получил деньги и куда он потратил – это вообще кайфово. Я тогда понимаю что-то. А как я могу создать свое мнение о компании, если я с ней не работал или с этим человеком. Я могу только вот ориентироваться на тех, кто уже работал и уже какое-то свое мнение высказывает: стоит, не стоит. Это точно также, как с машиной. Вот, скажите, вы все идете слепо покупаете в салон автомобиль или там телефон, или какой-то гаджет? Ну, *****, все же мы заходим в Youtube, *****, и смотрим тест-драйвы, смотрим, *****, обзоры, тесты.
Алексей: Нет, некоторые девочки приходят и берут по красоте – вот, она красивая.
Веденеев: Ну, это есть такие персонажи. Даже они, они же…
Алексей: Обычно они все-таки у кого-то спрашивают, чтобы критерий красивости выбрать.
Веденеев: Так нет, откуда они этот критерий красивости, понтовости берут? Потому что есть у друзей, есть у знакомых, это в тусовке модно. Они все равно где-то берут эту информацию. А просто идти вот так вот слепо – о, увидел, о, давайте, я куплю Hyundai Getz и поеду на вечеринку Bentley. Так же никто не делает. Так ведь никто не делает, все равно, все смотрят как-то по классам, по престижу, по понтам. Все изучают, смотрят Youtube-канал. В принципе, я такой же пользователь Youtube, как и…
Алексей: Да, все мы пользуемся.
Веденеев: Да, и все вы, и я, собственно.
Алексей: Youtube, если что – это вторая поисковая система в мире после Google.
Веденеев: Потому что Google нам дает, в основном, что там - текстовую информа-цию, чего, как сделать. А на Youtube тебе это досконально показывают. Вот у меня, допустим, нужно было разобрать коптеры для того, чтобы их починить там, проводочки сделать. Я набирал там, в Youtube, именно как они это делают.
Алексей: Послушай, народ в автосервисах лезет в Youtube, посмотреть, как чего там менять, какой-нибудь фильтр.
Веденеев: Тоже самое, да, слушай, чего там говорить, вот, Mercedes, когда ремень ГРМ меняли, тоже самое, залезли в Youtube, посмотрели, как он тут натягивается, как он через ролики проходит. Все, посмотрели – сделали. Вот так.
Алексей: Вот, и еще одно замечание важное и надо его очень сильно иметь в виду, что известность должна быть и управляющих, и, соответственно, генералитета компании.
Веденеев: Ну, это просто не важная составляющая, а это следующий пункт у тебя.
Алексей: Нет, нет, нет.
Веденеев: Почему нет?
Алексей: Ну, он описан в важных. Почему? Потому что если ты не знаешь этих лю-дей и не знаешь, кто занимается твоими деньгами, то ты рискуешь.
Веденеев: Но нет, у тебя же это написано, как критерий?
Алексей: Да, это критерий.
Веденеев: Вот.
Алексей: Но я чего хотел сказать, что, тем не менее, как ни странно, огромное ко-личество людей, как управляющих, так и генералитета компании, устраняется от того, чтобы, как я это называю – торговать лицом, да. Чтобы не представлять свою компанию. Они считают, что достаточно соорудить какое-то количество продуктов и лицом не торговать. Потому что страшно там, не знаю, публичность – вот это все. Но я вам скажу, что в немалом числе случаев, я не готов дать точный процент, но в немалом числе случаев, если управляющий или директорат косит от того, чтобы показать результаты собственной компании и не промоутируют ее, это значит в компании до хренища проблем. И, соответственно, если вы видите, что генеральный директор никогда не рекламирует свою компанию, что управляющий никогда не пишет о своих результатах, ребята, в большинстве случаев там килотонна проблем и деньги туда давать опасно. Это финальное замечание. А теперь важный критерий выбора, без которых плохо, но иногда прожить можно. А именно, наличие выхода на зарубежные рынки. Проще говоря, чтобы вы могли получать доход в валюте. Учитывая то, что наш рубль периодически пляшет, как отдельные больные люди – пляски святого Витта – есть такая интересная история.
Веденеев: Так называемый, бивалютный доход. То есть две валюты минимум – это рубли и доллары.
Алексей: Ну, да, минимум, две. Дальше – реальные цифры о доходности. Ну, это такая больная история потому, что отчеты все же так или иначе можно нарисовать либо очень по-разному сгенерировать цифры. И каким-то образом они должны быть проверены. Либо аудит, либо контроль ЦБ, либо это подтверждено отзывами клиентов – ну, каким-то образом, короче говоря. Устраивающее соотношение «доходность-риск» в предлагаемых вариантах стратегии или способов заработка. Потому что Саша прекрасно знает, что такое зайти на всю котлету с риском в 100%. Да, но не думаю, что он советует всем так делать постоянно.
Веденеев: Я наоборот их отговариваю, а они говорят: Саня, фигачь. Они просто задают вопрос: сколько мы можем заработать, если херанем all-in? Ну, я говорю честно – прое**м все, ну, либо 300-400% за раз. Они говорят – хреначь. Я говорю: может, не стоит? Они говорят – хреначь. И мы хреначим. И иногда срубаем. Заметьте, я сказал слово «иногда». Часто это никогда не будет. Это невозможно делать часто, и вы должны понять, что часто это не происходит и быть не может это.
Алексей: Далее. Есть решения для различного объема капитала, типов инвесторов. То есть, что имеется в виду? Что, грубо говоря, если у вас маленькое количество денег или очень большое количество денег…
Веденеев: Ты хотел сказать – маленькое или очень маленькое, ха-ха.
Алексей: Да, управляющая компания, их какие-то там стратегии, продукты, методы торговли – не важно, что – должны уметь и те, и другие деньги переварить. Потому что чем хороши, например, ну, мы тут как бы немножко спалим грааль. Чем хороши, допустим, клиенты, которые приходят с не очень большими деньгами? Потому что с них можно получить какие-то отзывы.
Веденеев: Скажем так, они не боятся быть публичными.
Алексей: Да, им как бы…
Веденеев: Если, конечно, страха микрофона и прочей фигни у них нет, то с ними в этом направлении проще работать. С каким-нибудь владельцем крупных сетей или…
Алексей: …заводов, пароходов.
Веденеев: Да, вы так уже не попляшете потому, что у него 150 замов, он важный человек и он там, где-то…
Алексей: Ну или у него прям сложная схема владения этим всем, и он совершенно не собирается рассказывать, где и на что он заработал деньги.
Веденеев: Да, и куда он, в итоге, эти деньги потратил.
Алексей: То есть ему это просто не нужно.
Веденеев: Максимально, что от таких людей можно добиться – спасибо, я работал с этим банком. Спасибо. Мне все понравилось. Всё. Но это, вы понимаете, что это не отзыв.
Алексей: Да, еще один важный критерий, на самом деле, который я отмечу, что я его запихнул в важные, но не в обязательные, это «не кинут ли вас». Да, то есть то, что называется честным отношением к людям и, соответственно. Не кинут в кри-тической ситуации. Почему это не в обязательных пунктах? Потому что, к сожале-нию, наш, ну, я говорю в данном случае про Россию, наши граждане не берут это в расчет. Они видят процентики, там, не знаю – еще что-нибудь, и несут деньги. Да, потому что в противном случае «кухонь» бы Форекса или каких-то «бинарных оп-ционов» просто не существовало бы.
Веденеев: Да, есть такое, есть.
Алексей: Люди бы просто посмотрели, погуглили, сказали: ну, тут кидают. Все, на хрен. И рынок бы этот свернулся. Но, к сожалению, наши люди это в расчет не бе-рут. Поэтому это не в обязательных. Дальше, важный пункт, на котором часто летят те же банки, например, это отсутствие дополнительных, скрытых комиссий и каких-нибудь хитрожопых условий. Тут, конечно, наши банки, особенно, такие про-фессионалы по сложным договорам, по куче звездочек-отсылок на последнюю страницу, что, конечно, иногда они отбивают всю охоту иметь с ними дело. Потому что никому не нравится, когда вы постфактум обнаруживаете какой-то пункт в до-говоре, где-то там, 14/21, который регулирует какую мелочь, но которая очень болезненно по вам ударит. Да, и особенно, конечно, радует меня пункт, например, в банковских договорах, когда там компания, там, или ООО, как-то ПАО такое-то имеет право без уведомления клиентов менять состав договора. Ну, я сейчас корявенько изобразил, но, чтобы вам было понятно. В большинстве договоров, кстати, и в брокерских договорах, по-моему, такая же фигня есть.
Веденеев: Ну, и в банковских такая же тема.
Алексей: Да, вам всегда могут поменять условия и максимум – прислать смс-сочку. В худшем случае – смотрите на каком-то дальнем разделе на нашем сайте.
Веденеев: Да, который еще и не открывается, когда надо.
Алексей: Да, то есть, с одной стороны, это решает задачу заработать на клиентах, а, с другой стороны, потом эти же люди удивляются, почему клиент их ненавидит. Действительно, странно, да? Ну и последний, в столь важных критериях – это исто-рия компании, её устойчивость и – важный момент, на чем многие сыплются – это человеческое отношение. Потому что многие считают, что относиться к клиентам, как к важным, действительно, людям, благодаря которым вы зарабатываете, не нужно. В том числе и потому, что зачастую компании решают задачи удовлетворе-ния амбиций и нужд собственных хозяев. А клиенты не относятся к хозяевам обычно. Это другие люди, другого сорта.
Веденеев: Ну, что делать, ради нас мало кто шевелится, к сожалению, в этой стране, не только компания вообще. Так, следующий критерий?
Алексей: Да, и остались теперь дополнительные критерии, которые могут приго-диться, могут не пригодиться – как пойдет. Значит, первое – это есть знакомые внутри компании. То есть это либо топы, либо собственник, либо какие-то управ-ляющие и которые знают ее положение изнутри. И здесь я добавлю еще одну шту-ку. Могут поспособствовать выводу средств в экстренном случае.
Веденеев: Ну, либо предупредить заранее, что будет… это как в банках. Да, там ребят, предупредите меня, когда у вас лицензию будут отбирать.
Алексей: Еще один дополнительный критерий, когда вы выбираете место, куда отдать деньги, это то, что вам должно быть примерно понятно, как люди зарабатывают, на чем, с какими инструментами, кто, ну и так далее. Потому что, в принципе, чем понятнее, тем спокойнее.
Веденеев: Ну, если вы знаете, что происходит и как оно происходит, хотя бы при-мерно, пусть не на профессиональном уровне, но хотя бы на уровне любителя, то это облегчает процесс. Потому что когда вы вообще не понимаете, какая там магия Вуду происходит, то вы, собственно, и волнуетесь больше. А если вы хоть чуть-чуть разбираетесь в этом плане, то уже хорошо. Для этого помогает немножко книжечки почитать, там на семинарчики пару штук сходить, брокера или банка, где они какие-то основы вам расскажут, если вы совсем не понимаете.
Алексей: Более того, это даже полезно для управляющего потому, что клиенты, которые обрывают просто из-за собственных страхов и незнания трубку и требуют к себе внимания и так далее, эти клиенты чем плохи? Не потому, что они плохие люди, а потому, что они отрывают от процесса зарабатывания денег для этих же самых клиентов. То есть ваш управляющий занимается не тем, чем должен, а разгребанием неких психологических проблем. Это не выгодно ни той, ни другой стороне. Еще одна вещь – это развернутая личная отчетность и финансовое планирование следующего периода. Проще говоря, полноценное консультирование человека, который вам отдал деньги. Что тоже, кстати, не всегда бывает. Но чем занимается, например, Александр.
Веденеев: Ну, это, скажем так, избавляет вас как раз от того геморроя, который озвучил Алексей, когда вы занимаетесь с клиентом. Вы рассказываете ему, обучае-те, но вы не делаете это сразу, за один раз, чтобы он все энциклопедии мира выучил там по ценным бумагам или по инвестициям. Это бесполезно. Мозг человека так не устроен. А вот постепенно, скажем, ежеквартально давать какую-то долю информации, рассказывать, обучать, давать какие-то практические советы и действия так, чтобы он и на практике сам какие-то вещи мог применить. Это важный момент. И тогда вы не заметите как что из квартала в квартал, из года в год, то клиент-инвестор, с которым вы работаете, он профессионально растет, он начинает больше соображать. Более того, он уже может задавать правильные вопросы и уже начинает, пусть не на все 100%, но он начинает уже понимать, как устроена финансовая система, как она работает, какие вопросы нужно задавать, какие действия нужно делать. А это очень важный момент.
Алексей: И последний пункт, который, тем не менее, достаточно важен – это… ну, ладно, о’кей – два. Первый – это достаточный собственный капитал. Ну, то есть если компания открыта с десятью тысячами рублей, то как-то есть некоторые вопросы.
Веденеев: Так.
Алексей: А лицензированная компания физически не может открыться с уставным объемом в 10-100 тысяч рублей, а там у них гораздо больше. Но еще один важный пункт, на самом деле, о котором мало кто помнит, а он иногда критичен, это быстрота вывода средств. Простой пример, который сейчас особенно актуален в связи с движухой вокруг ICO крипторазмещений и криптовалют. Практически каждому стартаперу, владельцу биржи и так далее задаешь один и тот же вопрос: как вывести бабло?
Веденеев: Как вывести бабки?
Алексей: И с какой скоростью, с какой комиссией?
Веденеев: И куда?
Алексей: Да, и дальше народ начинает хлопать глазами, мямлить и, в общем, нести чего угодно. Да, потому что это, на самом деле, очень важный вопрос. Вы кому-то отдали деньги, но эти деньги потом надо забрать. И вот как это сделать, с какой скоростью, это иногда вопрос даже более важный, чем как деньги занести и кому.
Веденеев: Чаще всего у нас очень просто могут взять деньги без проблем, но с вы-водом – это как Forex-компания. Да, у вас 150 вариантов того, как можно занести деньги и, в принципе, ни одного варианта, как их можно вывести. И еще проблема заключается, допустим, не только с нашим законодательством, а вообще. То есть сейчас идет волна борьбы с кэшем, как таковым. И государство, и прочие структуры пытаются как можно больше у нас отжать с вами денег, наших кровно заработанных. Естественно, мы пытаемся найти оптимизацию этим процессам. И это, ребята, ни фига не просто. Существуют, допустим, если констатировать по результатам моей работы в этом году, самый геморрой, самая тяжесть, друзья-товарищи, это как раз не на фондовом рынке или на рынке традиционного бизнеса, а геморрой как раз в секторе банковском. Почему? Потому что определенного вида суммы надо вывести, надо в срок исполнить финансовые обязательства. А, зачастую, это невозможно сделать потому, что, начиная от валютных контролей, заканчивая, собственно говоря, простым и банальным вымоганием денег у населения, путем ареста счетов, а потом приезжают к тебе дяденьки-тетеньки и говорят, что, а гони-ка ты нам от 10 до 40%. Нормально, да. То есть вы задницу рвали, чтоб заработать 30%, а в итоге вам придется делиться.
Алексей: Поэтому, когда вы если будете смотреть первый сезон сериала «Наркос», то там есть такой эпизод. Пабло Эскобар с его брательником закапывают кучу кэша в полях, в Медельине. Брательник его спрашивает: слушай, Пабло, а нахрена мы кучу кэша в полиэтиленовых пакетах закапываем в поле? Мало того, что надо запоминать, где мы его закопали, почему мы не можем просто понести в банк? И Пабло так почесал в носу, посмотрел и говорит: да ну, на хрен, банкиры те еще бандиты.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Алексей: Если даже Пабло Эскабар говорит, что банкиры – это бандиты, то, пони-маете, ну, как бы… И к сожалению, текущая реальность подтверждает, что, что чуть ли ни день, так это новость, как в каком-то банке спиз**ли денег клиентских. То менеджер какой-нибудь сбежал с деньгами, то банк куда-то вывел, то банк выдал кредиты компаниям-собственникам, а компании эти обанкротились, кредиты невозвратные, банк лег. А вы нас, типа, санируйте. ЦБ такой: да вы охренели, твари, вообще!
Веденеев: Ха-ха, есть такая тема. Так вот, друзья-товарищи, надеюсь, что мы то, что сегодня рассказали с Алексеем, вам поможет. Давай, еще раз перечислим пункты конкретные.
Алексей: Давай.
Веденеев: Скажем.
Алексей: Попробуем быстренько, да.
Веденеев: Да, важные критерии инвесткомпании идеальной.
Алексей: Значит, что должно быть обязательно. Доходность выше банка.
Веденеев: Так.
Алексей: Положительная доходность на истории.
Веденеев: Так.
Алексей: Наличие statement-ов.
Веденеев: Так.
Алексей: Наличие публичных отзывов.
Веденеев: Так.
Алексей: Наличие рекомендаций.
Веденеев: Так.
Алексей: Известность компании и ее важных лиц, которые работают с деньгами.
Веденеев: Так, уже шестое.
Алексей: Репутация компании и ключевых лиц.
Веденеев: Седьмое.
Алексей: Теперь важные критерии.
Веденеев: Подожди, я добавлю к этим важным критериям еще и по итогу двух лет работы с этими компаниями. Если они в убытке, не забывайте, что, если они поте-ряли меньше, чем сам рынок и меньше, чем их конкуренты, с ними стоит продол-жать работать.
Алексей: Да, потому что бывают иногда ситуации, когда натянуло на рынке всех. Увы. Так бывает иногда. Тем не менее, есть еще важные критерии выбора, без которых плохо, но иногда прожить можно. А именно, наличие выхода на зарубежные рынки, то есть доход в валюте. Реальные цифры о доходности потому, что все же statement-ы так иногда можно нарисовать. Устраивающее соотношение доходности-рисков, предлагаемых вариантов заработка, что тоже может быть по-разному. Есть решение для различного объема капитала и типов инвесторов. Про типов-инвесторов мы забыли сказать, что есть инвесторы, которые риски не любят, например. Есть наоборот, инвесторы, которые готовы идти на большой риск. Если им не дать этот риск, то они к вам не пойдут. И наоборот – если у вас нет без рисковых каких-то вариантов, то к вам тоже могут не пойти часть людей.
Веденеев: Ну, а вообще, в принципе, идеальные варианты, это когда комплексный подход: есть и такие варианты, и такие.
Алексей: Естественно.
Веденеев: И вы постоянно варьируете между ними так или иначе полученную прибыль и заработанные деньги.
Алексей: Ну, нормальные компании обычно имеют некий спектр торговых страте-гий, чтобы подстроиться под одних, под вторых и под третьих.
Веденеев: Да, согласен.
Алексей: Напоминаю, что очень важно смотреть, кинут ли вас эти люди или нет, а для этого надо шерстить историю компании, обязательно. И внимательно смотреть на людей, которые там работают. Смотреть на наличие скрытых комиссий и условий. Особенно внимательное отношение к банкам. Это большие любители сложных договоров со звездочками.
Веденеев: И маленьких ссылочек, маленьких.
Алексей: Смотреть обязательно на историю компании – ну, это мы сказали. Смот-реть, как они к вам относятся. То есть насколько по-человечески, причем, подчер-киваю – не просто они вам улыбаются, чай-кофе и так далее. А когда вот у вас хре-ново, насколько они к вам по-человечески относятся. Или, когда у банка хреново, или у компании хреново, насколько ни пытаются все-таки перед вами выполнить обязательства или хотя бы объяснить, когда они их выполнят – и все же выпол-нить. Про дополнительные критерии мы уже поговорили. А теперь кратенько в конце всего этого, что на самом деле соответствовать всем этим пунктам очень тяжело. И в определенном смысле даже не очень-то и возможно потому, что это где-то упирается в структуру компании, где-то упирается в управление, где-то в людской материал, где-то в законодательство вообще, в конце концов. Но, тем не менее, стремиться к этому надо. Но так как идеал недостижим, соответственно, если вы не достигаете идеала, то вероятность того, что вы будете привлекать деньги, она снижается. Чем это надо компенсировать? Это надо компенсировать…
Веденеев: Маркетингом.
Алексей: Конечно. Маркетинг, пиар позволяет привлечь деньги быстрее и больше. Но об этом мы поговорим в следующий раз, а, равно как и о том, что семинарить – это хорошо. И вот здесь, я надеюсь, пригорело, у, практически, всего smartlab-a.
Веденеев: Ха-ха.
Алексей: Ребята, семинарить – это хорошо и правильно! Но почему – мы объясним потом. С вами был Александр Веденеев.
Веденеев: И не очень добрый маркетолог Алексей.
Алексей: Чего-то, безымянный, да. Ха-ха-ха. Всем пока.

Читать полностью

Банда околорынка #3 - Зачем нужен маркетинг трейдеру?

Веденеев: Ну, чего, друзья-товарищи, всем снова привет! С вами снова банда околорынка. Рядом со мной, как всегда, неизменно злобный и недобрый маркетолог Алексей.
Алексей:  Два самых главных околорыночника страны.
Веденеев: Да, и Александр...
Алексей: Один известный, другой – серый...
Веденеев: Серый кардинал. Ха-ха-ха.
Алексей: Ну, надо же себя похвалить!
Веденеев: Да, да, да. Сегодня поговорим о его родной вотчине – о маркетинге. И какие мы основные рассмотри подпунктики сегодня маркетинга?
Алексей: Это восприятие маркетинга как зла, почему-то.
Веденеев: Да, второе?
Алексей: Зачем вообще нужен маркетинг и какие задачи он решает.
Веденеев: Ну и третье – какие задачи он решает. Ну, погнали, собственно, про восприятие.
Алексей: Да, восприятие очень простое. Маркетинг – зло. Маркетинг – это сраный околорынок. Околорыночники – ублюдки. Чего еще? По-моему, все. Нет?
Веденеев: А, не, еще...
Алексей: Кидалы, подонки, не давайте им денег.
Веденеев: Да, а еще – бабки любят тишину. Зачем вам чужие, живите на свои.
Алексей: Да, да, если что, возьмите кредит в банке и торгуйте на это.
Веденеев: Да, да, да.
Алексей: Короче, подход еще более дремучий, чем у красных директоров, которые когда-то верили, что хороший товар сам себя продает, все о нем сами и так узнают, и так далее. Ребята, если вы занимаетесь управлением деньгами, вы не возьмете эти деньги из воздуха, их надо у кого-то взять. Эти люди обязаны о вас узнать.
Веденеев: И желательно что-то хорошее.
Алексей: Да, желательно что-то хорошее. И если вас нет в информационном пространстве, вы для них не существуете. Никто вам не даст денег, если вы не существуете в информационном пространстве.
Веденеев: Раньше это было хотя бы наличие сайта.
Алексей: Ну, хотя бы, да. Сейчас уже и этого не хватает.
Веденеев: Этого недостаточно.
Алексей: Уже очень сильно не хватает. Одним сайтом уже не обойдешься.
Веденеев: Сейчас уже любой школьник может себе забабахать крутецкий сайт и это ни о чем не говорит.
Алексей: Да, и поэтому читать на Smartlab-e очередные какие-то там драмы про то, что околорыночники все заполонили – это, ребята, это голая зависть. Это просто означает, что одни люди умеют делать хоть какой-то маркетинг – хорошй, плохой – ну, хоть какой-то, а вы не умеете даже этого. Это просто беспомощное брызганье слюнями.
Веденеев: Ну, не только беспомощное, но, опять же, все зарабатывают как могут. Есть люди, которые вообще только около рынка зарабатывают, есть, которые на рынке. Но, как бы, публичность и маркетинг не мешал из них никому. А наоборот, он больше помогал, скажем так, зарабатывать.
Алексей: Я можно сразу скажу, что, опять же, возвращаясь к той самой формуле: известность умножить на профессионализм, равняется доход. Во всем мире почти всегда, ну, даже самый простой пример – это какие-нибудь корпоративы приглашают известных каких-нибудь певцов. Не те, кто лучше поют, не тех, у кого более осмысленные песни или более качественная музыка. Известных! Даже если это какая-то баба без голоса, без мозгов и так далее – она известна.
Веденеев: Ну, вспомните Верку Сердючку. Верку Сердючку вспомните.
Алексей: Нет, Верка Сердючка – это еще, кстати, осмысленный проект. Это такой, как бы, музыканты шутят, это называется. Ну есть люди, которые ну ни хера не умеют с точки зрения музыки и с точки зрения голоса. Ну, вот их когда-то раскрутили. Все, вот их теперь зовут на корпоративы. Вы точно такие же деятели, в определенном смысле, шоу-бизнеса, когда управляете деньгами. Если вы неизвестны, на корпоратив вас с кучей миллионов не позовут. А значит, вы будете сидеть у себя в квартире, брызгать слюной, строчить на Smartlab, как зае***** околорыночники, вместо того, чтобы собирать деньги, работать над своей известностью и получать с этого профит и приносить профит клиентам. Все, я, кажется, отповедь всем дал.
Веденеев: Так, следующий пункт.
Алексей: Вторая история – это, собственно, зачем нужен маркетинг и какую функцию он выполняет? Маркетинг нужен ровно за одной вещью, на самом деле. Решает задачу известности, чтоб вам дали денег, и решает задачу быстрого сбора денег. Почему? Потому, что если вы просто торгуете, постепенно становитесь известными за счет своих результатов и так далее – это охренеть как долго! Это просто очень долго. Пока узнают, что вы торгуете, пока узнают, чем вы торгуете, пока узнают, что вы добиваетесь каких-то результатов, пока с вами поговорят, пока соберут отчеты – года два и пройдет.
Веденеев: А, самый главный момент. Окей, вы на свои деньги зарабатываете, а на чужие вы не можете. И такие – опа! Нету результата с чужими деньгами, значит, не факт, что, допустим, себе он может заработать, а мне он не факт, что заработает потому, что это уже чужие деньги. А вы знаете, что человек всегда себя по-разному ведет со своими и с чужими деньгами. Это факт.
Алексей: Поэтому различные брокеры, инвесткомпании и так далее – что? Вкладываются в рекламу. Ну, те, который, в общем, понимают этот процесс. Потому что вы можете очень долго ходить и всем рассказывать, какие вы молодцы. Это, кстати, тоже часть маркетинга и пиара. Можете ждать, пока вас узнают, а можете просто всех затрахать собственным присутствием. Да, это куче людей не понравится. Да, на Smartlab-e опять напишут, что такие-то, такие-то свалились в околорынок, задолбали своими публикациями, задолбали своими сраными видео на YouTube и так далее, но вопрос в том, что они вас задолбали, но, в большинстве случаев, я имею в виду жителей Smartlab-a, вы не являетесь их целевой аудиторией. Люди, которых...
Веденеев: Мы сегодня столько рекламы Smartlab-y даем, что... Тимофей, мы Smartlab любим, ты не думай, и обожаем.
Алексей: Нет-нет, Тимофей, ты не забудь нам вспомнить за спонсорские, короче, там вот это все, потому что такой пиар-ресурс не каждый день бывает.
Веденеев: Ну, со Smartlab-a, мне кажется, любой новичок начинает, и я в том числе, когда-то тоже его обильно читал.
Алексей: Там, какой-нибудь H2T, там еще чего-нибудь. Ну их там есть некоторое количество ресурсов. Но суть не в этом. Суть в том, что даже самый распоследний клоун на Smartlab-e соберет в итоге больше денег, нежели очень умный человек, который сидит тихо и молча. Потому что еще раз – на корпоратив приглашают известных. Если умный, классный, но неизвестный. Это, кстати, одна из причин, почему я здесь появился, на этих видео. Моя задача стать чуть-чуть известнее. То, соответственно, денежку вам не дадут. Если вы фрик, подонок, придурок, отморозок, но известный - значит, есть шансы, что вам дадут немножко денежек. Повеселить людей или еще что-то в этом роде. И какие задачи решает маркетинг? Да, в принципе, это я уже и сказал, наверное. Это скорость, скорость и еще раз скорость. Потому что пока вы ждете эти два года, вам надо кормить себя. Если у вас есть люди, то вам надо кормить людей. Соответственно, вам надо набирать деньги, чтобы на них зарабатывать и из прибыли этих денег...
Веденеев: Ну, еще вопрос решает объемы денег. Понимаешь, так бы тебе, допустим, дали там 10 000 долларов, а так тебе дают 100.
Алексей: Да, посмотреть, чего получится, вот это все.
Веденеев: Да, это же неизвестно. А когда видят там, что – опа! – есть какой-то реальный прецедент, то они, соответственно, готовы рисковать большим.
Алексей: Ну, это такая же история, опять же, как в шоу-бизнесе. Если ты известный актер, тебе дадут и роли побольше и контракт пожирнее, и страховочку пообъемней, и в постельной сцене дублер за тебя сыграет или дублерша. Это у актрис особенно частая проблема. Никто не хочет светить сиськи за бесплатно. Особенно свои. Соответственно вы сможете набрать больше денег. Но для этого надо больше вложиться в маркетинг. А для этого надо что? Та самая торговля лицом, которой мы сейчас с Александром и занимаемся.
Веденеев: Да, да, ну этим мы и занимаемся. Да, Леша меня, на самом деле, попинал. Говорит, Саша, нужен контент, нужно снимать потому, что общаться – это одно, с людьми. А те, которые, допустим, не знакомы со мной или потенциально, которые хотят сделать шаг в направлении работы или сотрудничества со мной, им надо как-то больше каких-то мотиваторов, больше информации, ну и вообще – движухи. Я с этим на самом деле согласен, и мы очень много материала и снимаем, и еще очень много классных видео будет: и полезных, в том числе. Итак, маркетинг у нас выполняет задачу по сбору денег, известности, и, собственно...
Алексей: Скорости сбора.
Веденеев: ...скорости сбора.
Алексей: Он важен, чтобы было понятно. Даже если он вас бесит, вы его ненавидите...
Веденеев: Без маркетинга о вас никто ничего знать не может и не будет. А это, опять же, чревато тем, что просто клиенты и партнеры вас не найдут никогда в жизни.
Алексей: Да, кстати, с помощью маркетинга – важно – вы сможете привлечь партнеров, сотрудников, управляющих или трейдеров и так далее.
Веденеев: Да, ну и не только это. И восприятие в финансовой среде, что, типа, это все херня, это нафиг все не нужно, либо это околорынок. То есть у тех, у кого достаточно мало средств...
Алексей: Ох, Тимофей Мартынов нам за околорынок, конечно...
Веденеев: Нет, да нормально, чего? Мы ж звезды околорынка самые главные. Опять же, это связано где-то с уровнем дохода и поэтому люди считают, что быть состоятельным и богатым можно только на свои.
Алексей: Что глупо.
Веденеев: Ну, в финансовой среде это как бы не считают нужным на это тратить потому, что у нас, в принципе, вся индустрия финансовая, она не на зарабатывании денег, если мы говорим про Россию. Поэтому такое и восприятие. А я простой пример вам приведу Стива Джобса, Илона Маска и так далее. Ребята не просто торгуют лицом. 24 часа в сутки жопу рвут, общаются с клиентами...
Алексей: Да, кстати, помните презентация Apple  - торговля лицом. До фига торговля лицом.
Веденеев: Абсолютно, да. Там маркетинга просто ну – ум! И этот маркетинг позволил захватить, я уже думаю, даже более чем 1% всего мирового рынка смартфонов и не только. Тем более, если мы говорим про определенный кэш. То есть у Apple там уже 150 миллиардов.
Алексей: Да они несколько стран могут купить просто на корню. Просто на свободный кэш. Даже не продавая акции.
Веденеев: Да, абсолютно. Но Илон Маск не обладает таким количеством кэша, но тем не менее, мне нравится то, как у него получился результат из его мечт. Ну, на самом деле, посмотрите, много документальных тем. Мне кажется, вообще можно про некоторых известных людей порассказывать.
Алексей: Ну, как-нибудь, при случае.
Веденеев: Да, ну я люблю только рассказывать.
Алексей: Про себя начнешь.
Веденеев: Да, нет-нет, я про вот таких вот, типа Илона Маска или Стива Джобса. И, желательно, такие истории, мне кажется, на фоне завода, какого-нибудь парохода или их продукции. Но это, опять же, видите, маркетинг и на творческие процессы, на развитие толкает. Друзья-товарищи, всем спасибо. Делайте маркетинг, подписывайтесь.
Алексей: И помните, что околорынок – это дурацкое название правильного маркетинга.

Читать полностью

Банда околорынка #2.2 - Почему нет компаний, которым можно доверить деньги? (часть 2)

Веденеев: Теперь к тому, что очень часто бывает, но не так много, как хотелось. То есть, допустим, у вас есть классная компания, есть классный управляющий и классное инвест-сообщество, которое для вас зарабатывало в прошлом неплохие деньги, но сейчас оно не может этого делать потому, что постоянно отвлекают те или иные проверки ЦБ, налоговых органов и так далее. То есть они больше занимаются проверками, чем, собственно, зарабатыванием для вас денег. Что в этом случае нам, собственно говоря, инвесторам, делать? Мы ж хотим все-таки деньги зарабатывать. А как-то тем, кто эти деньги умеет зарабатывать, не дают зарабатывать. Что же делать? Ну, тут уже не свой страх и риск пробуйте работать с ними напрямую, не путем компании-человек, а как человек с человеком, начиная от руководства компании, в зависимости от вашего объема капитала. То есть вы уже начинаете по-человечески просто дружить. Когда друг, собственно, предоставляет определенный объем капитала своему другу, это другие человеческие отношения. Если мы говорим про того или иного управляющего или трейдера, то, конечно, желательно, чтобы вы не переступали через голову его начальника и его куратора, а все-таки сначала попытались решить вопрос с его руководителем. Если же вопрос не решается, пробуйте уже тогда с трейдером, с управляющим. Конечно же, желательно, что бы ни у кого из вас проблем не было. Чтобы он уже либо покинул эту компанию, либо уже перестал на нее работать, чтобы не было конфликта интересов, как это бывает у работодателя и наемника. Так вот, здесь уже вы работаете на свой страх и риск. Если у вас уже был прецедент и исторический факт, что человек или команда вам так или иначе зарабатывала деньги, то у вас там есть два пути развития событий. То есть либо вы все риски берете на себя, то есть если ребята просрут бабосы, то это риски все ваши. Если же вы с ними договоритесь о каких-то рисках, допустим, что они могут просрать, не знаю, там, 30%, 50, 60, а остальное они не имею право просирать. То есть это говорит, как раз о том, о чем я всегда во всех видео рассказываю, о своем кредо. Это исполнение обязательств. То, чем большинство компаний, корпораций и инвест-домов не обладают. Но этим может обладать конкретная личность, конкретный человек. Поэтому на самом деле здесь все зависит от вас. Если получится таким образом организовать работу со своим капиталом, то смело организуйте потому что, если вы будете ждать лицензии, окончания проверок, поверьте мне, никто вашими деньгами заниматься не будет и результат вам никто не покажет. А вам от этих проверок, на самом деле, ни холодно, ни жарко и, в принципе, все равно. Да какая разница, пробили на какой-то вид деятельности той компании, которая для вас зарабатывала кучу денег, лицензию или нет. Ну не понравилось чего-то там ЦБ - ну и хрен с ним.
Алексей: Кстати, не забывайте, что лицензия участника - как она там, забыл?
Веденеев: Участник рынка ценных бумаг.
Алексей: Да, участника рынка ценных бумаг - это не лицензия на получение прибыли. Он вам ничего не должен. Человек просто... компания просто торгует. Поэтому есть лицензия или нет - это дело вообще другое.
Веденеев: Это вообще совершенно не важно. У нас лицензию на прибыль никто не придумал и ее никто не выдает. Вот и все.
Алексей: Ну и не только у нас. Её нигде нет.
Веденеев: Мне классно звучит, когда "лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг". Для меня профессионал - это тот, который прежде всего, скажем так, заботится о своих партнерах и о своих клиентах и инвесторах, и показывает им результат.
Алексей: Результат дает человек.
Веденеев: Да, и вы должны понять, что не всегда результат будет. Это рынок и его предсказать навряд ли кто-то сможет. Могут предположить и на основе этих предположений действовать определенным образом. Но, опять же, нет гарантии предыдущего результата на то, что у вас будет результат в будущем. А в связи с этим у вас возникает вопрос: с кем же вы будете работать и как? А для этого вы можете посмотреть на моем YouTube канале в других play-листах часть видео, в которых я говорю, что должен делать, прежде чем инвестировать, тот или иной инвестор, какие вопросы он должен задавать и как он должен поступать. Я думаю, вам будет полезно. Выводы у нас какие? Мы сегодня рассказали вам вкратце о том, что нужно делать компании глобально, для того, чтобы изменить положение дел плачевное и что можно предпринимать со стороны инвестора, со стороны клиента какие шаги можно предпринимать по отношению к тем компаниям, которые все-таки хотят для вас сделать что-то хорошее. И как мне кажется, это действенно такое, лайфхак, который можно использовать. Но при этом опять же должны все понять, что это не панацея от всего и вся, это лишь один из вариантов на сегодняшний день, на сегодняшний месяц. Это 17-й год, лето. Это еще может возыметь свое действие. А вот что будет в следующем году или в следующем квартале, это уже покажет, собственно говоря, жизнь и время. И, возможно, уже совершенно по-другому придется действовать и совершенно по-другому распределять свои капиталы, что компании, что нам с вами, как инвесторам.
Алексей: Но, а самое главное, что я хочу сказать, что выбор места или людей, которым вы хотите отдать деньги, это такая же сложная, к сожалению, штука, особенно в наших условиях, в условиях дикого несформировавшегося рынка, где количество людей, называющих себя профессионалами мало, а из которых являющиеся профессионалами еще меньше. Оно настолько сложно - весь этот выбор, что вы должны также к этому подходить, как, допустим, к женитьбе или там, не знаю. Ну, соответственно, если у женщин, то к замужеству. Это реально очень сложная штука. И выбор может быть достаточно не просто сложен, а ответственность за него вы несете тоже. Потому что, в конце концов, сливают деньги не чужие, а ваши. Соответственно, если вы их кому-то отдали, это был ваш выбор. И, соответственно, из этого видео, хотя мы очень старались улыбаться, но сейчас я побуду немножко грустным, вы понимаете весь масштаб бедствия. Что, грубо говоря, как в личной жизни выбрать сложно и, зачастую, не из кого, если вам не повезло с социумом окружающим.
Веденеев: Ха-ха.
Алексей: Так и в инвестиционной деятельности. Вот вы хотите отдать кому-то деньги, а, блин, особо-то и некому.
Веденеев: А, собственно говоря, и некому.
Алексей: Да, потому что всю ту идеальную картину, которую могли бы нарисовать... кстати, мы нарисуем в следующих видео "Банда околорынка", мы нарисуем некий портрет идеальной инвест-компании или инвест-подразделения. Так вот, вы видите, что соответствовать ему охренеть как тяжело.
Веденеев: Ну и, собственно, несмотря на наше словоблудство, некую философию, мы также периодически были конкретны, неумолимы, беспощадны. С вами была "Банда околорынка".
Алексей: Александр Веденеев!
Веденеев: И-и-и...
Алексей: Как его там? Ха-ха-ха.
Веденеев: Злой и ужасный маркетолог Алексей. Друзья! Думайте своей головой. До встречи в новых видео!

Читать полностью

Банда околорынка #2.1 - Почему нет компаний, которым можно доверить деньги? (часть 1)

Веденеев: Всем привет! Это очередная серия «банды околорынка».
Алексей: Два самых главных околорыночника страны: один известный, другой – серый кардинал всей этой херни.
Веденеев: Александр Веденеев и мой любимый, родной злобный маркетолог Алексей снова в кадре. В прошлой серии мы рассматривали животрепещущий для нас всех вопрос: почему же компании...
Алексей: И инвестподразделения всяких компаний.
Веденеев: ...не могут в конечном итоге для нас заработать, сделать нам, ска-жем так, приятно? И освещая этот вопрос мы затронули несколько проблем и довольно большое количество вопросов, связанных с этим действом, такие как мотивация персонала инвесторов компании. Почему же компания не за-нимается нашими с вами проблемами? Почему контролирующие органы настолько их задалбывают, что они вместо того, чтобы зарабатывать для нас деньги, ничего не делают.
Алексей: Ну и все это упирается в то, что сама природа большинства инвести-ционных компаний или инвестподразделений – это не то, чтобы вам зараба-тывать, а чтобы удовлетворять некие интересы хозяев этих компаний. И если вы не относитесь к этим хозяевам, то извольте постоять где-нибудь в конце очереди, и если вам повезет, вам чего-нибудь перепадет.
Веденеев: Ха-ха, что-то типа того. Поэтому в этом видео мы хотим рассмот-реть решение этого вопроса. Не панацея, не единственная, но одни из воз-можных решений как что делать и как с этим быть.
Алексей: И почему, в большинстве случаев, это ни хрена не получается.
Веденеев: Ха-ха-ха. Да, но тем не менее...
Алексей: Пробовать надо.
Веденеев: Да, пробовать надо. Если ничего не делать, то ничего не будет.  Ну, тогда начинаем про мотивацию.
Алексей: С мотивацией все очень просто. Если вы хотите продавать клиенту реально доходность, то вы должны своих менеджеров, управляющих... ну, в идеальном мире, понятное дело, что если вы хотите клиентов поиметь, то вы это не должны делать. А вы должны, по идее, сделать так, чтобы их мотивация зависела от прибыли клиентов. То есть прибыли на счетах клиентов. Для того, чтобы они были замотивированы, соответственно, лучше торговать, лучше шевелиться, сделать более интересные, может быть, структурные продукты. Ну, в общем, создавать движуху для того, чтобы все это... как бы клиенты были действительно благодарны, чтобы с них можно было бы получить какие-то бенефиты в виде там рекомендаций, отзывов и так далее, что использовать в своей маркетинговой истории и с этого иметь еще больше клиентов. Однако тут возникает такой момент. Почему, собственно, вся эта история с мотивацией с оборотом берется? Потому, что мотивация от прибыли появляется тогда, когда есть прибыль. А прибыль еще надо сделать.
Веденеев: То есть надо потрудиться, друзья-товарищи.
Алексей: Да, то есть вам придется собрать лучшую команду управленцев. Прибыль не берется из нуля. Вам нужно капитал привлечь. Чего-то мы ускори-лись, прям как иные менеджеры перед закрытием отчетного периода. Тем не менее, надо привлечь капитал и надо на него заработать. Откуда, собственно, берется капитал, если, особенно, хозяева, когда у них поистрепались их нефтегазовые, силовиковые и прочие денежные накопления, откуда, собственно, берутся деньги? Они берутся как раз из тех самых розничных инвесторов, типа нас с вами, чуваков с улицы, которых до этого никто не любил. Но вот пришла беда – отворяй ворота. И надо их теперь любить, надо как-то от них получить капитал, чтобы та самая прибыль... представим, что вы хорошо торгуете, у вас отличная команда, у вас все здорово, но вам нужно больше капитал, чтобы у вас было больше прибыли в денежном выражении. Вот вам нужно привлечь этих розничных инвесторов, но у вас нет навыка, чтобы их привлечь. Потому что вы все время жили – чего? – из хозяйских денег. А если кто-то приходил – ну и хорошо. Не приходил – да и хрен с тобой. А тут – раз! Нужно переться в какие-то регионы, забирать у людей кэш, с чемоданами денег мотаться, проводить эту многострадальную церемонию идентификации, которую ЦБ придумал, которая якобы поможет с отмывкой и в борьбе с терроризмом. Хотя это полная хренотень.
Веденеев: Ну, мы плавно подошли к тому просто, что делать именно компаниям?
Алексей: Да, то есть, что это означает? Что вам придется просто тупо привык-нуть делать совершенно несвойственную для вас вещь – вам придется рабо-тать наконец-то с клиентом. Могу сказать, что огромное количество, ну, большое, немалое количество инвестподразделений, инвесткомпаний испы-тывают абсолютную беспомощность, когда их вот так вот, как котят хозяева отправляют плавать. Им говорят, ну, все, типа, забирайте бабки с рынка. По-тому что люди из банков бегут, банки делают все, чтобы к ним денег никто не нес. Надо их подобрать. Но подобрать же их нельзя просто так, они же не валяются. Надо прийти и уговорить, предъявить какие-то аргументы: маркетинг, всякие доказательства, отзывы. Ну, всякая такая история. И, блин, тут столько незнакомых вещей, оказывается. Как вот директору по продажам одной из «нефтяных инвесткомпаний» и которая не знает, что такое слово «statement». То есть отсюда выясняется следующее, что для того, чтобы вы нормально работали с розницей, вам нужно взять людей, которые с этой розницей могут работать. Если у вас работали там до этого какие-то родственники, просто удобные люди, может оказаться, что они с этим не справятся. Это очень грустная история. Дальше проблема возникает в следующем, что, окей, представим, что вы набираете капитал. Кстати, совсем забыли сказать. Саша как-то считал, примерно, сколько нужно минимум денег средней руки инвесткомпании, чтобы она была прибыльной. Чтобы вот эти все зарплаты специалистов, затраты на возню с ЦБ, комиссии биржи и прочая хренотень, просто, чтобы выходили в ноль.
Веденеев: Ну, хорошо, да, по факту, да. По факту, ну, даже не то, что в ноль, допустим, а хотя бы, скажем так, окупаемость в районе 3 лет и выход на до-ход в валюте около 3, может быть, максимум, 4% в год для, собственно гово-ря, собственника, который владеет такой компанией. Допустим, у компании максимально было полтора ярда денег когда-то давно, а сейчас выше трехсот миллионов клиентских денег они подняться, условно говоря, не могут. Что, собственно говоря, делать? Как Леша уже сказал, нужно начинать делать клиентоориентированный сервис, то есть заниматься проблемами клиентов, слышать их, видеть, помогать им.
Алексей: Ездить к ним?
Веденеев: Да. Ну, решать их вопросы. Ну и самое главное – ставить во главу угла заработок для них денег, а не решения вопросов с ЦБ. Потому что, если вы для клиента будете зарабатывать деньги, да ему глубоко и далеко, имеете вы какую-то лицензию, оштрафовал вас ЦБ или нет. Потому что это совершенно неважно для любого инвестора и клиента. Для него важно, чтобы для него сделали денег. А сколько у вас там регалий, грамот и лицензий – да ему все равно. Важно, чтоб на его капитал что-то заработали.
Алексей: Да дай же я скажу чего-нибудь. Я хотел сказать следующее, кратень-ко. Я извиняюсь, я ж тебе потом верну право голоса.
Веденеев: А, ты мне вернешь, ха-ха. Он мне вернет потом.
Алексей: Для большинства, наверное, работников инвесткомпаний будет огромным открытием, что их розничным клиентам абсолютно насрать, есть у них лицензия или нет. Вот настолько насрать, насколько может быть насрать. Потому что есть у вас лицензия или нет, если вы сливаете бабки, всем по хер. Если вы зарабатываете – все по хер. Вот и все. А теперь Александр Веденеев.
Веденеев: Ха-ха, продолжит, да, подсчеты. Я немножко ушел, опять же, в фи-лософию, но без нее никак потому, что если нет человеческого подхода, то с этой компанией навряд ли кто-то будет работать. Вы можете вести себя как абсолютные подонки, всех унижать, оскорблять и вообще, мотать ключами от какого-нибудь Bugatti Veron и тыкать автоматом своих охранников в лица клиентам и инвесторам, и партнерам, только при одном очень важном усло-вии – если вы просто зарабатываете дохренища бабла, достаточно длитель-ное время.
Алексей: И вас будут терпеть.
Веденеев: Так вы можете себя начать вести. Но если вы этого не делаете, а, более того, вы еще и, скажем так, слили бабло через некоторое время, то так себя вести уже нельзя. И нельзя ни игнорировать клиентов, ни их проблемы, ни партнерские программы – все, что касается внутри компании. Люди, которые занимаются управлением бабла, разработкой алгоритмических решений для клиентов, для компаний.
Алексей: Ну или просто какие-то торговые операции.
Веденеев: Да, то есть мы говорили о том, о мотивации определенной. Да, то есть там надо кардинально менять взаимоотношения в компании. И филосо-фию вы мою знаете – когда есть партнерские отношения тогда компания лю-бая будет очень круто действовать и развиваться.
Алексей: Она живучей будет потому что, если что за нее просто могут вписы-ваться клиенты.
Веденеев: Да, она будет выживать.
Алексей: Не так, чтобы давно история была с банком 24 или как его там. Когда за него в ЦБ пришло...
Веденеев: Это Точка, Точка, Точка.
Алексей: ... письмо в ЦБ, что, мол, не отбирайте лицензию. У банка был фанклуб. Это идеальный вообще вариант.
Веденеев: Потому что ребята действительно работали ради своих клиентов. И у нас был первый прецедент в истории, когда в итоге этот банк продолжает функционировать за счет своих преданных фанатов-клиентов-партнеров. Это очень важно.
Алексей: И про деньги.
Веденеев: И немаловажный момент про деньги. Естественно, что касается мотивации управляющих и тех, кто создает алгоритмы, здесь важный момент. Ни в коем случае ни от каких оборотов, только от прибыли. Ставить задачу только от прибыли. Если от прибыли будет результат, можно поделиться этой прибылью. Допустим, заработали, не знаю, клиенту там 100%. От этих 100% компания забирает 30. Из этих 30% создатели алгоритмов получают от 10% до 20%. Да, впечатляет, друзья-товарищи? С какого это хера я буду им отдавать столько денег, как собственник компании? Да, ребята, да с такого. Вы хотите, чтобы с вами работали? Вы хотите, чтобы ребята никуда не убегали, а работали на благо своих и себя?
Алексей: Вы хотите, в конце концов, лучших набрать потому, что их не до хрена на рынке?
Веденеев: Ну и потом: вы хотите гордиться своими сотрудниками и партне-рами? Не те, которые на нищебродской машине едут или там в метро толка-ются каждый день, а на какой-нибудь шикарной классной тачке. Именно на нее он заработал благодаря своим мозгам и работая у вас. Вот этим надо мотивировать. Далее, да, для того, чтобы была все-таки худо ли, бедно рентабелен бизнес на том, о тех цифрах, которых говорил – от 2 до 4% в валюте. И такого рода компании с определенным количеством сотрудников, допустим, там до 30, до 100 человек, ну, надо 5-6 миллиардов, чтобы в течение 3 лет это было действительно так.
Алексей: Обратите внимание, что это, в принципе, показатели какого-нибудь гипермаркета. Гипермаркет берет всегда чем? Огромными оборотами. Толь-ко за счет этого он сможет вот эти вот копеечки, копеечки, копеечки превра-тить в большие деньги. Соответственно, если вы хотите начать инвест-истории, вы обязаны собрать много денег. Если вы не соберете много денег, то вы будете жить впроголодь. И это в лучшем случае. В худшем – вы будете нищенствовать. Ну, имеется в виду, внутри.
Веденеев: Опять же, дураки, дороги, лошары у нас в стране никогда не пере-ведутся. Пообещаете тысячи процентов, к вам придут лошары, которые пове-дутся на эти самые тысячи процентов. Но если мы с вами говорим о каких-то серьезных вещах. А когда я говорю об инвест...
Алексей: О нормальном бизнесе, проще говоря.
Веденеев: Да, о нормальных бизнесах, я всегда думаю наперед, то есть надолго. Не, там, пару месяцев, пару кварталов, а потом – извините, друзья, мы все просрали и мы все слили, да.
Алексей: Ну, зачем, мы просто на островах, а вы там пляшите, как хотите.
Веденеев: Да. А это, мы об этом, ребята, не говорим. Как наколоть, нае***ть, обворовать, вывезти – это не ко мне и, я думаю, не к Алексею, потому что, ну, наверное, больше, чем русский человек не хлебал в этом деле, никто. Поэтому вы у своих друзей и знакомых из своего окружения можете прекрасно узнать, как их и инвесткомпании, и банки – вообще, финансовая система в России имела неоднократно. Мы здесь говорим о серьезных плодотворных и долгосрочных отношениях. То есть длинные дистанции, а на длинной дистанции если вы ничего не умеете или перестали уметь, то либо вам нужно реабилитироваться путем каких-то инноваций, реноваций и прочей ерунды, как наш дяденька, мэр Москвы постоянно словами кидает. Вообще мне нравится, как наши политики бросаются словами и ни хрена не знают, что они на самом деле значат. Потому что если бы они действительно знали, что эти слова означают и на что они влияют, то, я думаю, у нас бы совсем другая страна была и совсем другая Москва. Но это я чуть отвлекся. Политические моменты всегда используют крупные корпорации, так что не думайте, они тоже любят поиграть в политику. Возвращаясь, опять же, к тому, что почему и как - долгосрочные отношения – помимо того, что вы собрали деньги – замечательно. Большая часть лохов России и более-менее нормальных людей решили: да, окей, давайте дадим им денег. Дали деньги. А что дальше? Что дальше?
Алексей: А ими кто-то должен управлять.
Веденеев: Ну, там не то, что кто-то ими должен управлять, вы должны на них показать результат. А как вы собираетесь это делать?
Алексей: И, кстати говоря, очень важный момент. Вот если вы хотите обеспе-чить вот эту вот рентабельность на себя, на собственника и т.д., то вы должны понять, что, грубо говоря, вы там должны делать, условно, 20-30% - в зависимости от того, какой у вас бизнес-план. Стабильно.
Веденеев: Да, да.
Алексей: И, как показывает практика, на этом моменте сыплется куча фондов и так далее. Потому что репутация на финансовом рынке просирается ровно один раз, ну, если вы знаете, что это за слово, конечно. К сожалению, многие не знают. Просрать репутацию, можно, по сути, ровно один раз.  И куча фон-дов закрывается вокруг. Не так, чтобы давно, но в масштабах, опять же, исто-рии. Фонд «Kvadrat Black» при наших общих знакомых в виде Тимофея Мар-тынова, «Unired Traders», показывал отличные результаты. А потом фонд за-крылся. Почему? Потому что результатов, видимо, не было. А без результатов вы не сможете получить нужное количество прибыли, из которой вы будете жить.
Веденеев: Ну, заметь, результат здесь может быть такой, двойственный. А этот результат может показываться для инвесторов или для собственника компании. Здесь вот такой момент. Когда «или», «или», то...
Алексей: Это вообще интересный аттракцион.
Веденеев: ...то нерентабельно становится либо для собственника компании, либо для вас, как инвесторов и клиентов, нерентабельно становится. Соответственно, вы из этого фонда просто уходите и он, оставаясь с нулем, он не может функционировать. Либо собственники фонда, видя их расходы на то, чтобы показать и сделать для вас прибыль, они превышают профит, который они получают от вас. Логично – они закрывают.
Алексей: Ну, я могу вообще сказать, что те картинки и циферки, которые вы можете видеть, например, в отдельных инвестподразделениях банков или еще что-нибудь, вот те графики и прочее, даже если они аудированы. Это во-обще очень интересная субстанция. Поверьте, статистикой... я, кстати, так делал. Я честно скажу, я умею оперировать статистикой так, чтобы было всем вкусно и приятно, и красиво смотреть. Потому что же люди любят красивые цифры – надо им дать. Так вот циферки, которые озвучиваются публично и те, которые озвучиваются на закрытых совещаниях, ну, там, в банке, в инвестподразделении или в фонде, или еще чего-нибудь, иногда могут очень значительно различаться.
Веденеев: Я бы сказал, существенно бывает.
Алексей: Причем, иногда настолько значительно, что как бы, ну...
Веденеев: Но при этом в любой рекламе, где это открыто говорится, это же, ну, это маркетинг, они считают это маркетингом.
Алексей: Ну, да – это маркетинг. Ха-ха, а чего ты хотел? Людям же надо про-дать мечту потому, что люди, к сожалению, покупают только мечту. Если им рассказать про реальность они тебя опплюют, изобьют ссаными тряпками и скажут – лузер и чмо. Поэтому им надо дать мечту. Отсюда, да, манипуляции со статистикой.
Веденеев: Значит, мы, соответственно, со стороны компании, мы приходим к выводу следующему. Нужно менять вообще кардинально отношения внутри компании между теми, кто зарабатывает деньги, разрабатывает алгоритмы, собственником, управленцами. Нужно кардинально менять. Потому что, когда управленец, директор и так далее – у них совершенно разные задачи жизненные. Они никак между собой не связаны, тем более, наемники. Они никак не связаны с управляющим, с директором и так далее. Тогда что происходит? Все в разные стороны тянут, у всех свои интересы и в итоге компания ни к чему не приходит. Поэтому мы, опять же, делаем вывод, что нужно менять полностью устройство компании, переходить на партнерские схемы, чтобы все зависели не от сраных оборотов, а от конкретных доходов
Алексей: И более того...
Веденеев: ...конкретного клиента. Это касается вообще всех отделов, начиная с тех, кто занимается алгоритмами и заканчивая теми, кто продает так или иначе дополнительные услуги. Да, то есть тот же самый менеджер...
Алексей: Что ты все к алгоритмам привязался?
Веденеев: Опять же, я говорю, если мы говорим про управление – это управ-ляющие, трейдеры, плюс те, кто делает роботизированные системы. Тут дру-гих вариантов нету. Есть команды, которые, программистов, есть команды трейдеров – вот и все люди, которые реально умеют делать деньги, если мы говорим про инвесткомпании.
Алексей: И что немаловажно, в этой команду, ну помимо ее высокой квали-фикации, рано или поздно придете вы к тому, что в ней надо создавать жесточайшую конкуренцию.
Веденеев: Абсолютно!
Алексей: Потому что если вы набрали определенное количество людей...
Веденеев: Смотри...
Алексей: Подожди... людей в штат, и они все классные. Супер! Но рано или поздно они обосрутся. К сожалению, так устроен человек.
Веденеев: Ну, это также, как и с менеджером по продажам. Они устроены аб-солютно ровно также. Причем, они все между собой, они взаимосвязаны по факту. А ведь менеджер, который ведет того или иного клиента, он смотрит – ага, Вася сегодня более успешный. Он говорит клиенту: давай-ка мы сейчас, короче, на Васю бабло закинем, он ништяк, да. Потом Вася показал классный результат, ну а менеджер по продажам говорит: видишь, Вася классный ре-зультат показал, давай бабло увеличивать потому, что Вася еще лучше может. То есть, понимаете, это совместная работа. При этом, если Вася облажался, тот же самый менеджер по продажам, тот человек, который его ведет, должен сделать все, чтоб эту лажу исправить. Он говорит: не переживайте, мы, короче, у Васи сейчас деньги отнимем, отдадим Сереже. Я вас не брошу. Бонусов за это ничего не возьму. Мы все бабки вернем, мы заработаем в 10 раз больше.
Алексей: Ты сейчас рисуешь портрет компании, которой не существует.
Веденеев: Ну, мечта. Никто, как говорится, не мешает нам мечтать. Это как бы немаловажный вопрос. Это я одну лишь долю и стезю, но...
Алексей: Мы работали с тобой в компании, которая в свое время зажала 80 000 рублей.
Веденеев: Было дело.
Алексей: Не мы зажали – компания.
Веденеев: Да, между прочим, я из своих денег компенсировал клиенту эти бабки, так что я за своей репутацией, собственно говоря, слежу. И теперь, ко всему тому, что я перечислил прям по фактам и по пунктикам, как нужно де-лать, главный момент, благодаря чему люди будут принимать решение отда-вать в эту компанию деньги. Это, ребята, маркетинг.
Алексей: Итак, маркетинг. То есть тот самый околорынок, который большая часть трейдеров не любит, но без которого вы не наберете 5-6-7-10-20-30-40 миллиардов рублей, если вы, конечно, не будете бегать там, клянчить и угро-жать крупным инвесторам и говорит, что вот мы точно ништяк. И вот сам Ва-ся, Петя или Владимир Владимирович держит здесь бабло. То есть если вы идете в розничеую историю, то у вас должен быть очень сильный маркетинг. И, в большинстве случаев, у вас его нет. Про маркетинг надо сказать, мы рас-скажем отдельно потому, что это большая объемная тема и банда околоры-ночников обязана уделить этому достаточное внимание.
Веденеев: Отдельное время.
Алексей: Более того, мы спалим грааль. Как, собственно, работать – схема околорынка имени Александра Веденеева и Алексея Гряцких. Вы узнаете, ка-кими мерзкими и гадкими способами мы пользуемся, лишь бы деньги пришли куда надо. Ну, нормальный трейдер, да?
Веденеев: Ха-ха-ха. Тизер - то, что нужно.
Алексей: Да, если вкратце, смотрите. Есть очень простая формула, большая часть из вас, которую никак не могут усвоить. А именно: доход равняется из-вестность, умножить на профессионализм. То есть без профессионализма у вас не будет дохода. Но и без известности вы не сможете обеспечить доход, то есть привлечь деньги потому, что сложно отдавать деньги неизвестным людям. Когда вы отдаете деньги людям вообще каким-то, вы в качестве инвестора, вы, по сути получаете родственника. Такого, может быть, каличного, может быть, увечного, может быть, тупого, может быть, подонка, может быть, наркомана, а, может быть, в кои-то веки нормального – умного, работящего.
Веденеев: Простой пример – MMCIS. Все наши и украинские звезды говорят: да я там кучу бабла сделал. Они: вот этот же - Анфиса-то никогда не наколет, она всю правду скажет, ведь да?
Алексей: А родственник оказался чмом и кидалой.
Веденеев: Ха-ха-ха, да вообще, кабздец.
Алексей: Так суть в чем, что, соответственно, когда вы заводите родственни-ка, это означает, что у вас должен быть высочайший уровень доверия. И еще одна интересная штука, касаемо формулы: ваш доход равно известность, умножить на профессионализм. Никто не узнает, что вы профессионал, ежели вы не будете известным в той или иной мере. Поэтому вы можете сколь угод-но пускать слюну на околорыночников и говорить, что вот этот весь марке-тинг, вот это все – это развод, грязь и прочая хрень, но вы точно также оста-нетесь неизвестными. А те люди, которые выкладывают свои сделки, пишут даже всякую ерунду на Smartlab-e, публикуют что-то на YouTube и светят ли-цом на ящике, будут более известными, а значит у них будет больше возмож-ности привлечь деньги в управление, пока вы будете клацать челюстью от голода, имеется в виду, финансового. На этом про маркетинг все. А теперь Александр Веденеев с какой-то очень важной историей.
Веденеев: Ну, это не просто история. Я хотел добавить просто пару, скажем так, абзацев к тому, что касается взаимоотношений между клиентом-инвестором, и компанией. Уже со стороны нас с вами, как клиентов и инве-сторов, что нам и как делать. И те, кто думает, что маркетинг не нужен, видео не надо и я просто задам простой вопрос: а как вы думаете люди о вас узнают? Как сформируют свое собственное мнение, а не оценочное. Они должны посмотреть, что-то увидеть, какие-то результаты, может быть, какие-то отзывы, может быть...
Алексей: Они вообще должны увидеть в вас человека.
Веденеев: Да, они должны это все увидеть, понять, и для себя сделать выбор-решение, стоит ли с вами работать. Может быть, стоит встретиться сначала, пообщаться. Но на самом деле YouTube очень сильно в этом плане помогает людям прояснить многие вопросы, которые они задавали бы вам, например, в письмах, в сообщениях. А YouTube, он на самом деле на очень многие из этих вещей отвечает. Или если у вас очень много вопросов однотипных, ну, снимите видео по этому вопросу и не отвечайте больше на однотипные вопросы, не тратьте на это время.

Читать полностью

Банда околорынка #1.2 - Почему инвесткомпании вам не заработают - часть 2

Алексей: А теперь про акционеров. Какая история, соответственно, какая извечно корпоративная дилемма существует в мире компаний, которые управляются акционерами? Это прибыльность компаний. Потому что, что и какая суть бизнеса? Это устойчивое получение прибыли на длительной дистанции времени. Потому что как бы один раз срубить и все просрать – это глупо, ну, с точки зрения науки. С точки зрения российского бизнеса – это, в общем, основная как бы идея.
Веденеев: Нормально. Разок срубить, а дальше не важно.
Алексей: Да, срубил, свалил, все развалилось и зашибись.
Веденеев: И через дорогу открываем такое же новое, с другим названием.
Алексей: Да, да, а потом, в конце концов, недовольные клиенты тебя завалили где-нибудь в подъезде, но жизнь удалась. Ну и как бы нормально.
Веденеев: Пожил красиво, но мало.
Алексей: Да, но недолго. Ну, это и не страшно, как бы. Зато красиво. Суть в чем? Что акционеры всегда давят на прибыльность. А что такое прибыльность? Это значит, вы начинаете добывать любой ценой ту самую прибыль. Что это означает? Что компания начинает идти на всякие ухищрения для того, чтобы заработать либо хозяину, то бишь, акционерам. Хозяин, акционеры – по сути, одно и то же. Либо начинает искать способы, как из ваших денег получить эту самую прибыль. Отсюда рождаются всякие интересные схему, которые заканчиваются потом теми или иными скандалами на финансовом рынке. Вот, давайте, зададим вопрос Александру. Что было бы, если бы над тобой стоял акционер и который бы требовал прибыль любой ценой? То есть говорил бы, хер с ними, с клиентами, давай, как бы прибыльность в конце отчета, отчетного года. То есть какая часть работы, с точки зрения работы с клиентами и клиентоориентированности выпала бы, если бы тебе сказали: вот, к концу года норматив по прибыли такой? Вот хоть убейся!
Веденеев: Я бы сказал, 100% все бы закончилось.
Алексей: Ну, поясни.
Веденеев: Ну, дело в том, что с каждым из клиентов всегда индивидуальная история, всегда своя проблема. И если, допустим, она не…нет проблем в этом году или в этом квартале, это не значит, что проблема не проявится в будущем. И если какой-то из моих клиентов столкнулся с какой-то дилеммой, проблемой или задачей, фактически, акционер, допустим, той компании, благодаря которой я работаю с этим клиентом и не только с ним. Соответственно, я уже не могу выделять на это время, не могу, собственно, решить его вопрос, не могу решить его задачу. Почему? Потому что у меня есть норматив. Если я буду соблюдать этот норматив, значит, я должен идти по головам. Что значит – идти по головам? Это значит, не обращать внимание на клиента, не обращать внимание не только на того клиента, у которого возникла сложность или проблема, но и вообще, в принципе, на всех. Допустим, из 100% клиентов, с которыми я работаю, возникла проблема, допустим, у 40%. Если я на них забью, не буду помогать им решать в моменте их проблему, это отвлечет меня от достижения целей в конкретный доход для акционеров. То есть я не смогу этот доход ему предоставить в конце года потому, что я отвлекся на решение проблемы с каким-то из клиентов. Что происходит? Да, если я достигаю конкретно результата для акционера, то для компании это означает, что с течением времени (возможно, достаточно, быстром) объем капитала снизится. И довольно, существенно. Потому что остается – сколько у нас? Более 40% недовольных клиентов. И помимо этих недовольных клиентов у нас еще остается их рекомендация, мнение и отзыв о работе с нашей компанией, который, опять же, не сулит ничего хорошего. На основе этого, другие клиенты, у которых не было проблем, тоже начинают делать следующее. Они начинают задавать вопросы сами себе, а потом и нашей компании:  почему, так или иначе, поступили с теми клиентами? Почему не вошли в положение? Почему не помогли им? Потому что все-таки клиентоориентированность – оно приносит гораздо больше денег, как и капитала, так и в виде доходов. Бывают сложности, но если бы вы работали с одним клиентом всего один год, то я это еще могу понять. У вас, может быть, не сложились какие-то отношения. Но когда вы несколько лет планомерно работаете, допустим, с одним и тем же клиентом, то вы должны понимать, что тот объем денег, который он вкачал в вашу компанию за столько лет, он, довольно объемный и большой. И если у него возникла какая-то задача, проблема – помогите ему её решить. Тем более, если она связана с миром финансов и вообще, в принципе, с финансовым планированием. Помогите, потому что решив эту проблему, клиент всегда будет вам благодарен.
Алексей: Но и тут мы возвращаемся к корпоративному миру. Оно может вам благодарен быть в следующем отчетном периоде. А в этом отчетном периоде вам надо показать прибыль. Что получается? А ваши бонусы завязаны на что, ну как менеджера? На прибыль компании. О чем это говорит? Что вы насрете, скорее всего, на клиента и будете решать свою задачу. Вот, собственно, и все. Это классическая дилемма любого, практически, типа бизнеса. Что делать: на долгосрок работать или на краткосрочные, достаточно краткосрочные в масштабах истории, естественно, временные отрезки, чтобы показать некую приверженность, некую прибыльность перед акционерами. И в результате очень часто страдает клиентский сервис, работа над продуктами, отказоустойчивость. Привет Мегафону. И так далее, и так далее. То есть мы вроде как первичную задачу выполнили, но дальше жидко обосрались во всем. Но какая нам разница: мы же бонусы получили в конце года. А теперь, откуда берутся недовольные клиенты? Недовольные клиенты берутся из-за того, что мотивация менеджеров сделана так, зачастую, что довольный он или недовольный – им пофиг. Самая распространенная схема мотивации в инвесткомпаниях и в инвестподразделениях различных финансовых организаций – это мотивация от оборота. То есть, грубо говоря, чем больше денег компания обслуживает, тем больше получает менеджер. Где-нибудь есть в этой мотивации слово «прибыль клиента»?
Веденеев: Или «прибыль компании», ха-ха.
Алексей: Нет. Нет, «прибыль компании» еще может существовать, а вот «прибыль клиента» - нет. Очень немного, скажем так, компаний, где есть реальная мотивация управляющих или менеджеров по продажам, еще там кого-нибудь. Здесь мотивация от прибыли клиента. А в остальном – от оборота. Когда от оборота, соответственно, это прямой сигнал менеджеру-управляющему: с твоими деньгами можно делать что хочешь, лишь бы эти деньги были внутри. Ну и, естественно, происходит то, что делают с ними, что хотят.
Веденеев:  Для еще одного примера приведу еще такую вещь, когда, скажем так, когда я уже перестал на кого-либо работать. Мне поступало большое количество предложений, как раз из инвесткомпаний, с предложением следующего рода. Оклад, что неплохо для любого, скажем так, менеджера – оклад. Оклад следующего рода, значит. Миллион рублей – это минимум, что мне предлагали и, соответственно, 15% от привлеченного капитала. На что я задал простой и логичный вопрос. Хорошо, я привлек 100 миллионов рублей. 15% - это 15 миллионов от 100 миллионов. Я их получаю, собственно, в конце месяца, то есть стандартно, как и оклад. Он говорит: ну, да. Я говорю: супер! То есть вы берете клиентские деньги, еще не успев на них ничего заработать, вы сразу делаете минус 15% клиентскому капиталу, отдавая его менеджеру, который привлек этот капитал. Что меня наводит на очень простые и добрые мысли о том, что цели заработать для клиента у компании нет вообще.
Алексей: И, возможно, эта компания через некоторое время не будет существовать потому, что какой смысл раздавать клиентские деньги просто так.
Веденеев: Да, поэтому я хочу не то, что предостеречь, а намекнуть всем товарищам – молодым, амбициозным, голодным, хотящим новенькую машину, какой-нибудь Порше, БМВ, Мерседес – не важно, и мечтающих о сладкой, приятной и дорогой жизни. Друзья, она будет очень короткой. Потому что козлом отпущения в этой истории будете именно вы. Ни собственников, ни ваших директоров, ни старших даже менеджеров, те клиенты, которые доверят вам деньги, они не видели в глаза. Они работали и общались с вами.
Алексей: Они даже могут их не знать вообще.
Веденеев: Абсолютно верно. И это вы им обещали светлое будущее, которое они в итоге не получили.
Алексей: И именно перед вами гранату положат на стол.
Веденеев: Абсолютно верно. Поэтому, друзья-товарищи, всегда думайте о своей жизни. Все-таки жизнь – это гораздо прекрасней, чем один или два миллиона в кармане в моменте.
Алексей: А оторванная нога потом.
Веденеев: Да.
Алексей: И для тех клиентов, которые хотят отнести деньги в то или иное финансовое учреждение, один еще важный вопрос, помимо схемы мотивации. Не стесняйтесь задать вопрос менеджеру: от чего зависит его личный бонус? Если у менеджера пригорает и он устраивает истерику и говорит, что такие вопросы спрашивать некорректно, собираете вещи и уходите. Потому что нормальный человек имеет, в общем-то, он понимает, зачем этот вопрос задается. Ненормальных, коих, к сожалению, большинство. Глупых, инфантильных или просто людей, которые хотят вас нагреть, их, конечно, к сожалению, больше. И на этот вопрос они отвечать не будут. Но есть еще один важный вопрос, на который надо не забывать отвечать сотрудникам этих компаний. Это то, что где вы сами держите деньги? Потому что если вы сами держите деньги не в вашем банке или не в вашей инвесткомпании и так далее, то есть вы про себя, в принципе, про свою организацию уже все знаете и поэтому деньги вы там не держите. То, соответственно, если человек там не держит свои деньги, то – увы – из этой компании надо идти. Какие бы сладкоголосые речи они не произносили и так далее. Потому что если банкир не держит деньги в собственном банке, если директор инвесткомпании не держит деньги в собственном банке, то, извините, это приговор компании. То есть он знает, для чего эта организация создана и это явно не про клиентский бизнес. И, соответственно, вам ваши деньги туда нести нельзя.
Веденеев: Ну и, давайте, подытожим нашу большую, глобальную серию по поводу самого нашего главного вопроса, на который мы пытались сегодня ответить и, надеюсь, ответим. Вскрыли, скажем так, червь и нерв больного вопроса – почему инвесткомпании и подразделения не способны, в принципе, зарабатывать для клиентов денег.
Алексей: Нет, они способны, но сложно очень…
Веденеев: Ну, скажем так, вопрос: почему…или констатация факта – почему они для вас, в итоге, не заработают. Опять же, мы говорили сегодня про мотивацию.
Алексей: И это, собственно, одна из главных вещей. Вы это должны понимать. Потому что если компания (извини, что перебил), если компания и ее сотрудники не хотят и не заинтересованы вам заработать, а хотят делать что-то другое. Или они заинтересованы в развитии собственных профессиональных скиллов. Мы хотим писать самые лучшие алгоритмы или делать самые интересные сделки.
Веденеев: Ну, скажем так, им просто ничего с того, что они для вас сделают большую прибыль. У них доход не зависит от этого. За редким исключением, за редким исключением. Вот как сейчас, например. Стоит девочка и дальнобойщик просто через две полосы говорит: ни хера себе юбка с ногами и тормозит. Вот так вот.
Алексей: Да, потому что его мотивация не зависит от, видимо, от скорости доставки, от безопасности езды.  У него мотивация проста.
Веденеев: У него своя мотивация.
Алексей: Он видит девку симпатичную: вот, отлично! Вот, примерно, также действует менеджер, когда видит ваши деньги в компании.
Веденеев: Абсолютно верно.
Алексей: Я вижу бабки. Супер! Клиента я не вижу в этот момент.
Веденеев: Да, все, им, собственно, далеко глубоко. Это мы сказали с вами по поводу мотивации. Второй момент исторический. Так сложилось, что, в принципе, не было целей никогда в нашей стране, кому-то, чего-то заработать. Потому что цели были совершенно другие. Это, как всегда: отмыть, наебать и вывезти. Все. Третий момент немаловажный.
Алексей: Ну, не обязательно только вот это. Ну, либо там пристроить деньги хозяев и как-то вот их удовлетворить.
Веденеев: Не важно, да. Это определенная задача, которая с вами вообще никак не связана. Есть вы, нет вас, как клиента или ваш капитал – им все равно, далеко и глубоко.
Алексей: Они вас просто не заметят.
Веденеев: Ну, да, а третий момент или уже четвертый. Это связанный с тем, что даже если есть компании, которые хотели бы, действительно, для нас что-то сделать приятное, полезное, хорошее – это с точки зрения заработка, привлечения нашего капитала и, собственно, достижения каких-то новых высот в том же самом трейдинге или управлении капиталом, чтоб процентов становилось больше, результат был лучше и мы с вами были счастливы от этого, то их, собственно, душит наша финансовая индустрия в лице ЦБ и всех сопутствующих…
Алексей: И биржа, которая не забывает повысить комиссии.
Веденеев: Ну, а биржа – это одно. Скажем так, это всего лишь один из вариантов тогда, когда помимо контролирующих органов…
Алексей: Но ЦБ – это главное зло, без вопросов.
Веденеев: Ну, ЦБ – это главное зло. Мы уже с вами отмечали, что из-за многочисленных проверок и докапываний регулятора, компания не занимается для нас с вами зарабатыванием денег. Она занимается отмазыванием своих компаний от проверок ЦБ и то, что…
Алексей: И держит «отдел прикрытия жопы перед ЦБ».
Веденеев: Ну, да. И, причем, он начинает очень быстро довольно большую, львиную долю времени занимать специалистов, которые должны что-либо делать для нас с вами. В том числе, разрабатывать определенные алгоритмы, объяснять определенному персоналу, помощникам, что и как нужно делать. А в итоге, они занимаются совершенно другими вещами.
Алексей: И мы приходим к финальной проблеме. Это то, что ни лицензия ничего вам не даст, ни, к сожалению, явно понять какая репутация у этой компании, тоже вы не сможете. И что еще хуже, что большинству компаний, немалому, скажем так, количеству…не знаю, ладно, может быть, про большинство погорячился, но уж точно немалому количеству компаний, репутация вообще не нужна. Они не знают, что это такое.
Веденеев: И, как вы помните, я говорил о том, что результаты тех или иных компаний, довольно сложно от них услышать. Вы можете услышать у них очень пафосные понтовые речи по поводу того, сколько у нас бабла в управлении. А на вопрос: сколько вы заработали за прошедший год или квартал на все это бабло в процентах? Хотя бы не обязательно там…ну, в процентах. Ну, или хотя бы пару-тройку клиентов приведите, тех, которым вы что-то заработали. И ничего вы не услышите и не увидите в итоге.
Алексей: Ну, чего, давай попрощаемся, что ли, с людьми?
Веденеев: Ха-ха. Ну, что, с вами был Александр Веденеев, мой любимый, родной, злобный этот…
Алексей: Как его, да?
Веденеев: Ха-ха, маркетолог Алексей. И в следующей серии мы расскажем, а что же со всем этим делать и как на самом деле быть.
Алексей: И почему у многих компаний это не получается.
Читать полностью

Банда околорынка #1.1 - Почему инвесткомпании вам не заработают - часть 1

Веденеев: Всем добрый день! С вами, как всегда, Александр Веденеев и мой замеча-тельный, любимый, родной – злой маркетолог Алексей.
Алексей: Всем привет!
Веденеев: Сегодня мы презентуем, скажем так, новую рубрику и отдельный плейлист на моем Youtube-канале под названием «Банда околорынка».
Алексей: Два, в общем-то, самых главных околорыночника страны. Обо мне, правда, мало кто знает, а о нем точно знают многие.
Веденеев: Ха-ха. Да, сегодня мы зададим, скажем, так, в этой рубрике мы не просто будем задавать вопросы, мы будем мочить на злобу дня. И сегодня мы поговорим о главном вопросе, который мучает и новичков, и старичков, и тех, кто уже довольно давно в теме – и около рынка, и рынка, и вообще, мира финансов. И какой же это главный вопрос? Это – почему инвесткомпании и инвестподразделения определенных корпораций не способны вам заработать денег.
Алексей: Или не хотят.
Веденеев: Что, собственно говоря, равнозначно.
Алексей: Пока мы тут стоим на светофоре, давайте разберемся, почему такая фигня происходит с нашими инвесткомпаниями? Почему, в большинстве случаев, все эти кра-сивые графики, красивые обещания и прочая красота, которую стараются они, по мере сил, навести, она, по большому счету, не имеет отношения к действительности? Начнем с простого. Всегда нужно начинать с мотивации потому, что если люди ничего не хотят или если они не могут – это один разговор. Если они ничего не хотят, то обычно ничего не получается. Давайте разберемся, хотят ли люди в инвесткомпаниях вам заработать, если вы просто клиент с улицы? Что б было понятно, что немалая часть инвесткомпаний в стране либо инвестподразделений, они, в общем-то, не созданы для того, чтобы обслуживать клиентов с улицы. Ну, так называемых, розничных клиентов. Они созданы для того, чтобы обслуживать интересы хозяев. Будь то разнообразных людей из нефтегаза, будь то люди в погонах и будь то люди с очень странным иногда финансовым происхождением. Ну, можно сказать, что отдельные из них – либо мошенники, либо люди просто со странной репутацией. Да, как люди, сидящие, например, в одном из бизнес-центров в районе Беговой. Да, то есть у владельца этой компании, прямо скажем, странная репутация на финансовых рынках страны. Но, тем не менее, им не мешает это быть достаточно известными в узких кругах, скажем так. Вот, и, соответственно, когда у вас есть такие хозяева – с определенными ресурсами, с определенным весом, с определенными возможностями в случае чего, то менеджеры, которые находятся в компании, они получают приоритет в работе с деньгами, что, в первую очередь, мы должны заработать хозяевам или, как минимум, не потерять. Как вы понимаете, что если вы розничный клиент, вы в лучшем случае находитесь на втором месте. И это, если вам сильно повезло.
Веденеев: И опять – связи, блат выходит на первое место.
Алексей: Абсолютно верно. Соответственно, менеджер, среднестатистический мене-джер понимает, что, в принципе, у него нет задачи как бы, не то, что обслуживать роз-ничных клиентов и так далее, у него, по большому счету, нет задачи их искать. И так функционируют, на самом деле, далеко не одна инвестиционная компания или инвестиционное подразделение в стране. То есть, различные созданные компании при нефтяных компаниях и так далее. То есть они выполняют локальную функцию некой кубышки, некого такого кошелька с некой функцией управления. Ну и, в общем, они решают свои локальные задачи. Если вы им принесли деньги, ну, хорошо, возьмем ваши деньги. Не принесли? Да и хрен бы с вами. То есть функции поиска людей, чтобы привлекать больше денег в управление у них долгое время не было.
Веденеев: Да и зачем, на самом деле? И так народ несет. А куда еще нести? Так, на са-мом деле, происходит с большинством крупных компаний-корпораций, которые, так скажем, уже зажравшись от своих когда-то очень давнишних результатов, в принципе, ничего особо делать не хотят. Клиенты есть и так, деваться им некуда. Компаний на рынке раз-два и обчелся. У нас якобы высокая юридическая защита, а по факту вообще никакой защиты клиента нет и, в принципе, на клиента там далеко, глубоко и не важно.
Алексей: Кстати говоря, чтобы вам было понятно – лицензированные компании или нет – это глобально не влияет ни на что.
Веденеев: Это вообще не важно, особенно в нашей стране.
Алексей: Кинуть могут и те, и другие. То есть компании с лицензией, без лицензии, про-сто ли там частный какой-то трейдер и так далее – кинуть могут абсолютно все. Един-ственный как бы, более-менее защитный механизм – это, естественно, предыдущие ре-зультаты и репутация. Как вы понимаете, в случае большой компании, проследить некие результаты и репутацию – это не так чтобы простое занятие. Потому что, что ты видишь обычно на сайте компании или разговаривая с менеджером? Ну, какие-нибудь графики, а чаще всего…
Веденеев: ...эфемерные результаты прошлого.
Алексей: А чаще всего ты не видишь даже и графиков, на самом деле. То есть можно найти, например, есть одна крупная инвестиционная компания. У нее есть там свой брокер, свой банк и прочее. У них там графики за 2015 год, например, на сайте. Ну, то есть люди как бы не парятся, что уже половина 2017 года.
Веденеев: Ничего страшного, зато лучший результат был тогда.
Алексей: Да, и у них все нормально. О чем это говорит? Что, в принципе, на клиентов им положить. Они, возможно…их устраивает текущее положение, как таковое. То есть, видимо, они обслуживают чьи-то деньги и как бы – клиентские – да и фиг с ним. Чего на сайте написано, на сайте фиг разобраться – и ладно. Ну это, собственно, видно по сайтам многих компаний, что если вы не можете на их сайтах не то, что найти результаты, а просто разобраться, чего они продают, то, значит, они просто работают на некий узкий круг людей. Там, по рекомендации или на деньги друзей, или деньги каких-то хозяев – им как бы, у них все нормально. То есть вы им особо, как человек с улицы не нужны.
Веденеев: Ну, опять же, у них же не просто так откуда-то, довольно, большие деньги всегда бывают. Не с потолка же они берутся. Но и не с розничного клиента. Как Алексей сказал правильную вещь, что многие из них, они призваны обслуживать определенные конторы, скажем так, с большим количеством бабло. А вы знаете, что у нас в стране нет задачи вообще, в принципе, для кого-либо заработать. У нас есть одна простая задача: это наебать, вывести, отмыть. Все, других задач у инвесткомпаний нету. И глобально большие деньги, на самом деле, именно так и поступают потому, что когда, в свое время, в бытность свою найма, скажем так, труда, когда я работал на корпорации и разные компании, связанные с финансовым сектором, я шерстил, скажем так, большое количество инвесткомпаний и хеджфондов. Так вот, что я хочу вам сказать. Ни за предыдущие несколько лет, ни, собственно говоря, за текущий год, а это был 13-14 год, я не мог добиться ни от одной конторы честного, внятного ответа: сколько они конкретно заработали за предыдущий год на все свои ярды. Я говорю: ребята, супер, сколько вы заработали на вот этот вот охренительный гигантский портфель бабла? Сколько, конкретно – цифры, проценты? Знает что, друзья? Я нигде ни разу не услышал, ни одного ответа вообще. Ну, либо от ответа просто топ-менеджмент уходил.
Алексей: Ты знаешь, какая история, что дело не только в том, что они уходят от ответа потому, что циферки…и, кстати, почему такие циферки получаются не очень красивые, мы отдельно поговорим чуть позже. Но прикол в том, что нередко, я тебе подчеркиваю, я видел не один раз, ну, люди просто тупо не знают. То есть они не могут собрать статистику внутри. Они не могут там договориться между собой отделами, чтобы там, условно говоря, одни там заморочились циферками, а другие эти циферки интерпретировали в какую-то более-менее понятную форму. То есть очень часто реально тупо люди не знают. Я вот что вам скажу, чтобы вам было понятно о том, насколько люди погрязли вот в этой вот истории «лишь бы хозяин не бил» и что вот надо хозяину что-то вот сделать, а на остальных всех положить. Я не так чтобы давно, беседовал с директором по продажам одной из инвесткомпаний при достаточно известной нефтяной компании. Ну, в общем, понятно, они там деньги нефтяников обслуживают, чего-то там делают на фондовом рынке для них и как бы хорошо. Чтобы вам было понятно. Человек – директор по продажам крупной инвестиционной компании не знает, что такое стейтмент. Вообще. Мне ему пришлось объяснять. Человек не знает, что можно брать отзывы с клиентов. Он физически не знает, что это такое. А чего, можно было? Это вот реальная реакция. То есть человек занимает пост директора по продажам крупной инвестиционной компании. После этого как бы, вопросы все отпадают. То есть если вы туда несете деньги, вы должны понимать, что с вами точно также будут обращаться. То есть, в лучшем случае, вы будете объяснять им. В худшем – вам ничего не объяснят. Да и если вам сольют там деньги, ну, скажу: ну, извини, дружок. Как бы тебе деньги слить можно. Это между строк понятно. Да, почему? Потому что ты же не хозяин. Вот хозяину слить деньги нельзя, это небезопасно потому, что, ну, мало ли там, служба безопасности хозяина придет, там лицом об стол ударит больно или там, не знаю, машину подожжет. Ну, как бы возникают некоторые сложности. А ты, дружок, со стороны, поэтому – извини. Да и в истории нашей страны очень много примеров, когда люди заносили, например, деньги в банк или, там, в инвесткомпанию – да неважно куда – в какую-то некую финансовую организацию, и они успевали вывести оттуда деньги перед крахом только потому, что у них был ресурс. Да, то есть силовой, в первую очередь. То есть это либо ОПГ, либо ребята какие-то в погонах, которые могли за них вписаться и решить вопрос вывода бабла. Поэтому эти люди сохранили свое состояние, у них все хорошо. А человек с улицы, который пришел, ему говорят: извини, ресурса у тебя нет. На хер!
Веденеев: Так что же делать-то людям-то с улицы, друзья-товарищи? А делать следую-щее. С определенным топ-менеджментом этой компании или того менеджера, который вас обслуживает, ваша задача с ним сдружиться. Холить, лелеять его и любить. И, самое главное…
Алексей: Коррупция и кумовство.
Веденеев: Без вариантов. Иначе, друзья-товарищи, вы просто не сможете получить свои деньги назад, либо вас никто об этом не предупредит, и вы просто попадете на большое количество мультов.
Алексей: А особенно это касается сейчас банков в связи с известным, как мы его назы-ваем между собой, «законом о 600 тысяч».
Веденеев: Да, ну, опять же, банки – это отдельная тема. А мы сегодня, как говорится, утюжим инвесткомпании.
Алексей: Да, но в любом случае, чтобы вам было понятно, что когда вы заносите куда-то деньги, вы должны очень четко понимать и спросить людей, как вы эти деньги сможете вывести. Потому что занести – это, в общем, несложно. Хотя и касательно инвесткомпаний – это тоже не самая простая задача.
Веденеев: Согласен. Для примера могу вам так сказать. Допустим, наш именитый и зна-менитый российский Форекс. У вас там 150 способов завода денег и почти ни одного способа получить их обратно. Ну, или, вернее, просто о них вам, скажем так, не догова-ривают.
Алексей: Если только ты не кладешь гранату на стол при заключении договора. Что, в общем, является абсолютно реальным примером. Там люди клали гранату на стол, пи-столет на стол и означали менеджеру, что, дружок, вот мое энное количество денег. Вот ты видел, да, как бы, что это демонстрация. Что будет, если ты мне деньги не вер-нешь.
Веденеев: Это не кадыровские хлопцы, случайно так делают?
Алексей: Нет. Я думаю, что у них как-то все попроще. У них уже достаточно репутации, чтобы этого не делать. Это люди уровнем пониже делают. Но суть простая: нет ресурса, вероятность того, что ради вас будут стараться и чего-то вам зарабатывать невысока. Есть ресурс – вероятность этого больше, но тоже не очень высока потому, что тут какая важная история. Мы же все, там, ЦБ и прочие ратуют за лицензирование, хотя мы понимаем, что большей частью лицензии в нашей стране – это тупо разбор денег. ДА, потому что эту лицензию надо получить, пристроить кучу людей, которые будут эту лицензию выдавать. Ну и т.д., и т.д. и т.д. Вон, сейчас на дроны хотят лицензию. Там ну чего только нет! Почему? Потому что куча людей голодает. А какая-то куча людей, только поменьше, они, как назло, не голодают. И это надо исправить. Надо, чтобы голодали они тоже, то есть поделились деньгами. И, соответственно, как показывает практика, лицензии в нашей стране не означают ровным счетом ничего. Да, то есть, хотя затраты на получение этой лицензии есть.
Веденеев: Ну, если так уж говорить, контроль, прости, что перебиваю, насчет контроля. То со стороны ЦБ и ему подобных смежных структур. Дело в том, что вместо того, чтобы для вас, для нас всех с вами, друзья, компания какая-то действительно зарабатывала денег, она тратит более 80% ресурсов своей компании, а иногда и 95%, это человекоресурсов, понимаете? То есть это программисты, это трейдеры, это управляющие, это бухгалтера. Они, знаете, на что тратят? Они тратят на то, чтобы пройти очередную проверку Центрального банка на вшивость. Причем, количество таких проверок в год доходит до такой степени, что боевая, скажем так, работоспособная бригада сокращает из 100% персонала и ресурсов в 2%. А теперь представьте себе, когда у вас затраты идут 100%, а рентабельность у вас всего на 2%. Сколько эта компания показывает доходности? Как вы думаете, куда эта доходность идет? Нам с вами, клиентам или собственнику, который владеет этой компанией и, как говорится, не может понять, какого хрена у него так мало, собственно говоря, прибыли? И почему компания совершенно не рентабельна и почему от него бегут клиенты? Ну, потому что очень большое количество времени  тратится на всевозможные контроли, прохождению вот этих всех вещей. Это, действительно, правда. Вы можете в любом финансовом учреждении это уточнить, узнать, вплоть до банков. Они, собственно, точно также попадают на подобные вещи. Это, на самом деле, прискорбно. Вместо того, чтобы заниматься делом. Компании занимаются перебиранием бумажек, оправдыванием и прочими вещами.
Алексей: Но, смотрите, Саша немного погорячился. Не факт, что 80-95%, но реально в определенный…
Веденеев: Я сказал «до». То есть, возможно, в определенной компании это абсолютно так.
Алексей: В определенной части компаний, это абсолютно точно, где-то половина ресурсов, включая денежные, если брать фонд оплаты труда, уходит реально на «отдел прикрытия жопы перед ЦБ». Я его, собственно, так называю. «Отдел прикрытия жопы перед ЦБ». Почему? Потому что у ЦБ очень достаточно жесткие штрафы за нарушение его тех или иных указаний, положений, регламентов и еще прочей такой ерунды. Ну, дорого, проще говоря, нарушать правила, если ты получил лицензию, выданную, соответственно, Центробанком. Но проблема в том, что ЦБ этих постановлений издает хренову гору. И каждый раз под надо подстраиваться. Он сидит перебирает кучу этих бумажек, которые наиздавал ЦБ. Естественно, на это тратиться время. Потом отдел контроля, или как его там, отдел прикрытия жопы перед ЦБ идет к другим там – к трейдерам, к программерам, к кому угодно, и говорит, надо вот это, вот это изменить потому, что до нас докопается ЦБ. Вместо того, чтобы заработать вам бабла, эти люди начинают заниматься прикрытием жопы перед ЦБ. Хотя основная функция, и, наверное, в ЦБ это тоже понимают – я хочу в это верить – основная функция компании все-таки, это не прикрытие жопы перед ЦБ, а зарабатывание денег клиентам. Но Центробанк делает все, чтобы основная функция была компании – это прикрытие жопы перед, собственно, перед ним. То есть компания занимается совсем другим видом деятельности. Как следствие, вот эта вся история с лицензиями, она бьет по самой компании. Даже если она искренне хочет заработать клиентам и так далее, все равно огромное количество времени тратится хрен знает куда. А время – это абсолютно такой же инвестиционный ресурс, и, более того, я вам скажу, гораздо более жесткий потому, что время невосполнимо. Просранное время нельзя ничем восполнить. Просранные деньги восполнить можно. Деньги, если вы просрали время, восполнить его нечем. Еще никто не придумал машину времени, чтобы можно было отмотать назад. А, давай, последнюю сохраненную версию, вот эта вся фигня.
Веденеев: Не дай бог. Так вообще ни фига делать не будут. Все время будут отматы-вать.
Алексей: Отматывать назад. Ну, знаешь, как в игрушечки.
Веденеев: Такой вечный кайф.
Алексей: Помнишь, как на приставках раньше можно было несколько раз засейвиться. Или только в определенных местах там.
Веденеев: Да, да. Это, знаешь, как, когда последний раз кайфанул? Вот прям четко пе-ред арестом. Давай, мочи туда. Ха-ха.
Алексей: Нормально. А вот арест можно как-нибудь промотать. Ну, хорошо. И чтоб бы-ло понятно далее. Вот эта вся фигня, значит, вообще структура затрат инвесткомпании, грубо, ну, естественно, грубо, выглядит вот так. Это затраты на прикрытие жопы перед ЦБ, всевозможные. У вас половина штата может занимать, половина штата компании. Это могут быть как раз затраты на людей, которые прикрывают жопу перед ЦБ. Потому что там же контроль сделок, контроль всякой хрени. Ну, то есть, она, с одной стороны, должна защитить инвестора, а, с другой стороны, если компания хочет вам бабки про-срать или кинуть, она все равно не защитит. Или там если банк хочет вывести ваши деньги куда-то там или прокредитовать какие-то организации, которые аффилированы с  собственником, все равно, как показывает практика, все эти регламенты ЦБ не защитят. Защитит только квалификация людей и их желание работать честно и вам зарабатывать. Соответственно, это фонд оплаты труда, это затраты на совершение сделок. И спасибо нашей бирже, что она опять подняла комиссии. Супер! Теперь стало еще проще заработать клиентам. Ну, наверное.
Веденеев: Ну, так биржа – это такая же компания, которая радеет ради своих акционе-ров.
Алексей: Да, вот, сейчас, кстати, про акционеров скажу отдельную историю. Это, соот-ветственно, затраты на размещение оборудования и так далее. То есть, ну, что там – каналы, там, вот эта всякая такая фигня. Ну и там расходы на офис, и еще чего-нибудь. То есть, окей, расходы на офис – вы же хотите, чтобы все было красиво, чтобы там секретарша там, переговорка красивая, кофе там. Окей, да. Затраты на каналы. Ну, тоже понятно, чтоб сделочки быстро проходили и все такое. Комиссии. Ну, тут бирже пламенный привет. И фонд оплаты труда. Это, в принципе, одна из самых главных затрат. Вот половина фонда оплаты труда, половина усилий, которые должны тратиться на вас, тратятся на наш любимый Центробанк.

Читать полностью

Жадность, ложь и форекс. На что готовы ради денег Ярмольник, Летучая и Дибров?

Веденеев: Присоединяйтесь к этому кидалову на миллиард долларов.
Диктор: Александр Веденеев в роли скандального финансиста.
Алексей Гряцких: Это называется конфликт интересов. И я вам подробно расскажу, как вас вые***т.
Диктор: Алексей Гряцких в роли злого маркетолога. Леонид Ярмольник, Лена Летучая и Дмитрий Дибров в роли беспринципных звезд, готовых ради денег абсолютно на все. Жадность, ложь и Форекс.
Веденеев: Мы сегодня немножко поговорим о шоубизе. Или, скажем так, набросим на наших популярных артистов, блогеров, телеведущих и так далее. Но не просто так мы это сделаем, а конкретно связана тема у нас как всегда с чем? С баблом и с финансами. Тема всё та же самая – больная, наболевшая, близкая каждому из нас сердцу и уму. Это про нае***лово. Все мы с вами любим такие программы как КВН, артистов разнообразных, телеведущих. Меня очень поражает их некая двуличность, скажем так, отчасти подлость, наверное, по отношению к своим почитателям, фанатам. И те люди, которые действительно восхищаются их творчеством, их артистизмом, но иногда это перетекает, как это часто бывает в нашей стране, и отношению, как к человеку. Не как к профессионалу, а как к человеку. В принципе, я ничего против их каких-то профессиональных качеств не имею. Но если говорить в плане человеческом, конечно, у меня к ним много претензий потому, что к их мнению, как профессионалов в своей актерской области прислушивается достаточно большое количество людей. И они не всегда могут разграничивать их профессионализм актерский с их профессионализмом, так скажем, в житейских определенных вопросах. А нас с вами, прежде всего, интересует вопрос финансов, где они, к сожалению, не то что безграмотные, а бы сказал – полнейшие уроды аморальные. Итак, начнем с первого нашего сегодня номинанта, зовут его Леонид Ярмольник. Вы знаете его как одного из судей программы КВН. В общем, телеведущий, актер, продюсер, ратует за культуру. Чтоб вы знали, открываем Youtube и была такая компания под названием MMCIS, которая и в Украине, и в России кинула большое количество людей. В России, в частности, она кинула на миллиард долларов своих клиентов. Ну и, собственно, что мы видим?
Леонид Ярмольник: Я много лет работаю в кино, на телевидении, в театре. Наверное, поэтому вы так давно и хорошо меня знаете. Естественно, у меня большое количество друзей из знаменитых артистов. Талантливых, мастеров своего дела, им рукоплещут миллионы, они получают хорошие гонорары. Успех – это всегда гонорар. И это замечательно. Но беда в том, что творческие люди, люди искусства, не умеют распоряжаться своими деньгами, не умеют их преумножать, не умеют заставлять деньги работать на себя. Честно говоря, и я не умею. Вернее, не умел, пока не узнал о существовании компании MMCIS и не познакомился с управляющим трейдером Константином Кондаковым. Теперь мы работаем вдвоем: я – сам по себе, а мои деньги – в компании MMCIS. И скажу вам честно: жить стало лучше, жить стало веселее, чего и вам желаю. Присоединяйтесь.
Веденеев: Огонь, да, друзья? Присоединяйтесь к этому кидалову на миллиард долларов. Все скажу, как всегда, жестко. Наеб***во в чистом виде. Если спросить напрямую, можете поискать видеоролики в интернете по поводу звезд, которые рекламировали MMCIS компанию, что в Украине, что в России. Все, как один, отрицают следующее, что мы никогда не вкладывали в подобные пирамиды-компании деньги, ничего общего с ними не имеем. Им простой вопрос задают: ребята, а чего ж вы тогда рекламировали и призывали всех вкладывать туда деньги? Где у вас реальный факт вашей работы?
Алексей Гряцких: Не менее прекрасный маркетинг был у MMCIS. Когда ты притаскиваешь Чехову, все смотрят на ее сиськи и даже в это время не думают, что ваши деньги по традиции будут либо украдены, либо просраны, либо еще каким-то образом испарятся.
Веденеев:
Вот если опять же вы посмотрите, скажем, так, мой канал и на моих клиентов, отзывы о моей работе. Пусть это сейчас будет реклама, понты и все остальное. Но, ребята, у меня, единственного в этой стране, эти люди настоящие, с настоящими результатами. Любой человек, имеющий связи, может проверить достоверности этих данных. А вот это – это просто, ребята, в чистом виде накалывание, нае**ка. И я не знаю, сколько заплатили денег этим людям, чтобы они нас всех с вами дружно обманывали. Каждый из них это видит следующим образом. Ну, свой мир, своя пелена. Это некая проба на роль определенную. Эти пробы прошли и все. Ни один артист деньги в эти компании не вкладывал. Им просто заплатили за то, чтобы они так сказали. Я уже не говорю про то, как они проститутски себя ведут. Это их личный выбор.
Алексей Гряцких: Потому что когда ты рекламируешь какую-то вещь, в большинстве случае по контракту ты этой вещью обязан пользоваться. То есть если Тайгер Вудс рекламирует часы какие-нибудь, то он эти часы носит. Если Бритни Спирс рекламирует «Пепси», если я не ошибаюсь, она пепси обязана пить. Если после этого у Бритни Спирс полжелудка отвалится, это ее уже персональные проблемы. Она обязана пить пепси. И, более того, я уверен, что они все-таки совсем явное дерьмо рекламировать не будут потому, что все-таки за это дерьмо ты будешь, так или иначе, отвечать. Имеется в виду, своим здоровьем, своей репутацией или еще так далее. Если ты рекламируешь автосалон, то, скорее всего, в этом автосалоне ты купил машину или обслуживаешься. Но что хотелось бы узнать у уважаемых звезд, которые рекламируют те или иные финансовые услуги. А держите вы ли эти деньги в этом рекламируемом банке, в этой рекламируемой инвестиционной компании, в форекс-компании, мать её или, не дай бог, бинарных опционах? Или ваша аморальность настолько высока, что вам посрать. Что, я понимаю, когда Алексей Кортнев, когда рекламировал магазины «Фамилия», он не факт, что носил эти вещи. Но, в принципе, мы можем допустить. Да, тем более, что гонорар у него тогда был не очень большим – порядка 10 000 долларов, что, мягко говоря,…ну, за десятку, да, наверное, я бы все-таки шмотье «Фамилии» не стал бы носить. Но все-таки возникает вопрос: ладно, это шмотье. Вы можете его носить, можете не носить, можете носить только дома, где никто не видит и как бы формально вы соблюли некие правила приличия. Но когда вы говорите, что мои деньги в форекс-компании, то, ребята, а неплохо бы показать счет или как-то доказать, что ваши деньги реально там. Потому что если у вас денег нет, то это намеренное введение в заблуждение потребителя.
Веденеев: Но, друзья мои, я, честно говоря, до сих пор не понимаю, как те люди, которые участвуют в рекламе и в продвижении определенного вида продуктов и услуг, которые потом оказываются, фактически, уголовными и незаконными. Почему они вместе с этим продуктом и с этой компанией не несут ответственность за такую херню?  Потому что, зачастую, только благодаря этим людям эти компании осуществляют свои высокобюджетные мошеннические и незаконные действия, с которыми, честно говоря, и мне приходится периодически иметь дело с последствиями. То есть я разгребаю вот подобного рода геморрой. Всегда людям говорю, ребята, какой бы там человек не был, ну, собственно, если нету факта реального, да…
Алексей Гряцких: Выходит звезда, и ты ей веришь. И даже если тебя там противопоказания и предупреждения, все эти соглашения о рисках напишут, ты смотришь и млеешь. Как вот американская реклама Виагры, как она сейчас выглядит? Тебе показывают грудастую бабу и 30 секунд рассказывают противопоказания. Но ты эти 30 секунд не считаешь их потому, что ты смотришь на бабу. И происходит то же самое здесь.
Веденеев: Ну, что, поговорим про эту блондиночку, которая преподает себя очень дорого. Доверяю, пишет она, Елена Летучая, которая ищет грязное белье, всякое говно на разных кухнях, ресторанах и прочих гостиницах, решила в это дерьмецо уйти с головой. Поэтому на фотографии я вижу её в очках и, наверное, неспроста. Все-таки, когда по лицу стекает столько, все-таки надо какое-то обозрение видеть. Что мы с вами, друзья, видим? Компания «Teletrade». Чтоб вы знали, друзья, я в бытность свою, работая еще в одной компании, чье имя называть не будем, был у нас как-то сотрудник, который работал в этой компании, «Телетрейд». Так вот, ни одной котировки с реальными котировками никогда не совпадали. Вообще. И даже по сегодняшний день тупо возьмите, откройте терминал «Quik» или любой другой реального брокера фондового рынка и откройте любой терминал или даже какой-нибудь демо компании «Teletrade». Вы будете на той же самой, допустим, валюте или каком-нибудь сырье видеть разницу в большом количестве пунктов. И вот скажите, пожалуйста, как, собственно говоря, компания «Телетрейд» сможет помочь вам в обучении и в освоении такого сложного предмета, как фондовый рынок и финансовая грамотность?
Алексей Гряцких: Если вы посмотрите договора клиентские в различных европейских, американских, английских форекс-компаниях, то вы найдете два прекрасных пункта. Ну, точнее, это обычно один пункт. Просто он может называться по-разному. Либо это соглашение о рисках, либо предупреждение о рисках, либо это называется конфликт интересов, где вам подробно расскажут как вас вые***ут. Ну, это вы, естественно, запикаете. Или попросту трахнут, обманут, спишут ваши деньги, выдадут деньги кому-нибудь эти под залог, под обеспечение, переведут в счет покрытия долгов, короче, вас поимеют. В российских компаниях это немножко по-разному бывает. Вам могут это просто не написать. Но в некоторых случаях на вас вообще оформляют договор займа, типа 50% годовых. Понятно, это подразумевается то, что компании через 2 года не будет и на Каймановых островах, соответственно, её основатели, а вы с голой жопой здесь, в стране. И у вас все хорошо.
Веденеев: Звезда популярного телевизионного шоу, выступающая в защиту прав потребителей розничных услуг, является официальным лицом группы компаний «Teletrade» в России. То есть она заведомо похоронила себя, как личность, борющуюся за права нас, потребителей. Потому что стала не просто лицом, но и жопой, которую будут трахать все недовольные клиенты эту ужасную компанию. Ребята, каждое слово, которое я говорю, я знаю, о чем говорю. Потому что проблемы, связанные не только с этой конторой, но и со многими другими. Я с ними имею дело каждый день со многими из своих клиентов и партнеров.
Алексей Гряцких: Благосостояние наших звезд, скажем так, транслируемое из экрана и то, которое на самом деле, оно очень часто очень разное. И именно поэтому люди, которые должны по-хорошему, зарабатывать вещами, связанными напрямую с их профессией – съемками в кино, на телевидение и так далее, и так далее. Или съемками в рекламе, но не настолько постыдных  вещей, как то, что мы видели, то, по идее, им должно хватать на жизнь. Но такое ощущение, что, как вот сказал господин Ярмольник, у актеров, я не знаю, спортсменов, еще что-то, телеведущих – у них с финансовой грамотностью несколько сложно. Деньги куда-то все время быстро заканчиваются, а жить хочется хорошо, красиво. Тем более, обязывает профессия потому, что если ты будешь выглядеть как нищеброд, тебе скажут, ну, блин, дружище, давай мы тебя на красную дорожку пускать не будем, поэтому давай там, новое платье, новый костюм, новые какие-то аксессуары, новые часы, еще что-нибудь. И на все это нужны деньги. И ты вот начинаешь суетиться и думаешь, блин, а может все-таки разок один жопой-то торгануть?
Веденеев: Читаем дальше. Её активная жизненная позиция… И самое главное, друзья, я когда вижу вот этот вот «добросовестное отношение к работе полностью соответствует ценностям Телетрейд». Вы понимаете, какая аналогия. То есть если ее добросовестное отношение к работе равняется вытряхиванию, вытрахиванию и, собственно говоря, нае***ву со стороны компании «Телетрейд» по отношению к клиентам, если оно прям равняется, то, ребята, это, конечно, страшно. Это, конечно, страшно. Тогда я в этом отношении полностью тогда встаю на сторону, собственно, ресторанов и прочих магазинов, где Летучая пытается проявить свой потребительский гнев.
Алексей Гряцких: Даже если ты набираешь в интернете слова «Teletrade кидает», «телетрейд не платит», «телетрейд кухня», «телетрейд обманывает». Или «это форекс-кухня» или еще что-нибудь кидает, или «бинарные опционы развод», или еще что-нибудь. Или «MMCIS кидалово», а этого в изобилии, просто в изобилии от реальных людей, которых кинули на бабки, которым не дали их эти деньги вывести со счета и так далее. Этих людей много. Но ты смотришь на эту звезду и думаешь: ну, блин, ну ведь вот он же, вот она же – это, конечно, отменная работа маркетологов. Потому что все то говно, реальное говно про компании, они таким образом компенсируют. Потому что не могут же заблуждаться столь уважаемые и столь известные люди.
Веденеев: И наконец-то, я хочу сказать. Мне кажется, для нее выпал единственный шанс в жизни реализовать то самое свое образование финансиста, путем присоединения к такой компании как «Телетрейд». И став его лицом и жопой, наконец-то осуществить свою горячую мечту студентки, которая получала образование финансиста. «Поддерживаю эту инициативу и делаю выбор в пользу Teletrade». Она еще не знает, что она поменялась местами сейчас в своей программе, присоединившись к этой компании.
Алексей Гряцких: А вот это все, что мы видим – основа финансовой грамотности, я финансистка по образованию. Блин, черт побери, если ты финансистка по образованию, какого хрена ты бегаешь по ресторанам? Это чего, реально прикольно?
Дмитрий Дибров: Это интеллектуальное шоу «Кто хочет стать миллионером?» и её ведущий Дмитрий Дибров.
Веденеев: Дмитрий Дибров всегда задавал этот вопрос. И, видимо, сам себе ни разу его не задавал потому, что жизнь, видимо, его так побила, что он решил одеть желтый галстук и представлять компанию STForex. Ну, собственно, вот мы с вами и видим, например, в ВКонтакте. «С нами надежнее!». Представляете, да, что здесь происходит? То, что в основу своей деятельности компания кладет сотрудничество с клиентами. Дальше, внимание, тут просто зашкаливает уровень интеллигенции. «Интеллектуальное образование в сфере финансовых рынков». Видимо, интеллектуальное образование в сфере финансового рынка – это основа своей деятельности она берет, то есть интеллект. «Человек (вдумайтесь), который действительно хочет стать миллионером, обязательно выберет сотрудничество с компанией, надежной во всех отношениях». То есть программа «Кто хочет стать миллионером?» полное говно и надежности никакой не имеет. То есть расписался в собственной несостоятельности. Тире – выразил уверенность Дмитрий Дибров. А теперь, помимо вот этой вот высокопарной информации, мы с вами видим ролик на Youtube, который прям жжёт. Прям жжёт.
Дмитрий Дибров: Меня зовут Дмитрий Дибров. Главное для меня в жизни – надежность. Именно поэтому я выбираю брокерскую компанию STForex. STForex – зарабатывай с умом.
Алексей Гряцких: И с одной стороны нам рассказывается про защиту инвестора, НАУФОР нам выдает какую-то прекрасную анкетку, которая на хер никому не сдалась, которая тоже должна защитить инвестора. А с другой стороны нам говорят что? Надежность, форекс-брокер, причем, слово «брокер» форекс-компания не имеет право использовать по текущему законодательству. Но, как мы видим, всем посрать. И ЦБ, который, по идее, должен осуществлять надзор за этим, ему тоже как-то, видимо, не до этого в текущий момент.
Веденеев: Видимо, дела у Диброва совсем жопа, раз он одевает желтые очки с желтым галстуком. Друзья, STForex, ну, у меня до сих пор простой и обычный обывательский вопрос: почему эти люди не несут юридическую прямую уголовную, административную ответственность вместе с теми продуктами, с теми компаниями, которые они рекламируют?
Алексей Гряцких: Ведь, по большому счету, что такое Форекс? Это еще немного и продажа наркоты. По уровню аморальности, которая на текущий момент, более аморальной, чем Форекс… Это понятно - всякие бинарные опционы просто откровенный финансовый лохотрон, но, в принципе, продажа наркоты стоит недалеко. Дальше только уже там, не знаю – реклама борделей, где дети, где можно трахать детей и так далее. Я не удивлюсь, что если экономическая ситуация в стране станет хуже и когда форексные компании, соответственно, будут испытывать проблемы с притоком средств населения. А бордели – они же вечные и наркота – она же вечная. Я не удивлюсь, что мы как-нибудь увидим какого-нибудь из уважаемых ведущих с рекламой спайсов, например. Ну а чё, это же расширяет сознание. Очень удобно в наше тяжелое время, когда кругом разруха, у тебя в голове счастье. Или там, окей, не можешь позволить себе женщину, ну купи себе ребенка. Плохо, что ли? То есть вопрос в том, что уровень аморальности этой вещи, он настолько высок и настолько он граничит с явным мошенничеством, что хочется задать вопрос: ребята, вы как бы ну вот, как, головой вообще думаете или нет?
Веденеев: Скажем так, ну, вот пьете вы там, я не знаю – кока-колу. Кто-то отравился, например. Или ешьте вы еду в Макдональдсе. И тоже она на вашем здоровье, допустим, сказалась неправильно. Но вы, допустим, прорекламировали Макдональдс или кока-колу. Вопросов нет – вы же этим продуктом пользовались? То есть реально его пили хотя бы в кадре. И, может быть, даже иногда его и едите. Но если вы снялись в рекламе, и говорите, я там обожаю, жру чипсы и сосиски и так далее, но в жизни этого не делаете, то, получается, это обман. Потому что вы не снимаетесь как актер. Заметьте, вы не снимаетесь как актер. Вы не снимаетесь как вымышленный герой, персонаж или какой-то там герой или наоборот, антигерой. Они все во всех этих рекламах, слоганах, программах, заманиле, они все участвуют, как они есть. Они рекламируют продукт от своего лица. От своего лица, понимаете? Я могу понять, когда они это делают на своем собственном Youtube-канале, своей социальной сети – Facebook, ВКонтакте – я ничего против не имею. Это их личное право, Инстаграмм, пожалуйста, они могут выкладывать. Но друзья мои, когда они на федеральном канале, а федеральный канал – это уже, фактически, общественная организация, которая вещает на всю страну, они заявляют от своего лица, что они делают, что они рекомендуют, и какие они якобы результаты получают. Но это не соответствует правде. Это вранье. Это называется мошенничество в прямом виде – мошенничество. Опять задаю вопрос. Какого хрена эти твари не заплатили, например, очень дорогие штрафы, не выполняют какие-нибудь общественные трудовые работы. В конце концов, не сидят в тюрьме за то, что они рекламировали. Та же самая компания MMCIS, напомню, друзья, миллиард долларов, в России. В Украине я даже не хочу считать, но сумма сопоставимая. И как это можно понять, друзья? То есть людей кинули, обманули. То есть уголовное преступление налицо. Это даже не 300 тысяч рублей какие-то, а это миллиард долларов. Но ни Ярмольник, ни Чехова, ни другие персонажи не несут за это ответственность.
Алексей Гряцких: И если, конечно, когда-нибудь, не дай бог, дойдет ситуация до наркоты и борделей, то все-таки хотелось бы, чтобы эти актеры-ведущие были честны с собой и в кадре, например, употребил ЛСД – вот, показал, штырило нормально. Пошел, трахнул ребенка – тоже все нормально. Но чтобы честность. Ведь уже, давайте, как бы, если мы аморальны, то хотя бы будем честные. А так, что получается? Я, типа, держу деньги в форекс-компании, но держу ли я их по-настоящему или нет – неизвестно. Я держу деньги в этом-то банке, но на самом деле, есть ли у меня там счет или нет – неизвестно. Я там, не знаю, пользуюсь таким-то шампунем и еще что-нибудь, а на самом деле, я его видал в гробу. По большому счету, это ведь наглое вранье и введение в заблуждение. Ребята, давайте, будем немножко честнее.
Веденеев: А спросите просто себя, уважаемые журналисты, или их друзья, знакомые. Я знаю, что у этих людей есть, у каждого из нас есть окружение свое, где есть друзья, действительно, знакомые, многоуважаемые люди, состоятельные люди, интеллигентные. Я хочу сказать, вот после такого говна как вы можете вообще общаться друг с другом? Вы считаете до сих пор друзьями? Это все равно, чтоб было понятно - все эти артисты, ведущие, они себя очень классно, пафосно ведут. Осуждают, не знаю, там, проституцию, наркоманию. При этом ведут себя, как наркоманы и как проститутки. Все, что они делают в мире финансов, это предлагают нам наркотики, говоря о том, что, ребята, наркотики – это круто. Жизнь стала веселей, интересней – вообще, супер. Зашибись, да? Только за пропаганду наркотиков их бы посадили в этой стране, пожизненно. Но, к сожалению, государство, которое основано на распиле госбюджета, воровстве, откатах, коррупции – это нормально. При этом, эти же самые персонажи всю эту деятельность осуждают публично и также публично в ней охерительно участвуют.
Алексей Гряцких: И, соответственно, возникает вопрос. Ребята, первое. Держите ли вы там деньги? Покажите, что ваши счет реально там. И второе. А какие результаты на этих ваших счетах? Потому что когда вы рекламируете форекс-компанию – мы деньги, надежность, еще что-то. Окей, а statement вы собственный можете предъявить? Ну, вам же доплатят, компания там не бедная, скорее всего. То есть ну, за statement вам там замажут – имя, фамилия, отчество оставят, номер счета замажут и так далее. Ну, покажите, сколько у вас было, сколько стало. Или там было, условно, 100 рублей, а стало 200 – ну, окей. Так тоже бывает. А если вы не можете светить результаты свои по счету, тогда хотя бы скажите, на что вы эти деньги планируете потратить или уже потратили. Ведь вы же…вы отнесли деньги в какую-то компанию, вы отнесли деньги в какой-то банк, инвестиционную компанию, еще что-нибудь. На что вы эти деньги потратили? Вы же их не пробухали или там не купили себе собаку, чтобы погонять ее на заднем дворе, снять это видео и потом отправить на Life.ru, подняв, таким образом, свою популярность. Думаю, что нет. Вы, может быть, на это сняли фильм, на эти деньги, которая заработала вам эта компания, которую вы рекламируете. Ведь вы же не понесете, по идее, деньги туда, где вам не заработают. Конечно, вы понесете туда, где вам заработают. И вот это заработанное вы могли потратить на фильм, на автомобиль, на новый дом, на перевоз родителей из какого-нибудь дальнего уголка родины сюда, купить им квартиру в Москве, как это сделал один из известных людей в шоу-бизнесе и он большой молодец. И он об этом может сказать. Скажите об этом. Тогда будет понятно, тогда будет опять же честно и по отношению, в первую очередь, к вашим фанатам, к вашим друзьям, знакомым. И, в конце концов, к потребителям услуг той компании, где вы торгуете лицом. Что будет понятно, что да, о*кей, вы не можете светить деньги, но вы реально заработали и потратили туда. И я хотел бы, на самом деле, обратиться к тем людям, которые являются поклонниками творчества Лены Летучей, Леонида Ярмольника, Анфисы Чеховой, Дмитрия Диброва. Если вы их поклонники, подойдите на каком-нибудь их концерте, творческом вечере, не знаю там, посиделках в кафе каком-нибудь. Еще что-нибудь – на съемках, в конце концов. Подойдите и спросите: а вы реально пользуетесь ли этими услугами этих компаний? Если да, то какие результаты? И если они вам скажут, что нет, на самом деле это все реклама, то не забудьте это записать на диктофон, на телефон и так далее. Выложить, чтобы все понимали разницу между рекламой и реальной жизнью. Грубо говоря, между пи***жом и реальной жизнью. И правдой.
Веденеев: В общем, друзья, имейте свою голову на плечах. Удачи вам!

Читать полностью

Ликбез по алгоритмической торговле для инвесторов и экономистов на базе Dodge Ram и Mercedes CL

Так, чего, поехали, да? Ну, что, всем привет, друзья-товарищи! Надеюсь, антураж этого места должен вызвать у вас, как минимум, улыбку, ну а потом немножко и смех. Здесь безумно жарко, я только что с улицы. Вот это вот все в стиле, вот это арочка Евгения Онегина, я бы так сказал. Чего я сегодня вообще решил-то с вами потрындеть по делу. В общем, все, как всегда – сегодня поговорим с вами о деньгах, по теме. И, давайте, я уже куртку сниму, а то жарко, капец. Сегодня я хотел бы затронуть нашумевшую статейку господина Мовчана. Честно скажу, я не очень хорошо знаю этого человека, но пару его интервью я видел, опять же, не по телевидению, а по интернету. И, в принципе, мне эти интервью понравились потому, что человек в каких-то вопросах, довольно, хорошо разбирается. Видимо, как специалист в этих вопросах. Но вот тема-то сегодняшняя, вот, интересная – это алгоритмический трейдинг. Ну, что, вот смотрим на статью. Ё-моё, даже полоса прокрутки здесь менее двух миллиметров на телефоне. Я вот все мотаю, мотаю, ё-моё, а комментариев еще полно. В общем, друзья, не буду даже заморачиваться на конкретизации этой статьи. Её, довольно, хорошо разобрал уважаемый мной человек в мире финансов. Как они получили прозвище вместе со своим коллегой – это «Каннские львы», Горчаков. Посмотрите, пожалуйста, его статью, в которой он детально разбирает, он очень любит все вот эти сложно-технические темы. Вот там очень хорошо все разобрано. Но самое главное что, друзья? Здесь конкретно был наброс на индустрию в целом. Вы помните одно из моих видео, в котором я, в принципе, делал неоднозначные высказывания. Но всего лишь, опять же, высказывал свою точку зрения и свое мнение на основе своего опыта. Это касается Форекс и форекс-дилеров в нашей, конкретно, стране. И не только связанная с Форексом, но и с людьми, которые его беспощадно пиарят, причем, обманывая нас с вами. Потому, что не являются ни их клиентами, ни чем подобным. Здесь же у нас пошел следующий этап, то есть алгоритмическая торговля. И ее хотят причислить к такому же злу, как, типа, бинарные опционы, а-ля Форекс. То есть, типа, алгоритмическая торговля – это тоже все страшная тема. Основателем, такого, скажем, отношения сейчас в нашей стране, формирования отношения, является как раз господин Мовчан. Значит, что там интересного по поводу наших бедных и несчастных алготрейдеров и их алгоритмов? Человек предполагает, что индустрия, в принципе, нацелена и настроена на то, что нужно найти там один хороший трейд. То есть один хороший алгоритм, который заставит всех быть счастливыми и зарабатывать постоянно. Честно говоря, я не понимаю, откуда такое мнение и непонятно, почему обязательно большое количество контор должны обязательно сливаться, а другие конторы должны всегда зарабатывать. Вот это я не понимаю, откуда, по одной простой причине, что даже американские, допустим, если инвесторы, говорить. А я сейчас буду говорить о нескольких разных вариациях по рынку потому, что я, к сожалению, статей, кроме вот этих общих фраз, которые, к сожалению, к действительности мало имеют какое-либо отношение, я ничего там не увидел. И по-чему там 2000 лайков и все такие: да-да-да, алготрейдинг – это такое же говно, как и Форекс, я понять не могу, к сожалению. Потому что, допустим, в США инвесторы, зачастую, делают выбор следующий. Они смотрят  предыдущие года работы того или иного хедж-фонда. И если, допустим, этот хедж-фонд, допустим, за 4 года показал положительную динамику, например, у него 2 года была прибыль, а, допустим, третий год у него был убыток. И вот наступает четвертый год, допустим, когда он сейчас начинает работать. Как правило, большая часть инвесторов делает выбор в пользу как раз того самого хедж-фонда, который прошлый год показал плохие результаты или отрицательные, но перед тем отрицательным годом у него была хорошая статистика. Вопрос: почему они так делают? Да потому, что все банально просто, друзья-товарищи. Если вы заняли первое место, вы срубили в этом году, вы расслабляетесь, вы празднуете победу. А те, кто не получил первое место, не дошел до финиша, он, скажем так, попу рвет ради того, чтобы в следующем году доказать, что он имеет право на то, чтобы находиться среди победителей в этом рынке, в этом сегменте. Поэтому, как показывает практика, именно так и происходит среди тех хедж-фондов, у которых достаточно длинные истории и те, кто работает достаточно длительное время. На самом деле, в том же самом, скажем так,  западном мире, в Америке, доходность до 10% годовых, она считается реально крутой.  Я не понимаю, почему прозвучала там такая фраза «Те, кто поумнее, показывают 7-8%». Не могу понять. Потому что на американском рынке могут ребята срубать и 60 и 50%. Это могут быть роботы или наоборот, руками. Не могу понять, почему не допускается множественность вариантов. Ведь алгоритмическая торговля, она не связана с одним-единственным хорошим трейдом. Там работает робот, и он всего лишь следует опре-деленным параметрам и определенным правилам. Это хорошо, когда эмоции не меша-ют, скажем, так, зарабатыванию денег. Где ваше мнение, ваши тараканы в голове не участвуют в процессе дисциплинированного зарабатывания или наоборот, сливания денег. Почему? Потому что робот может быть и не зарабатывающим. И цель его, может быть, не зарабатывать, а реально сливать деньги. Такие тоже роботы есть и спрос на них тоже, пусть небольшой, но тоже есть. Так вот, опять же, я возвращаюсь к господину Мовчану. Как я понимаю, у него был опыт работы в разных компаниях, в том числе и крупных. По-моему, это была «Тройка Диалог», по-моему, «Ренессанс». И последняя, по-моему, «Третий Рим». Честно говоря, не знаю, как эти конторы вообще как-либо связаны с каким-либо алготрейдингом. У меня есть личный опыт создания алгосистем, в которые я сам вкладывал деньги, мои партнеры вкладывали деньги. Это не значит, что мы все время зарабатывали или мы все время теряли деньги. Просто у меня такой опыт был. Потому что любой хороший программист – это не значит, что он очень хороший трейдер. И наоборот - любой крутой трейдер – это не значит, что он замечательный программист, физик или математик. Потому что алготрейдинг, на самом деле, вырастил свои ноги отчасти от ручного трейдинга. Почему7 потому что, ну, человек просто задолбался постоянно сидеть за графиком, у него жизнь вся проходит мимо. И он захотел какие-то процессы, скажем, в его голове, определенные, механические, нудные, занудные – а трейдинг вообще дело занудное, в принципе. Потому что вы должны выполнять много определенных действий однообразно. Вместо себя там поставить робота, который, не знаю, там, будет выбирать определенный объем акций. Ну, вы там делали это раньше вручную, теперь робот это делает за вас. Он вам подготавливает список акций. Дальше вы уже принимаете решение, что с ними делать. И эти решения, допустим, у вас тоже, достаточно, просты: здесь покупать, здесь, допустим, продавать, если объем такой-то или такой-то. Тоже самое, можно это все запрограммировать и, в принципе, поставить отчасти на автопилот. Но как мы с вами знаем, рынок периодически меняется, меняются правила игры в той или иной стране. Опять же, политика туда вмешивается. А значит, вам, как обычному механику, нужно там подкручивать какие-то моменты, связанные с настройкой робота. Мне кажется. Господин Мовчан вообще мало какое отношение имеет, в принципе, к алготрейдингу и к программированию, как мне кажется. Потому что человек, который имел бы опыт в этом, допустим, хотя бы 3-4 года, он бы такие безграмотные вещи не писал. Потому что, все-таки, когда тебя слушает, читает большое количество людей, не обязательно они могут быть сведущи в каких-то вопросах, но их много. Таким образом, можно формировать и множить ту самую финансовую безграмотность, которой в стране нашей и так много. И тут я с господином Мовчаном абсолютно согласен. Но почему цель алготрейдинга в его понимании – это один хороший трейд, как у любого трейдера. Ну, как бы, бред. Ты либо сидел рядом с трейдером, не знаю, лет 20-15, либо ты сам что-то делал. Для того, чтобы это понять, иметь просто послужной список – я работал там, в «Тройке Диалог», в «Третьем Риме» и так далее, недостаточно. Потому что в этих компаниях работают и люди, которые разносят кофе, и люди, которые убираются или наоборот, занимаются технической поддержкой оборудования какого-то. Поэтому просто говорить о том, что я там работал и, значит, во всем разбираюсь, ну, тоже будет некомпетентно и неправда. Господин Мовчан пытается просто там перетянуть часть лояльной и денежной аудитории к себе. Куда, я, правда, не знаю в виду того, что, как я понял, он уже нигде не работает, ни в каких из этих финансовых учреждений, а свой собственный бизнес, я чего-то не видел, чтобы он привлекал деньги в ДУ или еще что-нибудь в этом роде. Когда очень много вопросов и спичей по поводу легальности и прочих вещей, но он говорит о том, что у меня доход-ности по 7-8%. И еще в каком-то из постов намекал, что это умный, типа, подход. Вот я не знаю, чего здесь умного, я не знаю, чего здесь, на самом деле, крутого в валюте. Потому что если ты говоришь, что да, я что-то умею делать, в подтверждение этого должна быть какая-то информация. Ну, например, там, брокерский счет где-либо зарегистрированный. Что так какое-то движение было. Или показать там счет, на котором ты работаешь. Неважно там, он будет рабочий компании или твоего друга. Но, опять же, это как обыденность, то есть это как обязаловка определенная. Потому что как понять, чего ты умеешь делать? Надо что, посмотреть на твои часы или на кредитованную машину? Ну, это как бы ни о чем. Нужен факт, какой-то там юридический документ, финансовый. Ну, или, в конце концов, благодарный человек, который…или благодарная компания, которая говорит, да, спасибо, мы благодаря какой-то компании или господину Мовчану заработали денег. Все, вот, супер-пупер. Тогда я понимаю, как можно воспринимать точку зрения такого человека или такой компании. Но, друзья мои, допустим, вот если рассматривать последнее место работы господина Мовчана, «Третий Рим», так называемая «инвестиционная компания». А я, в бытность свою, когда принадлежал еще к штату определенных сотрудников определенной корпорации компаний, у меня было простое задание. Найти для нескольких крупных клиентов какую-то альтернативу в плане диверсификации. Я был, в том числе, в «Третьем Риме», друзья мои. Вот кроме понтов я не услышал то, что мне нужно было. Я говорю, ребята, какой риск, какая стратегия, на чем торгуем? Я ничего этого не услышал вообще. Более того, я нигде не мог найти тупо данные о доходности. Понимаете, в нашей стране все любят писюнами меряться. Какими? У нас 200 миллиардов долларов или 200 миллиардов рублей в управлении. Зашибись. Ребята, вы на этих 2000 миллиардов чего-нибудь заработали за прошлый год? Ну, покажите хоть какую-то доходность, я не знаю – 1% от 200 миллиардов, хотя бы. Потому что за-чем вы нужны, гребаные инвестиционные фонды или компании, когда я могу эти же самые деньги, не знаю, в самый вот этот зеленый пахучий, не нравящийся мне банк Сбербанк положить деньги и получить сколько? 7% в рублях. А в виду того, что у нас валюта совсем недавно упала, так я вообще могу быть красавчик, нифига не делая, просто положив деньги банк. Вопрос: тогда зачем нужны те же самые – господин Мовчан или кто-то другой? Потому что он зарабатывает 7% в валюте. Хорошо, сколько он там зарабатывает? Какие объемы? На каком рынке? Что, где, как? Мне вообще не понятно. Если бы, допустим, человек планомерно подготавливал свою аудиторию к тому, что он хочет сказать или что сделать. То есть о чем я говорю? Это определенная финансовая грамотность. Как я во многих своих видео рассказываю, какие нужно вопросы задавать, что нужно делать, прежде, чем сделать выбор в ту или иную отрасль или компанию. На что вы должны обратить внимание. И только потом какое-то решение принимать. Здесь же человек пишет, что, ребята, все алготрейдеры - мудаки, они такие же чуваки, как с бинарными опционами, форексники – все, короче, рано или поздно, всегда сольются. Я не знаю. У меня такое ощущение, что человек сам потерял до хрена денег на рынке или, собственно, у него был отрицательный опыт работы с ка-ким-то алготрейдером. Но что такое алгоритм? Это какая-то схема действий, которую всего лишь может делать робот. Но и человек тоже самое делает. Просто его заменяют на механические функции, которые не обладают эмоциями. Потому что, не знаю, устал ты, заболел – ты какую-то кнопку не нажал. А алгоритм это сделал. Причем здесь, я понять не могу, алгоритмическая торговля вообще, в принципе, или математика с физикой? Причем здесь вообще, скажем так, точные науки? Это всего лишь, тупо, инструмент. А пользоваться ты им умеешь или не умеешь – это уже проблема человека. То же самое – это как сравнивать, допустим, с автомобилями. Есть автомобильная индустрия очень большая. Скажите мне, пожалуйста, что, очень мало людей погибает за рулем автомобилей или в качестве пассажира? Да до хрена – сотни тысяч людей каждый день. Внимание, вопрос: чего, от этого стали меньше пользоваться автотранспортом или автомобилями? Их перестали покупать, они же опасны для жизни. Это также, как с сигаретами. Они гробят наше здоровье, они нас убивают. Беспредел! Окей, чего тогда: не жить, не ездить на машине, не курить, если человек начал с детства курить? Нет же, все равно курят. Все равно ездят. Правильно? Правильно. Почему? Потому что это всего лишь инструмент, которым ты начинаешь распоряжаться, что-то делать и это может приносить тебе удовольствие, может не приносить. Это уже твоя личная задача, твоя личная проблема. Вы должны понимать, что в природе существует достаточно большое количество разных роботов, алгоритмических систем, алгоритмов. Точно также в природе существует масса автомобилей. И предназначены они для совершенно разного, скажем так, катания. Да, у них принцип у всех один и тот же, также как и у роботов. Это что-то автоматизирует, какой-то процесс. В нашем случае – это зарабатывание денег на фондовом рынке, например. В случае с автомобилями – это доставка из точки А в точку Б. И вот в сравнении с машинами я вам немножко попытаюсь рассказать о том, как могут работать роботы и как они между собой могут отличаться, различные алгоритмиче-ские системы. Допустим, есть HFT-системы. Это, так называемые, это высокоскоростные роботизированные системы, которые совершают большое количество сделок в течение нескольких секунд. Они могут быть капиталоемкими, например, очень большое количество капитала переваривать. Могут также маленький только капитал переваривать. Они могут, как зарабатывать деньги, так и сливать. Собственно, они могут точно также просто генерить комиссионные, а вы, как физическое лицо, допустим, заключили с каким-либо брокером, допустим, типа агентского соглашения и брокер делится с вами частью какой-то комиссии. Вы можете поставить себе такого робота, который тупо генерит комиссию. Допустим, он ничего не сливает, но и ничего не зарабатывает, но очень делает большие обороты и, соответственно, делает классные комиссионные. Собственно, точно также с автомобилями. Какой-то автомобиль едет, какой-то не едет, какой-то вообще непонятно: что он едет, что не едет – без разницы – нужен какой-то автомобиль. Ну, вот, допустим, если мы говорили с вами сейчас об РАЕ – высокоскоростных роботизированных системах – вот я вам покажу такой автомобильчик. Называется он Mercedes, моделька SL 500. Типа классический авто, но не совсем. Знаете, как в роботах есть некоторые параметры, которые вносит создатель этой алгоритмической системы, или трейдер, который придумал эту идею. Также и в этом автомобиле – не все так просто. С виду это обычный авто, у которого, типа, по паспорту 388 лошадей. Но на самом деле это машинка совсем не такая. Во-первых, она обладает гораздо большим количеством лошадей – от 600 до 700, примерно. Но вся мощь мотора у нас не идет на задние колеса по одной простой причине, что здесь стоит классическая коробка 7g-tronic. Видите, как много я всяких сложностей вам говорю. Точно также и роботы, для многих тоже могут быть сложностями. Но вы должны понимать, что, допустим, это Mercedes, это классическая марка, которая комфортная, красивая – все дела. Но самая главная фишка, что также как HFT-трейдинг или HFT-роботы, они могут быть быстрыми – в течение нескольких секунд совершать большое количество сделок. Точно также и Mercedes, как автомобиль, может ездить достаточно быстро. В принципе, больше 250 километров в час эта машина едет. И она изначально была для этого, в принципе, создана – для того, чтобы гонять на автобанах. Соответственно, в любом высокоскоростном роботе есть определенные, допустим,  настройки, на какое-то количество лотов, например, в стакане. Он может там перепрыгивать с лота на лот достаточно быстро. Точно также, в принципе, и этот автомобиль – он тоже способен ездить по разным поверхностям. Но, конечно, его стихия, это, в основном, асфальт. Но если где-то не очень хорошая дорога, например, он способен поднять сам себя. Тут есть вот такая вот кнопочка, мы ее вот нажимаем сейчас, видите, вот рисуночек такой. Машиночкой показана стрелочка вверх – мы поднимаем машину. Нажимаем, у нас загорается красненький там индикатор, и машина потихонечку начинает подниматься. И, соответственно, после этого, автомобиль способен проехать по не очень хорошей дороге. Ну, там, где, допустим, снежочек или какие-то ямки, или еще что-то. Ну, вот так, собственно, ребята. Видите, не очень хорошая дорога, но благодаря поднятой подвеске мы можем спокойно здесь проехать. Вообще никаких проблем. Сейчас вы могли оценить совсем чуть-чуть этот прекрасный автомобиль, который комфортный для дальних поездок, для асфальта. Но, как и в роботах, есть совершенно разные задачи. Допустим, один генерит комиссию, другой работает с маленьким объемам, а кто-то работает не очень быстро, возможно, медленно. Свершает несколько сделок в неделю, иногда в месяц, а иногда даже в квартал, но работает с достаточно большим капиталом. Также и у автомобилей. Эта машинка, например, ездит по асфальту. А вот эта машинка – она уже может ездить не только по асфальту.  В принципе, она может месить и говно, и, довольно, неплохо. Потому что здесь вот у нас есть лебедочка на большое количество тонн, чтобы тянуть эту машину, если она застрянет в какой-то там  какашке. Здесь есть большие колеса, которые предназначены для грязи. Она еще и приподнята для того, чтобы дорожный просвет был достаточно большой. Ее, наверное, можно сравнить с не очень высокоскоростными роботами. Зато с такими, которые могут тянуть большой объем и даже на неликвидном рынке способны приносить, например, прибыль или генерить большое количество комиссионных, опять же. Ну, что, вот мы на этой большой машинке. Прежде всего, по настроечкам чуть-чуть пройдемся. Мы с вами сейчас проехали до этого на Мерседесе классическом, заднеприводном, очень мощном и скоростным. Здесь у нас есть большое разнообразие, собственно говоря, настроек. Классический 2WD-режим, то есть это чисто задние колеса. 4WD AUTO и, собственно говоря, 4WD LOСK и 4WD LOW. Мы с вами поставим 4WD LOСK – это там, где у нас заблокированы дифференциалы. А это означает, что и передние, и задние колеса будут  крутиться с одинаковой скоростью, не важно, есть зацеп, нет зацепа – они будут грести все равно. Примерно, то же самое я могу сказать про роботизированные системы. Не важно, какой там, соответственно, объем, они все равно будут совершать, допустим, определенные сделки на определенной валюте или каком-то инструменте, подстраиваясь под…видите, даже здесь у нас тоже стоит робот, который отвечает запись происходящего снаружи автомобиля. Так вот, любой из роботов, он точно также может подстраиваться под окружающую торговлю, под окружающий объем, и совершать сделки. Точно так же как в этом автомобиле у нас есть подстройка под то или иное покрытие или под ту или иную манеру вождения. И сейчас мы с вами проедемся по небольшой грязи, скажем так. Вот сейчас мы будем заезжать на эту какашку, и мы сможем здесь проехать, друзья потому, что этот автомобиль, он это делать может. Ну, мы тут сильно не будем месить, тем не менее, вы должны понимать, что этот автомобиль способен ехать по любой грязи, и, довольно, быстро, потому что это внедорожник, который может ездить и по асфальту, и по дороге. Да, он, может быть, не такой скоростной, но, ребята, всегда и на том, и на другом автомобиле, скажу так, можно умышленно похулиганить. Но, как вы понимаете, в принципе, можно вносить те или иные параметры, что в автомобиль, что в тот же самый робот. Если хочется немножко похулиганить, хочется немножко втопить all-in, почему бы не поставить, например, такие настройки. Собственно, чего мы и сделаем тоже в автомобиле. Смотрим сюда. Нажимаем вот эту кнопочку – это, так называемый, traction-контроль, и отключаем его. Отключаем его. Ну и поехали, немножко похулиганим.

    В общем, ну, что похулиганим? А прежде чем хулиганить, что нам надо сделать? Нам нужно отключить трекшн-контроль. Все, горит восклицательный знак, трекшн-контроля у нас нет. Автомобиль неконтролируемый электроникой, то есть мы делаем его более ручным, друзья мои. Более ручным. Точно также мы на роботе можем включить ручное управление – например, «вкл», «выкл» или что-то еще.

    Захотели снова мы вернуть контроль над роботизированной системой. Отключаем ручное управление, возвращаем. Как с машиной, так и с роботами. Чуть-чуть вмешались в его работу, подкорректировали его настройки, все, он начинает сливать. Также и автомобиль, он становится неуправляемым, можно просто в заносе куда-то там врезаться. Но хочется повеселиться, хочется хороший получить там какой-то драйв. Почему бы и нет?

    И каждый, кто принимает решение – вкладывать в того или иного робота, сначала посмотрите, какой робот вам нужен: внедорожник или спортивный, который с большим количеством денег работает, или с маленьким количеством денег. Который быстро способен генерить какую-то прибыль небольшую или тот, который генерит большую, допустим, прибыль, потенциально, но это занимает у него дольше времени. Как и с авто. Вы хотите доехать из пункта А в пункт Б очень быстро или хотите доехать, захватив с собой половин квартиры в кузове. Выбор всегда за вами.

    Над сегодняшней темой мне помогало большое количество людей, мальчиков и девочек, в частности Андрей.
Андрей: Привет, меня зовут Андрей. Вы можете меня помнить еще с большой бородой. Теперь я готовлюсь к лету, ездить на мотоцикле, на который мне помог заработать Александр Веденеев. А также этой зимой он порадовал меня большой красной машиной и великолепным тест-драйвом, который, в частности, вы увидите в этом видео, или увидели.
Веденеев: На заводах уже больше 80% заменяет человеческую силу робототехника. А там, где люди отвертками крутят, мы все время ругаемся, какого хрена: машины чего, в России или в Африке собирают! Потому что там а-ля ручной труд. Это вам не английские спорткары или эксклюзивные машины, где люди там годами, месяцами очень скрупулезно и красиво собирают автомобиль. И называются ручной работой, или кожа ручной работы. Мы же этим восхищаемся потому, что, опять же, есть рукожопые, а есть нормальные люди, которые делают это нормально. Если говорить про те же самые автомобили или самолеты, друзья, уже давным-давно есть автопилоты, которые управляют автомобилями и машинами. Чего, они круче, чем люди? Да, нет, нисколько не круче. Что, они там не могут убить человека или сломаться? Да, блин, могут. Но по статистике, опять же, люди чаще ошибаются за счет своих каких-то эмоциональных моментов, а роботы меньше потому, что они не подвержены эмоциям. Вот и все. Вот есть там продукт алгоритмической торговли, какой-нибудь робот. И маркетолог рассказывает про него сказки. Замечательно. Ну, ты задай вопрос маркетологу: окей, а ты сам это используешь? Да, я это использую. Супер! А можешь показать свои результаты или прям в режиме реал-тайм какую-то торговлю. Ну, типа, там, могу или не могу – это уже вопрос другой. Показать какую-то альтернативу. Если ты делаешь 7-8% в валюте, ну ты красавчик! У меня вопрос: как ты это делаешь, не являясь работником крупной компании, допустим, или, не имея собственный бизнес? Ты выступаешь в роли советника или управляющего, или трейдера. Это все юридически разные вещи. Но человек об этом не говорит. Там в ка-ком-то из посте, звучала такая вещь, что какие-то там, а-ля сопляки, 20-25 лет, пытаются чего-то залезть на то поле боя, в котором господин Мовчан крут, молодец и много лет уже пребывает в ореоле победителя. Что, типа, они неспособны родить что-то стоящее. Ну, честно говоря, я не знаю. И если мы посмотрим на историю много-численных компаний, они все начинались как раз с таких салаг, которые там за спиной больших корпораций, создавали что-то, типа а-ля Стив Джобс, а-ля тот же самый Билл Гейтс и так далее и тому подобное. Я не знаю, чего здесь удивляться, чего бочку ка-тить. Это, мягко говоря, выглядит немножко, по-детски, что ли. И слегка - даже не слегка, а достаточно сильно – безграмотно. Я участвовал в большом количестве теста разных компьютерных, скажем, и алгоритмических систем, которые, типа, должны зарабатывать деньги. Я вам могу сказать, что больше 80% из этого, по-русски сказать, шлака, ничего не зарабатывалось, сливали деньги. Ну а как это узнать, если ты это не попробуешь? Ну, никак. В общем, что я предлагаю, Андрей. Я предлагаю сделать следующее. Если ты зарабатываешь там 7-8% на, допустим, я не знаю, в валюте, как ты сказал, это, наверное, какой-то американский или европейский рынок. Супер! Берем, скажем, по 30 000 долларов и запускаем их, не знаю, на любой рынок. Я на свои 30 000 долларов ставлю алгоритмическую систему, робота или там физико-математический институт, да, плевать. Их задача показать, что система что-то умеет делать. Допустим, если она просрет деньги, значит, работает в рамках риска. Если она заработала – она молодец. Если ты сможешь сделать 7-8% - это супер. Я смогу тогда сказать, что, Андрей, я снимаю шляпу. Ты действительно немного разбираешься в трейдинге, но совершенно ничего не понимаешь в алгоритмических системах. Больше скажу, если робот просрет, Андрей, я готов стать твоим инвестором. Меня устраивает 7-8% в валюте. Но если, опять же, через год, ты покажешь отрицательный результат, то, наверное, ты попадешь в ту самую статистику, о которой рассказываешь сам. Типа, 11 год, или те, кто сливает и не могут зарабатывать. Я, зачастую, много раз выводил людей на чистую воду, в том числе, очень больших крутых крупных а-ля финансистов потому, что у меня есть опыт. Во-первых, восстановления капитала, второе – разбирательство в плане финансов, для того, чтобы помочь человеку вернуть то, что он отдал, а его обманули – украли и прочее. Или просто сказали: будет 50%, а на самом деле слили 60. Таких случаев у меня масса. Что есть публичное и есть не публичное. Даже я был бы сам готов сделать ставку и порубиться руками. Собственно, самый свой первый мотоцикл Харлей, я так и заработал. Я просто сделал ставку против 15000 человек. Я бы проиграл до хрена денег. Но даже если бы я проиграл, я ответил бы за свои слова. Я бы расплатился с каждым: от 100 рублей до 1000 рублей, я отдал бы ка-ждому. Потому что нужно отвечать за свои слова. Но здесь вопрос другой. Здесь вопрос, в принципе, алгоритмическая торговля и вот я – есть 7-8%. Супер! Будет робот работать. Я понимаю, что он может меня подвести и (или) не заработать. Но сам факт: отвечаем за свои слова или нет. Я очень много людей встречал «околорынка» и в этом же самом рынке, которые говорили очень много всего, обвиняя там, то одну индустрию, то одних трейдеров, и говоря, что мы такие крутые. Все супер! Но как только доходило до ставки, как только доходило до публичности, что, вот терминал и вот терминал. Сели и погнали. Торгуешь ты, торгую я. Такие ставки баттлы устраивал я, Александр Михайлович Герчик и те люди, которые хоть чего-то немножко понимают в рынке и хоть чуть-чуть где-то как-то зарабатывали на этом рынке. И когда дело доходит до конкретики, до результатов, до практики, чего-то все сразу сдувались. Сразу, ой, там, чего-то я занят, туда-сюда, это не мое. Ну, в общем-то, друзья-товарищи, вы сами сможете сделать выводы, если Андрей, действительно так поступит. Меня можно назвать там, не знаю – мошенником, каким-то там сливалой или не до трейдером – меня можно обзывать как угодно. Я могу быть неавторитетным, и я на это не претендую. Если я не авторитет, то, собственно говоря, кто знает, что это значит? Это значит – человек не готов отстаивать свою точку зрения. Уходит в защиту и считает так, что, бля, ну, мне несерьезно отвечать вот на это. Я не буду с ним разговаривать или я не буду делать с ним ставку. Замечательно! Тогда это говорит о том, что человек просто по-русски сказать, зассал. Или просто под любым гнетом, или давлением, готов сменить свою точку зрения. Он ее не будет отстаивать. Как-то смахивает, а-ля, на такую проституцию мнений, что ли, я бы так сказал.

    Ну, что, с вами был Александр Веденеев. И всегда проверяйте: действительно ли человек является специалистом или там гуру, в каком-то из вопросов или областей. Думайте своей головой.

Читать полностью

Неграмотность РБК-ТВ и финансовых аналитиков в опционах и трейдинге

Веденеев: Сегодня у нас в гостях Андрюша Мурманск. Он расскажет, как это было на телеканале РБК - целую неделю трындеть ни о чем.
Мурманск: О чем-то.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Мурманск: Как раз о чем-то.
Веденеев: Расскажет о своих впечатлениях по этому вопросу. Некоторые замечания у него есть, как и у меня. Но это чуть позже. Давай, Андрюха, мочи.
Мурманск: Ну, было круто. В общем, у меня был опыт определенный, работы на телевидении, у нас, на местном, в нашем регионе. То есть я знал как это выглядит изнутри. По телеку я давно соскучился, то есть прямого эфира не было вообще очень давно у меня, а это определенная энергетика, потому что люди смотрят вживую и ты просто ловишь ощущения, причем это очень классно передается. Очень прикольный был оппонент. После первой передачи стал коллегой.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Мурманск: Андрей Черных - очень такой, интересный человек. Я изначально к нему немножко по-другому отнесся, но изменил свое мнение - довольно таки адекватным оказался. Я думал, что он один просто из звезд околорынка, а оказалось, что нормальный человек. В принципе, все нормально за исключением того, что за 4 дня со вторника по пятницу ведущая не сумела выучить мою фамилию, ха-ха-ха.
Елена(ведущая): На текущей неделе команду фундаментального анализа поддерживает Андрей Черный - финансовый советник, а команду технического анализа - Андрей ЧеберячЕнко, эксперт YouTrade.TV, управляющий активами. Добрый день, господа!... Команду технического анализа представлял Андрей ЧеберячЕнко, эксперт YouTrade.TV, управляющий активами... На текущей неделе эстафетную палку от технической команды принимает Андрей Черебряченко, эксперт YouTrade.TV, управляющий активами...
Мурманск: Когда ты ведешь программу один раз в день 13 минут, ну, наверное, можно этому минут 10 уделить и с уважением отнестись к человеку. Мое ощущение было по поведению ее за кадром и в кадре - это настолько двуличный человек. Ну, я просто охренел. То есть я от тебя слышал отзывы, что вы с ней как-то общались, дружили, вполне адекватный человек и в кадре человек смотрится довольно-таки интересно и производит впечатление доброжелательного человека. Но то, что увидел я - это просто пипец.
Веденеев: Я скажу так, что я даже поработать успел с Леной. Чего сейчас с ней происходит – это вопрос, конечно, интересный.
Мурманск: Мне не с чем сравнить – я просто не знаю. Я охренел, если честно. Настолько человеку просто ***, ей просто ***. Вот у нас там была ситуация с опционами, немножко разногласия были в подсчетах. Договорились вот так...
«Мурманск: Добрый день, уважаемые телезрители! Сегодня у нас всем известное заседание ФРС и это заседание я попробую отыграть очень рискованной сделкой. Мы купим опционы на индекс РТС. Но купим мы как опционы call со страйком 95, так и опционы pull со страйком 90. То есть мы попробуем занять позицию в обе стороны, и если движение будет сильное в одну или в другую сторону, мы заработаем. То есть если движение будет вверх, у нас хорошую прибыль принесут опционы call. Немножко распадутся у нас put-ы. Если наоборот, у нас движение будет вниз, у нас прибыль принесут опционы put и распадутся опционы call. Если движения не будет, движение будет на месте, то я потеряю и, видимо, прилично.
Елена: Максимальные убытки какие Ваши могут быть в этом случае?
Мурманск: Максимально? Ну, процентов до 20, наверное, могут быть. То есть это очень рискованная сделка. Не повторять! Уважаемые телезрители! Не повторять – это опасно!
Елена: Давайте еще цены обозначим.
Мурманск: А цены текущие. Там они где-то и опционы put и опционы call по текущим они где-то в районе 2500-2700. То есть где-то так. Мы входим равными долями, равными долями по деньгам. То есть если там хороший депозит где-то миллион рублей, мы на 500 000 покупаем call, на 500 000 покупаем put. То есть, соответственно, ну, примерно, вот так. Каждый для себя решает. Я бы советовал опять же, не повторять. Это очень рискованная сделка. От себя добавлю, что если я когда-то терял деньги, а я, бывало, терял деньги на рынке, то я терял их опционами. То есть не акциями, ни фьючерсами, ни валютой. Я терял деньги на опционах – это мой бич, но мы попробуем исправить эту ситуацию в прямом эфире.
Хрупова: Ну, тем более, что у Вас две стороны сейчас стоят.
Мурманск: Ну, что-то должно сработать. Вот если движения не будет – я потеряю. Если движение будет в любую сторону – я заработаю.
Елена: В какую сторону больше можете заработать?
Мурманск: На падении потому, что повысится волатильность и опционы, конечно же, стрельнут очень сильно, именно все на put. То есть на падении рынка put-ы стреляют очень хорошо.
Хрупова: Тогда Вы, наверное, держите пальчики за то, чтобы было падение рынка.
Мурманск: Да пора уже, пора.
Хрупова: Ну что ж, предыдущие рекомендации были весьма смешанны и разнообразны. Так, техническая команда рекомендовала нам покупку сентябрьских опционов call на индекс РТС со страйком 95 000 и покупку сентябрьских же опционов put со страйком 90 000. Ну вот мы видим цены покупки, которые были обозначены и расчетная цена закрытия – вы тоже ее можете видеть – дала нам доходность отрицательную по первой позиции и положительную по второй. Совокупная доходность рекомендации – минус четыре с небольшим процента. Соответственно, рекомендация за вчерашний день не сработала. В тоже время, эксперты фундаментальной команды рекомендовали нам покупку Магнита от уровня 10398 – это была в рынок со stop-loss 2,4%. Соответственно, выход случился по stop-loss и рекомендация также не сработала, 2,4% просадки принесла бы. Таким образом, счет текущей недели у нас сохраняется неизменным 1:1 и с начала текущего года у нас лидирует команда фундаментального анализа со счетом 87:73. Итак, Андрей?
Мурманск: Прокомментировать бы хотел.
Хрупова: Комментируйте.
Мурманск: Позицию вчерашнюю, да. Немножко не согласен с расчетами, поскольку мы закрывали позицию по окончанию вечерней сессии и цены в терминале, а не расчетные цены на сайте Московской биржи, они были немножко другие.
Елена: По Вашим расчетам сколько Вы заработали?
Мурманск: Это просто фактические расчеты в терминале. То есть цена закрытия опционов put была 2860, а цена закрытия опционов call была 2570. То есть и “колы”, и “путы” были в плюсе, в небольшом.
Елена: Сколько бы Вам, по Вашей точке зрения принесла эта рекомендация?
Мурманск: Я конкретно не рассчитывал, но 2,5%, 2,2-2,5% было.»
Мурманск: Она посчитала просто – взяла данные из биржи, хотя договаривались считать по реальным сделкам на окончании вечерней сессии, поскольку все-таки заседание ФРС было в среду и могла движуха хорошая произойти.
Веденеев: Ну, вот здесь я подхвачу сразу этот момент, так как я человек-опционщик и торгую постоянно. И на той неделе, то есть на этой неделе, на которой Андрей торговал, я, собственно говоря, тоже сделал сделку на доллар-рубль. Это были опционы call, 66 страйк и 67 страйк. Соответственно, как идет расчет процентов и прибыли, это, конечно, бред собачий. Компетенция РБК, она, мне кажется, давно запредельно низкая.
Мурманск: Ну, я бы все РБК под гребенку бы не брал. Вот коллектив РБК мне очень понравился.
Веденеев: Мы не говорим по поводу коллектива и их человеческого отношения. Я говорю тупо о профессионализме. Ты сейчас затронул несколько вещей – это как неспособность выучить фамилию гостя любой программы – не важно. Не воспринятие точки зрения тех людей, которые приходят в какую-либо программу. Я просто РБК в принципе не смотрю также, как и любую другую программу.
Мурманск: Нет, просто мое мнение. Вот, ладно, ты бы вела новости с 6 утра до 11, как это делает с утра Марина Мирная, Алиса Яровская, Бочкарева. У тебя там бы башка... Ты ведешь *** 13 минут в день, 13 минут в день. Ну неужели невозможно хорошо относиться к своим обязанностям? Я понимаю, что это авторская программа – творишь, чего хочешь – люди смотрят.  Тоже отнесся изначально как к шоу. Но после второго дня, просто люди звонят, я понял, что это смотрят. Надо чего-то нормальное делать.
Веденеев: Ха-ха, чего-то нормальное. Самый прикол в следующем. Я расскажу сейчас очень простую вещь, как рассчитывается прибыль, вообще, любая. Вот если кто-то из вас торговал, я не говорю сейчас про опционы. Путь опционы – это для кого-то сложная тема. Но, ребята, вот, допустим, вы взяли по 100 рублей один контракт и продали его по 200 рублей. Взяли другой контракт, тоже по 100 рублей и продали его по 150 рублей. Вот скажите мне, у вас какой-то убыток должен быть?
Мурманск: Причем, вы купили дешевле, чем продали. Вы продали дороже. Это не опционы, не экспирация, вы не просто их куда-то там оставили. Вы купили что-то и продали, причем, продали дороже, чем купили. Где там убыток, вообще не понимаю?
Веденеев: Не берем даже само название «опционы» или «облигации» – какая на хрен разница, какой инструмент? Вот есть сумма покупки, есть сумма продажи. И они говорят о том, что человек заработал. Как можно говорить о том, что какой-то там *** эксперт, извините за выражение...
Мурманск: Ну, может, он не ***, они не говорят, что «эксперт».
Хрупова: Ну, у нас был вопрос подвешен с тем, как засчитывать опционы у команды технического анализа. Так, Иван Гурьев пишет нам о том, что неправильно суммировать проценты от разных чисел. Для того, чтобы посчитать доходность по стрэнглу, нужно посчитать доходность в пунктах и сумму доходности опциона put и call разделить на сумму потраченных пунктов стрэнгла. И вот у этого эксперта, который нам прислал, Ивана Гурьева, получился отрицательный результат – минус 1,7%. Но правильно доходность считать также от ГО. Это, конечно, мы не учитывали».
Веденеев: Но дело в том, что я так тоже могу говорить, да, то есть эфемерных экспертов взять, без фамилий, без отчества, без должностей, без статуса РСФР, без результатов на рынке, реальных.
Мурманск: Ха-ха, РСФР.
Веденеев: Без отчетов. Я могу сказать: эксперты! Вы знаете, у нас есть такое – Стиллавин, который недавно очень прикольный видос выпусти по поводу Хиллари Клинтон. Он говорит, вот, привет, ребята! С вами Стиллавин – эксперт во всех вопросах. Да, вот, примерно, тоже самое можно сказать и здесь. Но это же бред собачий. И, опять же, ты мне сам говорил, что ты переписывался с преподавателем Московской биржи, на минуточку, ребята.
Мурманск: Да, Илья Коровин – он авторитетный человек в области опционов. Человек торгует опционами, он привлекает деньги в ДУ под опционы и у него, довольно-таки, неплохая сумма. И он преподает – это самое главное – опционы. Мы с ним на Facebook переписывались. Я эту переписку продюсеру РБК скинул и продюсер мне сказала, что Лене она все показала. Никакой переписки... да там даже без переписки понятно с Ильей – она не читала или не захотела обращать внимание – я просто не знаю, что там за человек ей письмо на РБК.
Веденеев: Видимо, это какой-то знакомый, который говорит, что я умею торговать
Мурманск: Да, нет, Саня. Мне, в принципе, вот эта ситуация, она особо не задевает. Меня больше поражает отношение. Подожди, подожди.
Веденеев: Тебя поражает отношение, но я, например, об отношении сейчас услышал от тебя. Меня поразило как бы то, что люди видят в телевизоре. Их таким образом *** - как это по-русски сказать - обманывают. Это куда вообще катиться?
Мурманск: Ладно, даже если мы берем вот этого эксперта, который посчитал, что убыток у меня не 4,1%, а минус 1,7%.
Веденеев: Зашибись!
Мурманск: После съемки, уже все, мы закончили, я подхожу к Лене и говорю: Лен, в неделю, там же еще недельный портфель считают.
Веденеев: Ну, конечно.
Мурманск: Я говорю, Лена, в недельном портфеле убыток поменьше будет по опционам после пересчета или также останется 4%? Ну, не знаю – будет, не будет. Опять же, твоя передача. Для кого ты это делаешь? Ну, торганул бы я в минус 100 – это одно дело.
Веденеев: У меня такое ощущение, что эта программа, как прогноз погоды.
Мурманск: Только хуже.
Веденеев: Только еще хуже.
Мурманск: Ну, реально, я эту передачу смотрел до того времени, я все выпуски вообще смотрел, до того, как я принял в ней участие. Она была для меня интересна, она была азартна и были интересные люди, которые показывали интересные вещи. Да, хотелось там, опять же, с опционами лупануть, но не получилось потому, что не было движения на ФРС. Это понятно, туда-сюда они, практически... Да бог с ним, был бы у меня убыток.
Веденеев: На минуточку, я хочу сказать то, что все-таки профит состоялся и по опционам call и по опционам put. Те кто торгует опционами знают, что когда стреляет волатильность цена всех опционов – и колов, и путов – возрастает. В принципе, тоже самое было и на вечерней сессии: у него и колы были в прибыли, и путы были в прибыли. И когда эксперт говорит о стрэдлах или стрэнглах и о том, что прибыль нужно рассчитывать так вот, у меня вопрос такой: что это за таинственный эксперт, который рассчитывает прибыль по каким-то эфемерным формулам? Вот есть тупо 100 000 рублей. Ты положил все 100 000 рублей... опять же, ребята, пример – это моя сделка и видео этой сделки будет, где ты положил там 270 000 рублей, заработал на них почти 100 с копейками. Все, и я использовал все бабки на все контакты, насколько хватало гарантийного обеспечения. Все, сколько заработано, столько заработано. Опять же, когда мы говорим о “стопе” в опционах, мы говорим не на опционах самих, не на этих контрактах, не на этих инструментах, а мы говорим “стоп” следующий. У нас опционы всегда к какому-то базовому активу привязаны. Если у нас базовый актив, допустим, опустился ниже нашего воображаемого стопа, допустим, вместо 67-68 мы упали, не знаю, там, на 65. Ну вот, на 65-ти по базовым активам мы закрываем опционы, сколько бы они ни стоили. Вот это и называется как бы, стоп в опционах. Других там нет, они все проскальзывают. Опять же, это для тех, кто что-то в этом понимает. А я так смотрю, что ребята с телеканала мало чего понимают.
Мурманск: А вообще, в целом, канал охрененный. Бабича видел – офигенный мужик, Левченко, Дмитрий Марук, Илья Попов, Алиса Яровская. Они все кайфовые.
Веденеев: Как и в любой организации есть нормальные люди, а есть люди, которые...
Мурманск: Я вообще не ожидал такого. Ну что это – синдром Наполеона. Я его так назову. Наполеон был ростом 150 и там пытался из-за размера члена своего весь мир покорить. В пятницу, поскольку нам нужно было уезжать после этого. Я с собой супругу взял. Причем, мы за две недели с продюсером договорились – можно супруга со мной будет? Все нормально. Да и разговор был. С паспортом все мы прошли. Увидела супругу со мной, причем, в комнате, где эксперты переодеваются и ждут своей очереди. То есть в студию она не заходила, никуда не заходила, там в какие-то стафф-онли места не заходила. Пришла, ничего не сказала, что ребята, нельзя сюда, туда нельзя, у нас так не делается – подойди, скажи, поймем. Пошла молча, поставила на уши службу безопасности. Я таких людей просто давно не встречал. Я думал, что это кончилось в СССР, когда все друг с другом письками мерялись, все выросли в одной деревне – я начальник, а ты чмо, понимаешь. Хотя она, может быть, начальник на РБК – хер знает. Ну, чего-то я, давай, хорош, чего-то много негатива. Причем, я не хочу сказать, что я как-то там обижен, опущен или что-то в этом роде, но просто я летел, меня заранее приглашали, я летел с Мурманска.
Веденеев: 2096 километров, ребята, я ехал на мотоцикле до него и он вот это расстояние приехал сюда.
Мурманск: Я не на мотоцикле, я не такой дебил как ты. Ха-ха-ха.
Веденеев: Ха-ха, но, тем не менее. То есть а тут такая фигня.
Мурманск: То есть я бросаю дела, оставляю семью, там у меня и родители пожилые и дети у меня маленькие. То есть трачу неделю личного времени на вот это вот.
Веденеев: Каждый день.
Мурманск: Каждый день, да.
Веденеев: Нет, чтобы там в записи, то есть за каждый день.
Мурманск: Каждый день прямой эфир.
Веденеев: Ну, я просто Андрея Черных тоже знаю. Он когда-то был одним из клиентов компании, в которой я когда-то работал. Вполне адекватный мужик и неплохие результаты может показывать, именно как советник. Не могу сказать по поводу его прямой торговли потому что не видел, скажу так.
Мурманск: Нет, специалист он хороший.
Веденеев: Ну, с точки зрения специалиста и каких-то рекомендаций он действительно неплох. У него есть свои подписчики. То есть вполне нормальный адекватный мужик. И это, конечно, прикол: Андрей один и Андрей второй – меня, конечно, прикольнуло. Прикольнуло.
Мурманск: Но теперь зато все запомнили: Чеберяченко, Черебряченко, Черебреченко. Меня уже знакомые подкалывали – Чебуреченко. У меня много приколов там всяких с фамилией. Жена, когда рожала и «че», «чи», вы, короче, пойдем рожать.
Веденеев: Я сразу предложил: Андрей Мурманск.
Мурманск: Нет, ну, это стремная тема.
Веденеев: Это просто.
Мурманск: Тут люди смотрят, тем более, люди-то нормальные. Не знаю -  РБК сейчас смотрят, не смотрят.
Веденеев: Я думаю, сейчас смысла смотреть нету, тем более, если мы говорим про нормальных, которые чего-то понимают в финансах. Я и раньше-то, в принципе, его не смотрел, потому что я ничего там интересного не видел. А сейчас и подавно.
Мурманск: Ну, если брать, кстати, как пример, Костя Бочкарев вел в понедельник эфир. У меня, я не знаю, может, ощущения, Костя сам торгует. Я не знаю – Лена торгует, не торгует? Такое ощущение, что она немножко не в теме. То есть она чего-то там ведет, где-то чего-то слышала. Она просто... ну, видно, что вот такая вот дыра есть между... ну, яма.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Мурманск: Ты с пошлятиной. Ну, ты с человеком общаешься и ты понимаешь: он торгует, не торгует. Ты ведешь в программе, причем торговля live идет. Ну, чего-то надо в этом понимать.
Веденеев: У Коробьянц классно...
Мурманск: Карабас – это вообще нормальный чел.
Веденеев:  Демура был, а сейчас и того, и другого нет.
Мурманск: А теперь я понял, что... ну, Демура выгнали. Он чего-то там Дану Борисову обозвал. Не обозвал, а поприкалывался над ней. И чего-то на него обиделись.
Демура: В чем фишка? В том, что люди будут более ответственны, в том, что они говорят о рынке. Потому что, скажем, позже квартала, двое в списке, которые сделали наименьший процент идут работать в «Утро» с Даной Борисовой. У них вычитается из зарплаты 10%. Эти 10% идут на следующий квартал тому, кто сделал... занял либо первое место, либо если разница между первым и вторым местом менее 1%, первым и вторым местам».
Веденеев: Так много, а канал РБК другую версию озвучил. Ну, как всегда, в общем.
Мурманск: Нет, просто были его эфиры, я его смотрел, что Демура говорит, давайте всех специалистов, которые нам дают прогнозы в эфире, как бы, за базар пусть отвечают. И кто косячит идет в утренний эфир к Дане Борисовой. Потому как в эфире это было. Это было прикольно.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Мурманск: Вот его вызвал директор и чего-то, Демура, говорит... я уж не буду, я просто помню. Я даже прямо эфир этот смотрел прямой, когда он шел.
Веденеев: Слушай, ну я был на РБК на самых первых эфирах и я предлагал и продюсерам, и Лене, чтобы там все это было достаточно реально, а не просто какие-то прогнозы. Я говорю, я вот этой фигней – прогнозированием – заниматься не люблю, все сделки были реальные, все были открытые. Более того, мы еще с Пахомовым делали ставки прям реальные. Нам в эфире этого не разрешали делать. Мы делали это за кулисами, поэтому у него есть расписанные купюры мои и его купюры есть у меня расписанная. А по итогу недели я был на одно очко впереди, но что Паша, что я, мы открывали сделки реальные на определенный объем постоянно. А не так, что вот, давайте... мне понравились, конечно, вот эти приколы – миллион долларов без риска. Я прям вообще кайфовал.
Мурманск: Нет, ну мне тоже народу написало.
 
Веденеев: Познакомь с Андреем Черных, миллион без риска хотим.
Мурманск: Нет, нет, но я все-таки то, что говорю, я на это и рассчитываю. То, что там доллар подскочит – ну и чё? Ну, будет, не будет – другой вопрос. По моим методикам подсчета прогнозирования рынка, все-таки я 7 лет торгую каждый день.
Веденеев: Астрономическим.
Мурманск: И астрономическим, в том числе. Но должен быть просто ахтунг осенью какой-то. Будет, не будет – это одно, в любом случае. Но я просто еще не видел ни одного аналитика, который вышел бы и сказал, извините, я был не прав. Понимаешь.
Веденеев: Я тоже ни одного не видел.
Мурманск: А я вообще, я просто не разговариваю с Мурманском, я реально разговариваю потому, что там работал.
Веденеев: Вот тут прикол же в чем: либо ты отвечаешь за свои слова, либо нет. Если мы говорим про аналитиков, многие, которых...
Мурманск: Ну, я в долларе с уровня 63.20 без стопа. Если он сходит на стоп, почти 100% прибыль. Ну, хорошо. Зае... Что-то мата много. Ну, да, я отвык. Я ж 8 лет в Фосагро работал на рудниках. Мы там по-другому не разговаривали. А тут еще надо слова выбирать. Так тоже, не отдохнуть, не выпить вечером. Каждый день в телевизоре с утра. А я, видишь, приехал – Москва. Москва для меня – это что? Это отдых. Постоянно какие-то тусовки туда-сюда. То есть мы постоянно, то мы в Сохо, то мы еще куда-то, то мы сгоняем на какие-то закрытые вечеринки, то еще там, знаешь.
Веденеев: Сидели в кафе, кого там – Гребенщикова встретили.
Мурманск: Мишку Гребенщикова встретили с Фабрики, с первой. Ну, нормально. 15 лет я мероприятия вел, у меня круг знакомств по звездам довольно-таки приличный. Вот, и Москва для меня – это вечно где-то пересечься с кем-то из знакомых там, затусить нормально. Я люблю закрытые вечеринки, потому что там такие вещи происходят, о которых многие и не знают. А тут ничего нельзя потому, что надо с утра в кадр.
Веденеев: То есть если так подытожить, я маленький итог в этом плане подведу, а ты свой итог веди. Ну, как я всегда говорил, телевизор смотреть вообще не хрен. Максимум, что вы можете смотреть – это канал Discovery.
Мурманск: И Animal Planet.
Веденеев: И Animal Planet. Да, все остальное.
Мурманск: МатчТВ.
Веденеев: Да, если спорт, то МатчТВ, если там какой-нибудь – машинки, тюнинг, мотоциклы – можно DTX позырить. Ну и, в принципе, и все, смотреть больше не хрен, я вам так скажу. Потому что все остальное – это настолько как бы развращает людей, обманывает и, собственно, ради рейтингов и собственников телеканалов жопу рвут и вам рассказывают какую-то ерунду. Это мое такое мнение. То есть для меня, например, канал РБК, он никогда не был авторитетным. Когда его иногда называли российским Блумбергом, это прошло время потому, что ушли те звезды. Ну, вот у меня вывод такой, да, что как бы смысла смотреть и обращать внимание на этот телеканал вообще нет. Я уж молчу про их котировки бегущей строкой.
Мурманск: Нет, к каналу негатива у меня нет. Просто я был поражен как двулично все. Когда смотришь по телевизору, как-то он для тебя... ну, какой-то...все равно, я же в жопе живу, далеко. Я, грубо говоря, любил всегда и Тимофея, и Бочкарева, и Сапунова, и Карабьянц. То есть людей, которых смотришь, ты все равно как-то их с утра включил и радуешься. Там, Алиса Яровская, она очаровательна в кадре вообще. Вживую еще лучше. Ну вообще – прелесть. И ты приходишь, человек, которого ты смотрел по телевизору, ты смотришь его за кадром, причем в кадре ***, за кадром ***.
Веденеев: И на этой оптимистичной ноте.
Мурманск: А мы чего, мы только Хрупову решили обосрать?
Веденеев: Ха-ха-ха, как говорит ... и на этой оптимистичной ноте, да, там, всем спокойной ночи.
Мурманск: Нет, мы чего-то вообще по-другому решили поговорить, а чего-то у нас полчаса о Хруповой. Ха-ха-ха.
Веденеев: Ха-ха-ха. Да, ну, на самом деле, тема была об опционах и то, что все-таки на РБК. И несмотря на всю помощь вот этих экспертов и гогника, супер..., посчитать прибыль не умеют. А это говорит о чем? А это говорит о том, что в нашей стране заточка у всех мозгов под что? Под осваивание бюджетов и, как говорится, разворовывания бабок. На зарабатывание прибыли мозг не работает.
Мурманск: Ни хрена себе, ты подвел итог, подытожил.
Веденеев: Вот так вот мощно.
Мурманск: С опционов перешел на распил бюджета, специалист.

Читать полностью

Что трейдер, банк, брокер или УК обязаны показать инвестору - отзывы, отчеты, история доходности

Дорогие друзья, всем привет!  С вами Александр Веденеев. И сегодня хочу рассказать вам о необходимости наличия у компании и отдельных представителей финансовой индустрии «правдивых», в кавычках и в прямом смысле слова отзывов и отчетов об их деятельности. Причем, как вы сами понимаете, когда компания начинает свое существование и у нее через пару недель куча благодарных людей, к сожалению, это еще ни о чем. Вот когда проходит год-два-три и появляются отчеты, появляются отзывы, это уже может быть почти правдой. Мы с вами много раз заходим в интернет, смотрим видеоотзывы о той или иной компании или, например, продукте. Кто-то продукт хвалит, он ему нравится, кому-то не понравился, кто-то получил убыток, кто-то профит. Иногда бывает так, что профит получается за счет других клиентов или наоборот. То есть слив получается за счет того, что кто-то был не компетентен. Но важно, самое главное, чтобы это являлось правдой, и публичность была следующего рода. Не так, что какой-то Иван, затерто его лицо, без фамилии имени отчества, без социальных сетей. То есть вы этого человека и персонажа никак найти не можете, но он очень положительно характеризует ту или иную компанию, тот или иной продукт. А вот негативный, допустим, отзыв, он говорит, я сижу здесь, в такой-то стране, в таком-то городе, такой-то подъезд, вот моя фотка, вот я в Facebook, вот я в ВКонтакте. И, ребята, я вам отвечаю, что этот продукт говно, меня надули и так далее. Это же я говорю вам не только о фондовом рынке. Посмотрите, сколько обманутых дольщиков в строительстве. Очень много. А сейчас строительный бизнес, на самом деле, ну как работает? Вы заключаете договор, контракт с государственными структурами. И у вас нигде не обозначен срок оплаты. То есть вам могут вообще, в принципе, не заплатить. Точно также и с коммерческими организациями. Ты как бы строй за свои деньги, а вот заплатить тебе или нет – это еще вопрос. И так почти везде, не только как бы в строительстве – везде такая вещь. Для того, чтобы вам понять, есть это, нет, правда это или нет, опять же, смотрите на несколько вещей. Первое – это время. Такие отзывы и рекомендации, они не могут появляться каждый день. Они могут появляться спустя какое-то количество времени, ну, хотя бы, не знаю – квартал, полгода, восемь месяцев и так далее. При этом, люди эти должны быть настоящими, с точки зрения чего? То есть вы их можете найти в интернете, проверить их личность, то есть они действительно могут быть публичными. Посмотреть, чем они занимаются, где они живут, на чем ездят. Все это подтверждается физически. Вы это можете найти. Если мы говорим о тех людях, у которых есть связи и контакты в разных областях. Ну, у всех, у нас есть там друзья, я не знаю: где-то в милиции, в налоговой. Вы же можете просто спросить, чувак, вот у меня тут такая есть задача – проверить чистоплотный на руку этот делец или нет. Можешь сказать, есть что-нибудь там? Не платит, налоги или он там кого-то обманул, есть ли какие-то судебные дела у него, какая проблема, какая причина? И вы тоже здесь находите определенную истину. Это как подтверждение слов отзывов о том или ином канале. Пусть те люди, которые занимаются в вашем бизнесе, в вашей компании, скажем так, сбором отзывов, пусть эти люди не поленятся и наймут нормального оператора, нормального маркетолога, которые помогут показать это красиво правильно и интересно, а не так, что: здравствуйте, меня зовут Вася. Я вложил вот столько денег в депозит. Вот, спасибо, я чего-то получил. Не так это должно выглядеть. Это должно выглядеть красиво и интересно. И, прежде всего, вы должны показывать людей по-настоящему живых, а не просто: было – стало, было – стало. Представим себе, что компания очень успешная или человек очень успешный. И он хорошо зарабатывает и приносит хорошие результаты своим клиентам-инвесторам и партнерам. Если вы будете постоянно показывать одно и то же: Вася, Петя, Люда, Маша, было-стало, было-стало – это будет неинтересно и уже почти никто в это верить не будет. Здесь важно показывать отдельную историю. Это значит, человека показывать со стороны, настоящего человека, его задачи, мечты. Все они разные, абсолютно, и занимаются разным видом деятельности. Наличие этих вещей – оно обязательно. Что касается отчетности. Ну, опять же, юридической и экономической. Они тоже должны быть. Если мы говорим о конфиденциальности информации, конечно, все нужно согласовывать. И если вам дали добро, то вам можно показать. Свои собственные отчеты, если вы являетесь управляющим или компанией, вы тоже можете показывать. Почему нет? Покажите отдельную сделку, покажите за год, покажите за два. Покажите свои налоговые декларации, то, что можно показать. Не обязательно, что там должны быть миллионы, сотни тысяч долларов, чтобы вам потом все с пеной у рта и брызги зависти в вашу сторону были. Нет, но это должно быть. Показывайте это в видеоформате, видео с айфона, в виде какого-то отчета, сформированного на, скажем, там, в личном кабинете брокера. Я прекрасно понимаю, когда ты показываешь отчет, подтвержденный брокером с печатью, подписью, вам вот такую кипу бумаг дают и потом эти все бумаги в рамку засовывать, смысла нет потому, что у вас вот есть начало, отчеты, есть конец, где у вас печать, подпись. И вот такие бумаги, причем их надо еще ждать. Потом, это все тяжелая тема. Проще зайти в личный кабинет в режиме реал-тайм показать своим клиентам, потенциальным инвесторам, что, ребята, вот, смотрите, заходим в такой-то личный кабинет на такой-то продукт и смотрим результат. Это же классно. Вы открыты, вы предоставляете полный исчерпывающую информацию для клиента. А он потом не парит вас, что в договоре маленькими буквами написано, что вы ни за что не отвечаете. Вы его стразу предупредили, что здесь вот так и так. Я никогда не устану приводить пример господина Мавроди с его офигенными очками. Ведь, по сути дела, МММ никогда никого не обманывала вообще. Он сразу изначально говорил: ребята, это пирамида. В любой момент вас могут вот так сделать. Так что вы на свой страх и риск, вы сюда лезете. Но ведь об этом никто не говорит ни в банке, ни у брокера, ни у инвесткомпании потому, что их задача ваши деньги забрать и, как говорится, дальше насрать. Мне, как человеку, который начал потом свою собственную деятельность финансовую, мне предлагали следующее. Минимальное предложение, которое было – это миллион рублей оклада и 15% за привлеченные средства. Ну, честно скажу, заманчивое было предложение. Но я, как любой финансист, начал считать. Окей, я спрашиваю, а почему вы мне сразу даете 15% от привлеченных средств. Допустим, я привлек человека на 100 миллионов рублей и они сразу мне отбашляют 15 миллионов. За что? То есть, они сразу делают убыток клиенту в 15%, еще ничего не заработав для него. Я спрашиваю, ребята, а где заработок, когда он будет? Вам же надо еще эти 15% заработать? Вы же их из средств клиента хотите давать. Ну, да. Я говорю – супер! А если вы не заработаете, он в конце года меня на хрен пошлет, а то и закажет на эти же самые 15 миллионов. Я подсчитал, что если, примерно, работать в этом направлении 6 месяцев тире год, у меня там 60-80 миллионов рублей. И все, а дальше за мной будет охотиться половина страны, которая мне поверила когда-то. А компании будет насрать, она найдет нового болванчика, который снова будет привлекать им денег. Они на хер всех будут посылать, и говорить, ребята, форс-мажор. Но так работает индустрия в России и в целом индустрия так вообще устроена и никто не заинтересован, чтобы вам помочь, для вас что-то делать, заработать. Банально, ответьте себе сами на вопрос. Когда вы приходите в какую-либо компанию и вам что-либо по телефону предлагают, особенно в последнее время: форекс-компании, Телетрейды, Альпари и прочая вот эта фигня, которая 100 лет 100 зим обманывает людей, всегда какие-то кривые котировки выдает. Задайте себе вопрос: они спросили, зачем вам надо, для чего надо, какая у вас задача, какая у вас мечта, для чего вам нужны деньги? Они попробовали вам помочь реализовать вашу задачу необязательно через них? Они помогли вам составить финансовый план, схему, как вы можете действовать для достижения той или иной цели? Помогли ли они вам разобраться, нужна вам эта цель или нет? Может быть, эта цель вам совсем не нужна, а вам нужно совсем другое? Но это нужно совместными усилиями обсуждать этот момент. И почему, например, когда вам что-либо предлагают, никогда не спрашивают про ваших родных, ни про ваших близких. Может быть, это вообще у вас семейный капитал, вам нужно посоветоваться, я не знаю, с женой, с мамой, с папой, с детьми. Всем на это насрать. А вот компаниям, которым на это не насрать, они получают путь не многочисленных клиентов, но тех, которые с ними по жизни очень много лет, из поколение в поколение. Так называемые, авторитетные компании, даже иногда банки, которые там по 100-200 лет работают, и они тоже лопаются, но не забывайте, что до того, как этот банк проработал или компания 150-200 лет, там были люди, которые радовались за ее сервис, за её качество. Да, потом сменилось несколько поколений, но это не значит, что предыдущее поколение отвечает за безалаберность следующего. Так бывает, но, тем не менее, в конкретный период времени у вас есть выбор. В первую очередь, чтобы сделать инвестицию куда-либо, запомните несколько вещей. Первое. Смотрите историю за последние 4 года. Смотрите, она может быть плюс, минус, но смотрите за последние 4 года. Второе. Поищите «грязное белье». Если есть какие-то брызги зависти либо какие-то судебные дела, проблемы – поищите. Если есть, то супер. Если «грязного белья» на компанию нет, значит, что-то здесь не так. 100% она вас где-то там кинет. Если вы все-таки приняли решение работать с той или иной компанией, с управляющим или трейдером, вы должны понимать, что это займет время. Вам завтра никто ни хрена еще не заработает. Такое может быть, но не факт, не надо на это рассчитывать. Ребята, не будьте детьми. Рассчитывайте на 2 года. Только через 2 года вы сможете создать какие-то у себя представление об этой компании, человеке или рынке. У вас будет определенная статистика. Вы первый год можете заработать 10%, второй год 80. И у вас получится, что по 45% в год вы заработали. Но ведь у вас может быть и отрицательный первый год, а второй положительный. И не факт, что вы в целом будете в плюсе. Вам важна статистика. Самое важно. Я всегда этот вопрос задаю всем. Задайте себе главный вопрос: при каком одном важном условии вы будете продолжать работать с компанией или трейдером, если за все 2 года у вас был убыток? Не каждый на это способен, не каждый ловит мысль. Они говорят: я не буду с этой компанией работать. Но вспомните вопрос, который я задал. При каком важном условии вы будете работать? Я не спросил: будете, не будете.  Я сказал – будете работать. Но ваша задача найти условие, при котором вы будете работать с той или иной компанией. Ответ на этот вопрос каждый по-разному для себя видит, но я вам скажу, как это видится в реалии. Представим себе, что все потеряли деньги, никто не заработал вообще. И если те люди и те компании, с которыми вы работаете потеряли меньше, чем все остальные, это их конкурентное охрененное преимущество. Потому что когда рынок изменится и все начнут зарабатывать в разной степени, то заработают больше те, у которых сохранилось больше капитала. И это самое важное условие, при котором вы можете продолжить работать с такими компаниями и управляющими. Вот эти, скажем так, четыре вещи основные, запомните, держите их на вооружении и помимо них задавайте правильные вопросы, смотрите отзывы, ищите варианты, которые могут не только понравиться вам, но и вашим родным и близким. Всегда совместно эти вопросы решайте. Не будьте одиночками, советуйтесь потому, что, возможно, в вашем окружении есть какое-то решение этого вопроса. А, может быть, в окружении ваших родных и близких тоже есть решение тех задач, которые перед вами стоят. Важно с вашими родными и близкими, и ради кого мы работаем, делиться этой информацией для того, чтобы приходить к общему коллективному знаменателю. Итак, подводя итог всему вышесказанному, скажу так. Те четыре вещи, о которых мы говорили – всегда их используйте на вооружение в любом бизнесе, в любом виде деятельности. Что касается наших любимых брокеров, инвесткомпаний, финансового мира, ищите финансовые отзывы, ищите отчеты. Они должны быть настоящими. Скажем так, смотрите вы сайт, вы видите Васю Пупкина. Фотография одна, надпись другая – левак 100%-й. Дальше идем. Если мы говорим про отчеты. Вы приходите в какую-то компанию и вам говорят: вот, смотрите, какой он управляющий трейдер. Вам рисуют какой-то там охренительный график непонятный. Это тоже все фигня. Отчет тоже должен быть либо официальным, либо сформированный в режиме онлайн в каком-то кабинете брокера за определенный период. Вот это еще более-менее как-то правде соответствует. Если этого нет, ребята, скорее всего, вас хотят нае… и нагнуть. Это как факт, поэтому, друзья мои, берегите свои депозиты. Будьте более финансово грамотными. Вперед и с песней. Инвестиции – это не страшно, это круто. Но к этому нужно подходить с умом и думайте всегда сами своей головой. Ради вас никто жопу рвать не будет, поэтому не питайте иллюзий. Повышайте свою финансовую грамотность. С вами был Александр Веденеев. До новых встреч!
Читать полностью

Грязная игра банков, брокеров, трейдеров и финансовых управляющих

Всем привет! С вами снова Александр Веденеев. Вещаю вам из гаража, где стоит мой железный конь. Стоит еще пока, ребята. Сезон заканчивается, я еще не успел на нем нормально поездить. Те, кто наблюдал за моим мототрипом по Европе знают, что у меня стуканул движок, зараза. Не углядели. Вот теперь он такой, собственно говоря, пустой. Но в этом замечательном гараже восстановят, сделают. Он будет еще лучше, чем прежде. А, собственно, по дороге сюда меня посетила мысль снять этот ролик с названием «Грязная игра» потому, что как вы видите, здесь тоже не очень-то чисто, грязненько. Но я хочу вам сказать одно, что многие чумазые люди, механики, которые занимаются вот этим вот кропотливым ручным трудом, они мне кажутся намного более чище, чем многие из финансистов нашей эпохи. Я вам в этом видео расскажу, как нечистые на руку люди, якобы играющие честно и чисто пытаются вас наколоть, нае**ть и обворовать. Итак, сегодня проедемся танком и асфальтоукладчиком по четырем основным составляющим: банковскому сектору, брокерскому сектору, форексному сектору и сектору частных управляющих, советников и трейдеров.

Начнем с банковского сектора. Что значит – страхование вкладов у нас? Есть определенная сумма денег, ну, допустим, это 700 тысяч до миллиона четыреста, которая якобы у нас страхуется. А вот если у вас, допустим, 2-3 миллиона, 4 миллиона рублей, то вы не получите свои миллионы обратно, а получите только то, на что рассчитана страховка. То есть либо 700 000, либо миллион четыреста, в зависимости от толстопузности банка и его возможностей. Как можно это избежать? Ну, собственно, избежать этого можно парой способов. Ну, первый – вообще забить на банки, собственно говоря, и не иметь с ними никаких дел, а второй вариант, допустим, разделить ваши немногочисленные капиталы на несколько частей, именно тех частей, которые подразумевают страхование вкладов. Таким образом, вы снижаете риски не до нуля, но вероятность того, что во всех банках, где у вас лежать по 700 000-1 500 000 рублей, вам какую-то часть все равно вернут. Либо в одном банке, либо во всех, либо частично, но в разных. Тем не менее, часть своей суммы вы сможете вернуть обратно.

Вот вам еще один пример из, скажем так, банковского сектора. Представьте себе, что вам предложили что-то а-ля типа структурного продукта или управление в валюте, и вы получаете убыток в долларах. Допустим, было у вас миллион долларов, вы получили убыток в 200 000. Но несмотря на этот убыток вы заплатили все комиссионные сборы: за управление деньгами, заплатили все. Ну, подождали пару лет. Решили все-таки, ну что, за два года ничего не происходит, все только сливается, и вы еще за это платите деньги. Вы решаете закрыть, скажем, так, этот инвестиционный проект – структурный проект в банке. А банк вам счастливо сообщает, что доллар пару лет назад стоил а-ля 30 рублей, а сейчас он 80. Поэтому, будьте добры, заплатите налоги, и мы с вас это спишем с дохода в рублевом эквиваленте. Ты говоришь, ребята, позвольте, вот вам факт: я же получил убыток в 200 000 долларов. Но в долларах…доллар у нас вырос, поэтому в долларах у вас убыток, но в рублях-то вы красавчик. Вот вам конкретный пример, который конкретно происходил последний год и многие мои из клиентов тоже столкнулись с таким беспределом. Еще пару слов о тех же самых структурных продуктах. На самом деле, если грамотно составить, то это действительно очень интересный вид инвестирования, который позволит вам, прежде всего, сохранить свои деньги и хеджировать, скажем, некоторые свои риски. Но по факту доходность таких продуктов, она нищебродна, скажем так. И когда вам менеджер с пеной у рта доказывает, это самый охеренный продукт, я всегда задаю один простой вопрос: а вы этот продукт используете? Нет. А почему? Потому что у меня денег нет. И ты думаешь: а на хрена он мне тогда предлагает? Если он мне это предлагает, неужели я стану таким же, как он, у которого нет этих денег, и будет предлагать другим, моим знакомым или потенциальным клиентам, у которых есть деньги, то, что не работает и не приносит нормальный профит.

И я вам еще один маленький секрет расскажу. Эти поганцы в лице различных структур, которые подотчетны либо банкам либо брокерам, что они делают в таких случаях, когда начинают работать с клиентами? Они используют ваши деньги в качестве гарантийного обеспечения для своих сделок. Вот лежит там у вас 10 миллионов рублей, вы их не используете и там уже 3 года их не трогали потому, что у вас там какой-то структурный продукт либо какое-то управление деньгами. Они используют эти деньги для тех же самых залоговых сделок с облигациями. А эти деньги им физически не принадлежат, но они ими распоряжаются. Фишка вся в том, что вы за это ни одного процента не получаете, но платите исправно им свою мзду. Вот еще как, собственно говоря, накалывают при помощи структурных продуктов и других инструментов большие дяди и тети, скажем так, в лице крупных корпораций и банков.

Ну, вот уже вырисовывается, прям таки красавчики такие, черненькие, матовые, но не грязные, хочу сказать. Вот такими же красавчиками бывают иногда ребята из банков, так называемые, представители банковского сектора, которые предоставляют услугу банковских ячеек. Я думаю, уже все смотрели по Facebook и по другим новостным лентам как недавно грабанули, по-моему, в Питере это был банк, где вынесли кучу разных ячеек. Ну, естественно, как вы сами понимаете, банк говорит – это форс-мажор, а клиенты правильно абсолютно ему предъявляют, что банк должен был избавить клиентов от этого самого форс-мажора. То есть он должен был отвечать за сохранность этих самых ячеек. Банк говорит, не знаю, чего там было в ячейках, ничего компенсировать не буду. Ну вот, я думаю, закончится это все в конечном итоге там, что народ ничего не получит. И это вам еще один пример банковского поведения, не только, я думаю, в нашей стране, а вообще, в принципе. Любой банк мог взять и проверить содержимое ячеек своих клиентов, ну и просто, банально, тупо навести, собственно, нужных людей на эти ячейки. Как вы знаете, однажды кто-то из великих людей и даже из простых это часто говорили, вы знаете, чтобы в мире побеждало зло, добру достаточно просто ничего не делать. Поэтому я не утверждаю, что банк именно причастен к конкретному происшествию, но я и не отрицаю этой версии. И чтобы там не происходило, какая бы версия ни была, суть одна – вы ни хрена не получите. Вы останетесь с носом. Ни с чем. Тому же самому банку насрать на свою репутацию, плевать. У нас, в России, всегда был бизнес нанайский, как говорится, открыл здесь, закрыл через неделю, открыл через дорогу то же самое и еще больших крупных размеров. Это банковский сектор.

Я уже молчу про многочисленные банкротства, слияния и поглощения, когда людей, собственно говоря, тоже кидали. И наш любимый и родной зелененький, красивенький, который до сих пор бодрствует и здравствует, тоже имеет долги с 93-го, 96-го, 98-го годов перед своими клиентами. И также другие разноцветные наши банковские структуры, которых, я думаю, к 20-му году, дай бог, будет 10-20 штук, которые будут не менее коррумпированы, чем сейчас. Будут заниматься тем же самым, только в особо крупных размерах. И самое главное, под прикрытием законодательства РФ и попустительством нашего Центрального банка, который, честно говоря, думаю, не только у меня одного вызывает некоторое недоумение, политика этого самого Центрального банка. Кому он, на самом деле, подчиняется, что, какие у него задачи стоят и что на самом деле он планирует делать, это, конечно, простым нам, смертным, не понять. Нам ведь хочется жить, а не выживать. А для себя лично я понял одно, что в банковском секторе денег держать по минимуму, особенно по продолжительности времени, это в частности.

Но так устроена мировая система, что без банков не обойтись, то приходится их использовать. И здесь, конечно, есть масса плюсов и масса минусов потому, что какой бы банк не был и как бы он к вам лояльно не относился и как бы он ни хотел иметь вас в качестве клиента, он вас все равно поимеет, и не обязательно в качестве клиента.

Вот еще один пример по поводу того, как система играет против нас. Вы помните, когда доллар стремительно рос. В свое время я с некоторыми из своих партнеров, мы сняли видео и выпустили, что называется, на злорадную тему, как купить доллар и не попасть на многочисленные комиссии. Потому что, что Центральный банк, что обычные банки начали выставлять заградительные комиссии и, собственно, больше определенной суммы купить было нельзя. Но где вы могли это сделать? Вы могли открыть брокерский счет, завести туда свои кровные. Завести их уже на валютную биржу и там совершить покупку тех самых зеленых заветных бумажек, которые вам бы помогли избежать потерь покупательской способности своих денег. После этого вы выводите эти деньги на свои банковские счета. Сначала это люди делали сразу за рубеж. Потом эту халяву прикрыли. Да, то есть опять же, говорят: как так, деньги уводят из России. Вторым этапом было, когда люди уже выводили эти деньги не за рубеж. А на свои же валютные счета, здесь, в России. И за это, естественно, никаких комиссий и заграждений не было, потому что не было ограничений в покупке валюты именно в количестве и объемах. Но что потом придумали банки? Они придумали следующие заградительные комиссии, что деньги якобы должны пролежать в банке не менее месяца. А вспоминаем опять, о чем я вам говорил. Ваши нетронутые деньги банк использует как? В качестве гарантийного обеспечения для своих сделок. Если у вас валютный какой-то счет, то вы должны продержать там деньги месяц. В противном случае с вас опять будут брать заградительные комиссии. Более того, у них даже внутреннее распоряжение у многих, что не больше 3-5 тысяч долларов за раз выдавать, собственно, хозяевам счетов валюты, то есть деньги, своих же, которые ваши же, кровные. Вот вам еще один пример, когда пахнет жареным, вы вообще там и не валюту не купите, ни счета свои не сможете закрыть, ни забрать свои средства. То есть это постоянно происходит, но, к сожалению, такова система и наша задача с вами в этой системе выжить и постараться жить и наслаждаться жизнью. Это то, что касается нашего любимого банковского сектора.

Второй момент, который очень часто происходит – это нас всегда в принудительно-добровольно-принудительном порядке нам говорят, ребята, давайте на forex – я заработал 2000 долларов, я заработал 5000 долларов, а вы ни хрена ничего не заработали. Вот что касается форекса и разнообразных форекс-дилеров, к сожалению, никак клиент не защищен от того, чтобы его кинули.

Что там примечательного, в таких компаниях? Значит, первое – это дают вам возможность иногда даже подзаработать, даже дают возможность даже иногда выводить деньги, но когда вы делаете, допустим, я не знаю, там это раз в год или до какой-то цифры заветной вы дошли, вам нужно реализовать свою задачу. Вам почему-то это сделать не дают. Возможно, даже вас унижают, собственно, разговаривают с вами как с второсортным сырьем, даже не с человеком. Это, конечно, все обидно слышать от тех людей, которые вначале вас холят, любят и лелеют, жаждут, чтобы ваш капитал попал в их руки. Сразу скажу, что все форекс-кухни идут лесом. Желательно либо использовать банковский сектор либо тех людей, которые на рынке форекс, да, работают, но с ним никак не связаны. Я имею в виду управляющих. Потому что компании, которые являются Форекс-дилерами или Форекс-брокерами, смысла в них нет потому, что они зарабатывают на комиссии, на левых котировках на рынке.

Давайте вспомним самые вот такие вот прям жгучие такие были прям, ух! Это ММСIS, Blackfield capital, который у нас базировался в Moscow City. Такие мощнейшие конторы, которые очень мощно кинули людей. Одни у нас были представители якобы фондового рынка, другие у нас там управляющие Форекса и так далее. Но, в итоге, как вы сами понимаете, люди повелись, на что в первом случае, если мы говорим про ММСIS? Они очень грамотным путем пошли. Они пригласили звезд украинских, российских, забашляли всем бабла и те во всеуслышание всем говорили: ой, ребята… Это как в свое время Голубков и МММ: я везде тут, значит, заработал, супер классные пацаны, все дела. Я вложил свои деньги сюда. А знаете в чем прикол? В том, что когда дотошные журналисты, молодежь, стала спрашивать этих горе-артистов, что вы действительно в ММСIS вложили деньги или вы с ними работали? Они все открещивались, говорили, это пробы, нет-нет, что вы, мы никогда туда деньги не вкладывали, но в рекламе утверждалось обратное. Что касается Blackfield capital, то компания бросала пыль в глаза очень дорогостоящим офисом, собственно, очень умела грамотно работать с клиентами, их менеджерское сообщество, а управляющее сообщество этой компании, в принципе, показывало результаты, которые показывает, может, и сейчас. Но проблема вся в том, что менеджеры всегда обещали больше. Ну и, собственно, как всегда, на рынке правят две вещи: страх и жадность. И жадность здесь была с обеих сторон, со стороны клиентов и со стороны тех, кто предлагал услуги клиентам. А это всегда заканчивается плохо.

Теперь, наверное, перейдем к более прозаичной теме – это разные наши частные управляющие, управляющие активами, трейдеры и так далее. Здесь сугубо вопрос такой индивидуальный и вопрос, конечно, доверия. Никогда не гонитесь за брендом, за именем, за большой корпорацией. Почему? Потому что скажу вам так, по опыту. Чем толще договоры и юридические документы, тем, как говорится, проще вас наколоть и нагнуть. Опять же, сюда можно примешать не только банковский сектор, брокерский сектор и частные управляющие иже с ними. Что здесь важно знать? Конечно, нужно понимать результат того или иного управляющего за последние 4 года. Некую публичность, некую ответственность опять же, за свои действия, чтобы человек их нес или управляющий нес. Ну и запомните одно. Когда вы доверяете счета кому либо, я вам могу сказать – это самый официальный способ вас наколоть. Почему? Потому что физически передачи денег не было. Вы всего лишь дали доступ от своего счета, иногда это даже никак юридически не закрепив. И даже если вы это юридически закрепили, выписали доверенность и все остальное, это все будут списывать на форс-мажор. Что значит форс-мажор? Ну, так получилось: было 10 миллионов, стало ноль. Ну, так получилось. Это форс-мажор. Почему так случаться не должно? Потому что когда такое случается, очень часто происходит что? Управляющий просто исчезает, компании разваливаются и все, и забыли, кто, где и звать их никак. Проблема заключается в чем? В том, чтобы понять этот момент, ответственны, не ответственны. Должны быть какие-то определенные прецеденты. И потом, опять же, возвращаясь к тому, о чем я начал говорить, что когда вы доверяете счет – это 100% вас можно наколоть очень простым способом. Так называемый способ перелива денег с одного счета на другой. То есть на одном счет деньги сливаются, на другом они зарабатываются. Только счет, на котором сливаются – это ваш счет, а который зарабатывается – вы к нему никакого отношения не имеете. Вот такая вот загвоздка и проблема. Причем, доказать это будет физически невозможно. Но когда у вас есть сам факт, скажем так, передачи физически денег, то вот здесь как раз все гораздо проще и прозаичнее происходит потому, что все-таки у вас был сам факт передачи денег. А дальше уже либо это есть, либо этого нет. Здесь уже зависит от ответственности, собственно говоря, управляющего и трейдера.

Вспоминаю один случай про тот же самый брокеридж, сейчас поговорим. Было не так давно небезызвестное IPO компании Facebook. Скажем так, а-ля брокер предоставлял возможность поиграть с этой бумажкой на открытии. Но вот незадача. Разница между реальной котировкой и тем, что предоставлял брокер, иногда достигала 9 долларов за одну акцию. Это довольно много при условии того же самого открытия торгов. Акция колебалась там, в районе 30 с копейками долларов. Там чуть выше, по-моему, до 40 доходила. Согласитесь, что почти 10 долларов – это многовато. Поэтому логично, что у многих возникли вопросы: а что происходит? Если в одном терминале, то есть у одного брокера показатели одни, а у этого брокера показатели совершенно другие, которые не соответствуют действительности? В таких случаях обычно принимается решение следующего рода: либо на хрен все запретить и отрубить, либо пытаться, собственно говоря, юлить. Ну, вот и у нас, скорее, произошел первый случай, когда просто отрубили клиентов от платформы, и они все остались ни с чем. Хотя они именно ради этого и приходили к этому самому брокеру. Вот мне как раз кажется, что именно такие ситуации, именно такое поведение, мне кажется, является самой грязной отвратительной игрой в финансовом мире.

Вспоминаю опять же, другой случай из других компаний, когда компания предоставляла услуги роботизированных систем, то есть не просто брокерские услуги, а именно частное управление капиталом. И когда у такой компании возникает проблема с этими самыми роботами, ну, собственно, терминаторы вышли на охоту за капиталом клиентов и начинают их пожирать, то есть сливать, компании ничто не остается, как говорить о том, что это форс-мажор, ребята. Завтра все будет хорошо. А завтра хорошо не настает, форс-мажор продолжает жрать и иметь вас во все щели. И, собственно, форс-мажором и открещиваются компании от всех своих клиентов, не входя ни в их положение, ни рассуждая, обсуждая проблему, никак не хотят ее решить, просто говорят: ребята, форс-мажор, на хер все идите и все. Как мне кажется, после такого вы там не просто идете в суд, а я думаю, вы способны заказать просто людей за живые деньги, оставшиеся на вашем счете, чтобы с ними разобрались чисто по-житейски, по-мужски, по-настоящему. Любые оговоренные риски или написанные бумажки – это все так и остается на бумажках потому, что кроме репутации у компании и человека нет ничего. И здесь важно, как человек поступал с подобными ситуациями в прошлом. И как мы с вами знаем, какую бы компанию ни взять, за ней всегда в прошлом какая-то жопа. Да, то есть где-то обязательно обманутые вкладчики, кинутые клиенты и все иже с ними следующее и вытекающее из всего этого.

Ну и по последней категории прокатимся – это частные управляющие трейдеры, так называемые одиночки, которые не работают с какими-либо компаниями, они сами по себе. Ну, во-первых, они иногда как проституточки стелятся под те или иные компании, надевают их маечки, бейсболочки и прочее. И, собственно говоря-то, делают то, что им платят за что. Ну и они ниже все приведенные примеры, как они могут привлечь вас? Они используют старые добрые рекомендации в нашей советской, скажем, постсоветской стране. То есть, в основном, вы не встретите правдивых отзывов и реальных людей, которые действительно благодарны той или иной компании, тому или иному человеку за то, что он для них сделал или заработал деньги. Таких очень мало. И, прежде всего, это касается чего? Вот вы увидели отзыв. Даже возьмем отзывы с моего канала. Все эти люди реальные. Их можно найти в соцсетях – везде, то есть эти люди не скрываются, они готовы быть публичными и они говорят о том, что у них есть какой конкретный факт. Чего не скажешь о многих, многих, многих других компаниях, где вы видите фотографии чужих людей, вымышленные имена-фамилии, ну и так далее, и тому подобное. Опять же, это совершенно не соответствует действительности. Тем не менее, прочитав кипу таких отзывов вы, собственно, начинаете думать, что да, не все так плохо. Потому что всегда есть и хорошие, положительные отзывы. Но я вам так скажу, если нет вообще никакого срача по поводу той или иной компании, либо эта компания или человек достаточно мало времени присутствует на той или иной нише рынка, либо эта контора 100% вас кинет потому, что должно быть хотя бы что-то негативное, злостное. Хотя бы зависть в отношении этой компании. Тогда она имеет место быть и претендовать на то, что она действительно настоящая и делает что-то стоящее. Если этого нет, то, к сожалению, доверие к этой компании тоже нет.

Самый главный бич последней касты, скажем так, последнего пунктика в нашем видео – это безответственность. Безответственность компании управляющих трейдеров. Никто не берет на себя риск. Я порекомендую вам сейчас несколько фильмов, которые стоит, наверное, посмотреть для своей финансовой моральной грамотности. Это, прежде всего – «Предел риска». Второй фильм – это «Финансовый монстр» с Джорджем Клуни. Это, наверное, единственный фильм за всю историю, где финансист или, по крайней мере, советник финансовый публично извинился за то, что ввел людей в заблуждение и то, что его ставка не сработала. Но, правда, это он сделал под дулом пистолета и под угрозой взрыва бомбы, но все-таки он это сделал. Хотя бы в кино, но он это сделал. И, действительно, если вы посмотрите историю, многочисленные эфиры разных каналов, в том числе и федеральных, вы увидите, что люди совершенно беспочвенно раздают вам советы, вводят вас в заблуждение. Ну, так называемый зомби-ящик, он всегда был зомби-ящиком. Это плохо, друзья мои, поэтому всегда выбирайте тех, кто за свои слова готов отвечать. Ну, простой пример вам приведу. Допустим, механик, юрист, зубной – не важно, любой человек, профессия которого делать что-то руками или мозгами, если он облажался, он в этом признался. Говорит, да, действительно, мой недочет. Но он не отмахивается от вас, не посылает вас в задницу, не говорит: это не ваша проблема, а, действительно, говорит, я все понимаю, сделаю, переделаю все бесплатно. Мой косяк, я исправлюсь, давайте сделаем вот так. Я не могу, допустим, вам компенсировать всю сумму сразу, но я не отказываюсь от своих обязательств, я готов вам помочь все это дело восстановить. Не знаю, там, продам машину, квартиру, свои золотые часы, но я сдержу свое слово. Я отвечаю за свои поступки.

И здесь я приведу, наверное, пример, который услышал от своего партнера из мотокроссового клуба. И он рассказал мне такую историю. В один из автосервисов приехал обычный мужчина, который очень много километров собирался ехать на своем новеньком БМВ, Икс-5, по-моему. Ему нужно было сделать сход-развал. Дело в том, что ему сделали сход-развал, но его новые покрышки и диски, конечно, покоцались, источились на одну сторону и ему сказали, что тебе сделали неправильно сход-развал. Тем не менее машина умудрилась на этом кривом сход-развале проехать в районе 2000 километров, не больше. Так он не поленился, вернулся в этот автосервис потому, что такие вещи, они, зачастую, связаны с риском для жизни, когда у вас неправильно стоит руль или вам что-то неправильно сделали. Поэтому люди-механики, они, зачастую, все-таки люди достаточно ответственные, особенно, в каких-то кастомных мастерских, потому что нет над ними начальника, и у них есть только их репутация. Также как и у многих финансистов и трейдеров. Так вот, мужичок вернулся обратно и он говорит, что за фигня? На что человек, который делал этот сход-развал, сразу послал его на хрен. Говорит, я ничего переделывать не буду, и я все сделал нормально. Вместо того, чтобы с пониманием отнестись к человеку, понять его проблему. Это же его косяк, это он недосмотрел. И вы знаете, это мужчина, он не стал там ругаться с пеной у рта, что-то говорить, он просто подошел к задней двери своего автомобиля, достал обрез и прострелил этому говнюку колени. Вы знаете, никто не вызвал ни полицию, ни скорую помощь, потому что все вокруг понимали, за что и почему он получил дробовиком по своим коленям.

Вы знаете, когда финансовые структуры, управляющие трейдеры, компании, банки ведут себя вот таким, подобным наглым образом, мне кажется, они все-таки не осознают до конца, что с ними может произойти точно также как с тем механиком в автосервисе. В связи с этим я рекомендую не им, а прежде всего тем людям, которые работают на такие компании и на таких людей, посмотреть те пару фильмов, о которых я говорил, включая один, мне кажется, один из лучших тоже фильмов, называется «Игра на понижение». Там вы увидите к чему приводят, скажем так, одно грязное действие и другое грязное действие в отношении тех людей, которым вы всегда слезно обещаете что-то заработать, что-то для них сделать хорошее, а на самом деле вам плевать на них, на их семьи и на их желания. Вам лишь бы удовлетворить свои. Я бы хотел вам пожелать, чтобы вы все-таки осознавали, что да, может быть, обычный клиент, обычный человек не доберется до самой верхушки акционеров, но он обязательно может добраться и физически устранить и выместить свою обиду на тех, кто с ним непосредственно работал. Менеджеры, вип-менеджеры – люди, которые сидят в колл-центрах и те, которые занимаются обслуживанием этих самых клиентов. И те, которые с пеной у рта доказывали, что, ребята, все будет ништяк – я 100 раз так делал. Я думаю, терпение у людей в связи с нынешними событиями вообще в мире и кризисом общим и общим снижением жизни, они все-таки могут ударить в мозг каждому человеку. Поэтому, ребята, что называется, одумайтесь, будьте осторожны  и все-таки относитесь к людям по-человечески и с уважением.

Ну, что, вот такой у нас сегодня был выпуск, скажем, так – гаражный. В следующих выпусках, ребята, я обязательно вам расскажу о том, как собирается мой мотоцикл, что мы с ним сделали, как он ездит. Обязательно поснимаем мастеров за работой. Те, кто реально работает руками – я думаю, это будет офигенно. А чуть позже мы снимем еще и несколько тест-драйвов для моей аудитории, которая постоянно мне задает одни и те же вопросы, на которые обычно я в мире финансов могу им дать посмотреть видео и не повторяться. А вот в то, в чем я увлекаюсь – мотоциклами, мне приходится рассказывать каждый раз одно и то же. Поэтому чтобы это было интересно и весело, я думаю, это будет вам весело, мы обязательно снимем, скажем, так трилогию или несколько даже блогов по поводу тюнинга, постройки, покатушек и тестов мотоциклов. Будет интересно. Это был гараж Фитиль DMС, офигенно двухэтажный красивый, я здесь очень много чего делал и, я думаю, мы еще много чего сделаем и покажем вам.

Читать полностью
https://www.youtub

Честно про доходность и убыточность торговых стратегий и трейдеров

Привет, ребята! Мы находимся в Нью-Йорке. И я хотел сказать, что не всегда все года бывают в плюс. Бывают года, когда вы теряете деньги. Это нормально. Всегда зарабатывать – это неправильно потому, что не похоже на правду. И если вы все время зарабатываете, то это 100%-ный инсайд. Он, в принципе, незаконен. 2011 год у меня был не очень хороший. Был минусовой. Были еще три года минусовые. Но в целом, за 12 лет работы, у меня всего 4 года были минусовые. Остальные были в плюсе. 2011 год был минус 17 целых, с копейками процентов. И вы должны понимать, что в каждой сделке, которую я делал на опционах и делают мои финансовые партнеры, всегда есть шанс потерять все, что мы ставим на рынок. Поэтому абсолютно все ставить на рынок нельзя. Нужно диверсифицировать. Это может быть недвижимость, опционы, акции, облигации, фьючерсы – все что угодно. Это может быть российский, американский рынок. Да даже европейский. Хотя европейский я не очень люблю, так как там, в принципе, по большей части запрещены такие понятия как short и игра на понижение. Поэтому, друзья, нужно понимать, что когда вы хотите сделать какую-то инвестицию, во что-то вложиться, неважно – это компания, трейдер, бизнес, партнерство – здесь нужно знать одну важную вещь. Первое, на что обращаете внимание – на историю: компании, предприятия, человека. В конце концов, его Instagram, Facebook – все, что угодно. Плюс, смотрите результаты. Желательно, за последние четыре года. Они могут быть плюсовые, минусовые, но последние 4 года нужно обязательно посмотреть, помимо текущих результатов. Что еще? Обязательно поищите «грязное белье». Это так, в кавычках. Но если вы его найдете, это уже хорошо. Это говорит о том, что компания, человек, фирма, ваш партнер – они все-таки настоящие и у них есть как завистники, так и сторонники. Плюс, когда вы все-таки решитесь с этими компаниями, людьми, трейдерами, управляющими работать, поставьте себе цель работы на 2 года потому, что только в течение двух лет вы поймете, что может быть, у вас сложится, а может быть нет. Первый год вы можете заработать всего 10% и это меньше, чем в банке. А второй год можете заработать 80% со своего капитала. Тогда что вы получаете за 2 года? Правильно. По 45% в среднем за год. Поэтому всегда смотрите на эти составляющие. И еще один важный момент. Если вдруг вы не сработались с кем-то и у вас все 2 года получились в минус, отрицательно, все плохо, вы можете и нужно продолжать работать с такими компаниями и людьми только по одной простой причине: если они потеряли меньше, чем рынок в целом, и меньше, чем конкуренты в целом. Тогда с этой компанией, трейдером, управляющим можно, и самое главное, нужно работать. Потому что когда на рынке изменится все в лучшую сторону, во-первых, у этих ребят гораздо больше капитал для того, чтобы заработать. А второе – они априори сделают больше, чем те, которые потеряли больше, чем они.

Ну что, мы минуту назад были в Нью-Йорке, а вот уже и в Москве. Я хотел детально рассказать вам о том, как на самом деле выходит так, что у людей появляются минусы, трейдеры сливаются. И нормально это или нет? На самом деле минусы могут формироваться не потому, что так захотел трейдер или так случилось на рынке, а потому что та или иная стратегия, она подразумевает действительно стратегию и работу по ней. И понять, работает ли стратегия или не работает, нельзя. Даже по первому убыточному кварталу или по последнему убыточному кварталу в году. Этого нельзя понять.  И чтобы это действительно выяснить, вам необходимо на той или иной стратегии, трейдере или алгоритме сидеть целый год, как минимум. И, собственно, 2 года, как максимум. Если за 2 года у вас нету четкой статистики – плюс или минус – что это значит? Например, первый год у вас был минусовой. Но второй год был плюсовой. Здесь вопрос ребром: работает стратегия или не работает. Но первый год она вам не принесла существенной прибыли, второй год, допустим, она вам принесла прибыль. Тут сложно сказать: работает стратегия или нет. Тем более, если во втором году не было ни одного убыточного месяца или, например, убыточного квартала. Тоже самое нельзя сказать, когда у вас первый год был прибыльный, а второй год, допустим, у вас был убыточный. Причем второй год у вас каждый квартал был минус. Это тоже нельзя сказать, что система или трейдер убыточный. Но, в принципе, за 2 года нужно всегда складывать что-то среднее. Когда мы говорим о людях, то есть конкретно о группе трейдеров, управляющих, программистов, нельзя сказать, что они выдохлись на следующий год и больше они уже не смогут зарабатывать. Нет, вот как раз по отношению к людям, здесь нужно быть более объективным. Потому что человек, в отличие от любой системы и алгоритма, способен меняться и менять алгоритмы. Вот если робот, скажем, ни одного месяца или квартала в следующем году не заработал, то, наверное, он, скорее всего,  не имеет право на жизнь и рынок действительно изменился, и он мало что сможет заработать. Хотя, на самом деле, это не факт. Все может быть совсем по-другому. Тем не менее, чтобы вам создать определенную статистику и понимать: работает или не работает эта система или трейдер, вам нужно проработать, минимум, 2 года, чтобы это увидеть. Просто первый год вы можете заработать 10% по итогу года, и это будет не так много. А второй год вы можете заработать 80% капитала. Тогда что? Тогда у вас средняя доходность 45% в год. И, на самом деле, это круто. Тем не менее, плюс или минус будет всегда. И я бы беспокоился больше о том, что ни одного минуса, например, в месяц или в квартал та или иная система не принесли. И это беспокоит. Почему? Потому что когда будет реальный, что называется, залив, то система не сможет ни с каким риск-менеджментом справиться с потерями. Также и человек, и трейдер. И отсюда это берется. Но это абсолютно нормально, когда у вас внутри года может быть 2-3, даже три квартала убыточных. Но даже четвертый квартал, половину, у вас тоже может быть убыточным. И, например, там, за пару недель до нового года вы можете все потери свои нивелировать и, собственно, заработать большой куш. И это нормально для любой стратегии, трейдера, алгоритма. Ведь такие куши можно срубать не только в конце года, но и в начале, в середине. В какой-то месяц конкретный, в неделю или даже день. Но вы никогда не знаете, когда это произойдет, и произойдет ли вообще. Поэтому здесь ставка идет на то, что это может произойти и какая из этого может быть вероятность. Когда вы получаете первый месяц убыточный или квартал убыточный, это не значит, что что-то не работает или что-то сломалось. Всегда подводите итог по году. У вас любой месяц или квартал может быть убыточный. Также у вас может быть убыточными 2-3 квартала. Они могут быть подряд, могут быть через один. Это неважно. Важно, что у вас будет получаться среднее по итогу года и по итогу двух лет. Это такой, очень важный вопрос. Потому что именно это позволит вам рассудить и понять, стоит ли игра свеч, стоит ли работать с тем или иным предприятием или компанией, и прочее. Да, конечно, на третий-четвертый год у вас может там все измениться и быть очень крутые доходности, но все-таки риск здесь гораздо более велик, чем нежели в первые 2 года. И это абсолютно нормально. Это абсолютно нормально. Вот сейчас я, буквально, еду как раз на встречу с одним из своих инвесторов, как раз буду отчитываться, и этот четвертый квартал у меня как раз получился убыточный. Но не весь. За счет достаточно большой диверсификации на разных алгоритмах, разных, собственно, стратегиях, этот минус, он не такой большой, как мог бы, например, быть. Дело в том, что когда вы, например, какой-либо счет сажаете на одну-единственную стратегию, например, или капитал весь сажаете на одну стратегию, вам придется на этой стратегии сидеть, на самом деле, год. Нельзя с нее прыгать каждый месяц или каждый квартал. Или, наоборот, там: вот эта стратегия фигачит, давайте на нее пульнем по максимуму бабла. Это нельзя делать. Вот классический пример я вам приведу. В Штатах, у меня один из управляющих, собственно, сделал там за сутки почти 84%. Конечно, мы выделили ему капитал. И, скажем так, несколько рискованный капитал. Тем не менее, он весь этот капитал профукал. Другие ребята наоборот заработали. То есть он потерял все, что ему выделили, а другие ребята заработали в районе 44%. Но из-за того, что на них было распределено меньшее количество капитала, общий убыток по этой позиции на людей, как раз составил минус 17%. И опять же, это нормальная ситуация. Потому что этого могло бы и не произойти, если бы, например, изначально, чуть пораньше распределили бы капитал побольше. И, скажем так, у той команды, которая на самом деле сделала более стабильный доход, она могла бы нивелировать потери, скажем так, одного сумасшедшего бойца или самурая, который умеет рубить много денег. Это не говорит о том, что он плохо торгует или его стратегия выдохлась, просто так бывает. Те, кто могут срубить очень много денег, не факт, что они смогут это делать все время, понимаете. Это вы должны понимать. Поэтому нельзя все время замыкаться на одном единственном трейдере, на одной-единственной стратегии, всегда диверсифицировать их. А если человек обладает несколькими стратегиям, несколькими возможностями и грамотно распределяет капитал, то это позволяет гораздо более устойчиво переносить любую просадку или убыточный квартал, или даже год. Опять же, считаем среднюю за пару лет, и сколько мы заработали на той или иной позиции. Каждый год делается пертурбация своего капитала. Что это значит? Если у вас есть, например, доверенный человек или финансист, или управляющий, который это может делать за вас каждый год – это замечательно. Что значит в моем понимании пертурбация ежегодная? Дело в том, что когда тот или иной трейдер зарабатывает деньги, он зарабатывает на определенной, допустим, стратегии. Ну, допустим, 10 стратегий, из них было три наиболее прибыльных. А на остальные семь, например, он в этом году не особо обращал внимание. И у него, в принципе, появилась еще пара стратегий, которые он еще пока не использовал, но собирается. А деньги у него всегда лежали на тех основных трех, на которых он зарабатывал деньги. При этом, эти деньги, после того, как прошел год, он мог бы оставить на тех же трех стратегиях и не дергаться, и не вкладывать в новые две, которые он разработал. Но это неправильно потому, что опять же, предыдущие три могу в следующем году не принести ту прибыль, на которую он рассчитывает или вообще, более того, они могут быть убыточные. А новые две, наоборот, могут принести гораздо более существенную прибыль. Но чтобы это понять, нужно в этом участвовать. А для того, чтобы в этом участвовать, нужен капитал. Соответственно, каждый год делать… что значит пертурбация? Ровным слоем брать весь капитал и размазывать между старыми и новыми стратегиями, причем весь капитал. Если опять же, повторюсь, если это за вас делает ваш управляющий трейдер или финансист – это на самом деле прекрасно. Ему «отлично», «пять», и вообще – молодец. Но если он этого не делает, а, как правило, в больших корпорациях и брокерах, это никто не делает. Как бы есть трейдер. Он пока зарабатывает, или стратегия пока зарабатывает, он эту доходность и показывает. Хотя тут, честно говоря, можно сделать откровенный наброс и сделать все гораздо проще – сказать как есть. За счет больших сумм, которыми на самом деле толком никто не управляет, а просто за счет этих больших сумм показывают графики, рисуют, брокеры отнимают деньги у мелких спекулянтов, скажем так. Вот что плохо, вот что плохо. Но, к сожалению, таков российский рынок. У нас никто не нацелен на то, чтобы зарабатывать для клиентов. Вот такова вообще, в принципе, суть России. Тут лишь бы, лишь бы, как бы, как бы и так это все устроено. Я, конечно, против этого и работаю по-другому. Так, ну чего еще сказать? Тут обрезать можно.

Хотел вам еще сказать по тому, сколько дет я этому уделяю. И 12, или, наверное, чуть более 12-ти лет я этим занимаюсь. Из этих 12 лет, на самом деле, не все года были плюсовые. Это было бы, конечно, нечестно сказать, что 12 лет подряд плюс. Голубая мечта!  У нас только Герчик 14 лет подряд в безубытке. Это факт. Тем более, на американском рынке. И он, на самом деле, в этом плане крут. У меня так не получалось, хотя у меня однажды была цель. По-моему, в 12-м или 13-м году, целый год быть без убытка. Вот не выдержал и за этот один год, я не помню, то ли 12-й, то ли 13-й – я заморочился. У меня за один год было всего шесть убыточных сделок. И убыточными сделками я считал, в том числе, те сделки, где меня выбивало по стопам. Пусть меленькому, небольшому, но выбивало. Это было немножко обидно, но, тем не менее, всего 6 сделок за год. И потом я пришел, как ни странно, к этой же самой цифре – не больше шести сделок вообще, в принципе, в месяц, а иногда в квартал. Что на самом деле существенно увеличило мои показатели доходности ежеквартальной и ежегодной. Когда я перестал гоняться за кратковременными движениями и стал более интересные стратегии на несколько дней, несколько недель даже рассматривать на опционах. Это мне дало существенный, больший профит, нежели чем другие вещи. Ну так вот, я хотел сказать про года. Из 12 лет, 4 года были в убытке. Они и были не подряд, но тем не менее, они были убыточные. Где-то я самостоятельно работал, где-то с привлеченным капиталом инвесторским. Но, тем не менее, не все года были в плюсе. И вот 2011 год, как ни странно, он по факту для многих был достаточно сильно плюсовым. Но из-за того, что разнился капитал, скажем так, старичков, новичков, и с теми, с кем я работал, получилось все-таки, что отрицательность, доходность была в среднем, минус, по-моему, 17 с копейками процентов. И это опять же нормально потому, что тот же самый уже следующий год – там, 12-й, 13-й – они уже были более плюсовые. Но там было и капитала в разы больше. И количество инвесторов тоже было больше. И задачи финансовые, и, в том числе, на фондовом рынке и не только, они были гораздо, скажем так, интереснее, гораздо сложнее. Поэтому еще раз скажу по поводу минусов. Минусы – это нормально. Нужно всегда смотреть на минусы, скажем так, за последние 4 года, какая была статистика. Всегда смотреть на расстояние 2 года, а не 1-2 месяца. Если вы будете работать с теми, которые вам каждый месяц будут зарабатывать и каждый квартал делать бабки, у вас будет простое логичное, собственно, желание, простое логичное желание что сделать? Увеличить капитал в разы. Вы заложите квартиру, дом – да все, что угодно. Ну, чувак зарабатывает, делает кучу бабок. Делает? Делает. А как же тогда быть, собственно? Надо в него кучу денег вложить. Зашибись, кучу денег вложили. И он вдруг перестает зарабатывать. Ваши действия? Ну, вы расстраиваетесь. Вы говорите, что за фигня? Ты ж зарабатывал каждый месяц, каждый квартал. Да, на меньшую сумму. Сейчас я тебе увеличил сумму в 4 раза, но в чем проблема? Делай все тоже самое, что ты делал раньше. Что происходит? У всех есть свой как бы психологический лимит. У всех бывают, на самом деле, проблемы и черные полосы. Но, к сожалению, вам, как жадным инвесторам до прибыли, до этого все равно. И вы, естественно, будете во многие места вкладывать деньги и будете всегда отдавать приоритет тем, кто в моменте для вас зарабатывает. Но есть одно «но». Это ответственность и определенные обязательства. Вот если взял на себя управляющий трейдера определенные обязательства, дайте ему возможность их выполнить. Не нужно его в этом ограничивать. Я много раз сталкивался с тем, что у клиентов была следующая проблема. Они очень радостно воспринимали увеличение капитала и очень болезненно реагировали на потери капитала. При этом их постоянное желание контролировать процесс, заканчивалось тем, что они мешали управляющим трейдерам, ну, собственно, физически работать. Потому что когда тебя все время выбивают из терминала по причине того, что другой человек пытается  в этот терминал все время залезть. И когда он меняет логины и пароли в зависимости от своего настроения инвесторского, это, конечно, не вариант. Тем более, если, например, если компания, трейдер или человек, взяли, скажем, обязательства на себя следующие, по определенному риск-менеджменту, скажем так, если у них потери равняются от 15 до 30%, но они, к примеру, слили вам 60. При этом они не снимают с себя ответственности и готовы вам компенсировать, собственно, вашу просадку. И вы видите, что они могут это делать. То есть периодически у них бывают очень серьезные прибыли. Бывают также и потери, но они это могут делать. И, в принципе, они обладают необходимым капиталом, почему бы нет? Тут нужно договоренности соблюдать. Если управляющий трейдер не держит свои обязательства – это плохо. И мне кажется, что это намного более важнее, чем в моменте те компании и трейдеры, и люди, которые для вас зарабатывают прямо здесь и сейчас. Потому что, что будет, если они перестанут это делать? А хуже всего, если они не просто перестанут это делать, а если они проиграют все. Ведь они на себя никакой ответственности не берут. Вот в чем проблема. И вам не получится всех их контролировать за раз. Поэтому я рекомендую работать с теми, кто берет на себя ответственность, те, кто выполняет свои обязательства. Всегда, минимум, пару лет смотреть и всегда работайте с теми, кто большое внимание уделяет, на самом деле, риску, риск-менеджменту. Начинает с вами разговор не с баснословных прибылей, да, запредельных, а именно с риска. Потому что всегда я все разговоры, все, собственно, вопросы, всегда начинаю именно с риск-менеджмента. Ну и, собственно, с риска минимального, который равняется 30%. Далее человек уже может установить сам. 30-40-50-60 или какой-то частью капитала можно вообще 100% рисковать, например, на опционах. Это нормально. Но для этого нужно поработать, как управляющему, так и вам, собственно, самим. Для того, чтобы повысить свою финансовую грамотность. Я рекомендую опять же иметь дело с теми, кто не просто для вас стрижет капусту, но еще как-то вас просвещает: и финансово, и вообще кругозор. И вы вместе с этим человеком, с этой компанией, растете и развиваетесь. Хорошо, когда, например, брокеры учат людей не просто нажимать кнопки, а дают этому немножко больше информации. Как бы расширяют их кругозор и в целом, дают им интересное развитие интеллекта. Ну, не везде. Вот это то, что я хотел вам немножко детально, подробно сказать по поводу плюсов и минусов, почему и зачем. Вот так.

Читать полностью

ICO и криптовалюты #4: Токен, суд, тюрьма

А теперь, собственно, послесловие потому, что в прошлый раз мы закончили на том, что стемнело, также как темнеют перспективы отдельных любителей крипты и ICO. А сегодня мы решили всех порадовать и снять окончание, не самое радужное, но с хорошей погодой, с хорошими видами, с прекрасной природой про то, чем грозят вам действия регулятора и чем, собственно, опасна крипта с точки зрения законодатель-ства. Потому что вы не можете жить в своем собственном выдуманном мире, к сожале-нию, вокруг вас есть государство, вокруг вас есть люди, которые хотят запихнуть вас в рамки. И это не всегда плохо, но просто надо быть к этому готовым, чтобы внезапно не оказаться за решеткой.
Итак, надо понимать, что халявные деньги в ICO и в крипте закончились. И халявные они не в том плане, что их можно легко срубить, а в том, что вам их будет гораздо тя-желее вывести и, более того, вы можете немножко присесть. Почему? Потому что госу-дарства не могли смотреть на эту вакханалию вокруг крипты, вокруг ICO, вокруг стартаперов просто так. Рано или поздно ребята из различных ведомств должны были вами всеми заняться. И они занялись.
В виду того, что крипта и ICO были такой вещью в мешке, то есть непонятно, к чему их относить – к IPO ли, к иному какому-то размещению внебиржевому. Саму крипту непонятно было считать валютой или товаром, то государства думали-думали-думали и, наконец-то, придумали. Сначала дело началось с комиссии по ценным бумагам США, которая выписала предписание о том, что есть такой критерий Howie (Хоуи или Хауи, если кому-то интересно), который говорит о том, что если вещь похожа на акцию, то ее и надо понимать как акцию. То есть, если вы выпускаете токены, похожие на акции, то вас ждут все те самые прекрасные регулирования, которые предписывает SEC, которые положены при IPO. Причем, что самое интересное, что SEC иногда может вас трахнуть после, когда вы все уже сделали, но SEC провел расследование, прошел год-два, неизвестно сколько, потом говорит: ребята, а, давайте, мы проведем расследование. А у SEC есть какая проблема? Эти ребята могут инициировать уголовку, что, в общем, уже скоро начнет происходить. И ребята, товарищи стартаперы и любители легких денег, даю вам не то, чтобы обещание, но вангую следующую историю, что часть из вас присядет, либо получит очень неприятную административку, либо дисквалификацию на рынке финансов.
Потому что государства уже примерно поняли, чего с вами сделать. И тот же SEC, на днях, относительно, ну, масштабах истории, понятное дело, уже несколько компаний натянул. Сначала он натянул тех людей, которые решили, что проводить IPO первичное-вторичное неинтересно, то есть, если у них акции торгуются, делать допэмиссию – это как-то скучно, много слишком бумажек и так далее. Они пошли на ICO. Чего сделал SEC? Понимая, что они не пытаются соблюдать его регуляторные правила и предписания, он им просто сделал стоп-торги, соответственно на NASDAQ и на NYSE. Соответственно, после чего им оборвали трубки инвесторы, этим конторам, и сказали, ребята, чего происходит? Они такие – ну, блин, SEC дала нам стоп-торги. Это первая история.
Но дальше веселее. После чего одна из компаний была вынуждена аннулировать ICO, которое она затеяла. А затеяла она неплохие деньги, а в будущем обещались быть миллионы, а может, десятки миллионов потому, что SEC им в виде двух следователей заявилось к ним сказало: ребята, вы тест Howie проходили? Вы кейс DAO знаете? Вы наши регуляторные предписания смотрели? Вы требования к IPO знаете? Они такие: ну, наверное, нет. Тогда, ребята, у вас есть выбор. Либо все это отменить и вернуть деньги инвесторам, либо мы устраиваем разбирательство, а там вы можете присесть. И что самое интересное. Присесть вы можете не только в США, но уже и в других странах по-тому, что есть такие термины, как отмывание средств, уклонение от налогов. А налого-вая служба США, между прочим, мониторит все ICO уже с 2015 года. И то, что она пока никого не натянула, это, скорее всего, ей просто пока хочется понаблюдать за процес-сом. Но, поверьте, налоговики в США мимо не пройдут, если даже Аль Капоне, в конце концов, сел за налги, а уж чувак-то имел ресурс нормальный, чтобы избежать карающей руки государства. То, поверьте, до вас налоговики США, если захотят добраться, то доберутся.
Если вы обратите внимание на проспекты ICO, white paper и прочие истории, и там какие-то записи в смарт-контрактах, которые делают ребята при проведении ICO и вот этой всей истории с токенами, то вы можете обнаружить, что в большинстве случаев там стоит запрет на покупку токенов гражданам США, Сингапура. Скоро добавится Ка-нада, возможно, добавится Англия, и, с большой долей вероятности, добавится Изра-иль. Почему? Потому что все эти страны начали жестко – одни быстрее, другие медлен-нее – регулировать рынок крипты и ICO. Израиль опаздывает пока, но, поверьте, эти ребята по-настоящему злые, учитывая то, что они запретили на хрен внебиржевой рынок бинарных опционов. То есть во многих странах они еще живы, в Израиле их просто вырезали под корень. Если вы обратите внимание на последние события в банковском секторе, в Израиле, вы просто охренеете, как они зажимают вкладчиков, где вкладчики, если не могут доказать происхождение своих средств. Там просто как косой, как смерть с косой ходит и люди просто стонут, пытаются в панике успеть вывести средства. Потому что, в противном случае, эти средства арестовываются, замораживаются и к вам еще приходят люди и начинают задавать массу неприятных вопросов.
Впрочем, дело касается не только истории с акциями и так далее. Присесть сейчас можно абсолютно прекрасно за незаконные банковские операции. Почему? Потому что крипта оказалась где-то в промежуточном положении. Это, вроде как, и не валюта, но, вроде как, и не товар. Это вроде не дериватив, хотя ребята из Комиссии по ценным бумагам Канады считают, что отдельные токены можно считать не только аналогом акций, но и деривативами, и регулировать как деривативы, то есть фьючерсы, опционы и так далее. Соответственно, можно загреметь за реально неприятные истории. Например, в Бельгии людей забрали за отмывку и за незаконные банковские операции. Есть шанс, что они уедут на три года и более. В Костроме забрали обменный пункт биткоинов и… потому, что они работали по-крупному. Там оборот был около 500 миллионов рублей. Ну и, естественно, дяди в погонах не упустили такой момент и теперь у людей статья «О незаконной банковской деятельности», я думаю, добавится что-то еще. То есть, о чем это говорит, что крипта – это хороший инструмент, чтобы войти, н не очень понятно, как выйти без последствий. Тоже самое касается и ICO, как выйти без последствий. Почему? Потому, что это такой сейчас рынок домохозяек. Приведу пример с Китаем. Когда там был бум покупки всяких акций, деривативов и так далее, когда, так называемые, домохозяйки, то есть вообще абсолютно неподготовленные инвесторы ринулись на фондовый рынок, они очень быстро разогнали пузырь. Очень быстро. И все было бы здорово, примерно, также, как в крипте и как в ICO. Очень быстро разгоняются цены токенов, очень быстро разгоняется цена крипты. Супер! Но есть момент. Дальше будет падение, пузырь лопается, и дальше все со свистом летим вниз. Что произошло в Китае? Куча домохозяек пожаловалась и после чего китайским большим боссам не осталось ничего, как пересажать хренову гору людей для того, чтобы успокоить народ. И чего в итоге? Отдельные пацаны из регулятора сидят, отдельные трейдеры сидят, отдельные финансисты сидят, все веселятся, как могут. А домохозяйки обваливают жалобы правительство Китая о том, что, мол, нас кинули на бабло. Я купила акцию по 1000, а вышло по 500. Я теперь нищая, чего делать? Тоже самое может произойти и с криптой. Почему? Потому что если жалобы напишут граждане США, Сингапура, той самой Канады и так далее, а там, особенно в США, люди очень любят посудиться, то может даже disclaimer, который вот наивные стартаперы пишут в disclaimer в свои смарт-контракты, в white paper и прочее, что если вы, типа, ставите галочку и подтверждаете, что вы не гражданин США, то после судов не будет.
Нет, ребята, суды не просто будут. Скорей всего вас возьмут за жопу, прям конкретно, и пришьют все, что только можно, включая инвестор-фрот и прочие-прочие вещи, за которые можно загреметь не только на деньги и очень надолго, но и в тюряжку на очень надолго. Так что события будут развиваться не всем очень радостным путем. И многие стартаперы это понимают, что сейчас схлынет хайп не только со стороны инвесторов, но регуляторы ущемят сейчас за задницу так, что это будет сделать либо невозможно технически, либо это будет опасно, по-настоящему. И, более того, некоторые биржи уже зажимают вот этих вот оголтелых стартаперов, которые выпускают токены на все подряд, биржи Poloniex и еще несколько, они выпустили меморандум, что будут соблюдать правила SEC относительно касаемо выпуска токенов. И если токен будет считаться с их стороны неликвидным или выпуск токена будет нарушать правила SEC, то токен будет происходить либо делистинг, либо не будет допущен. А что это означает? Что все домохозяйки, которые зашли в ваше ICO, будут очень возмущены. Если там будет очень крупная обидчивая домохозяйка, то вас либо засудят, либо завалят. Но пока об этот стартаперы не думают потому, что написание типичного смарт-контракта, который бы являлся валидной юридической офертой, то есть имеющий полноценный статус юридического договора, на эту тему стартаперы никогда не хотели думать. Что уже говорить, если они про маркетинг не думают, хотя про него надо думать в первую очередь. Но юридические истории, они думают о них вообще в десятую очередь. А скоро придется думать в первую - потому что государство!
И раз уж я бегаю все время вокруг крипты, то надо сказать, что крипта сама, как валюта, пока это, конечно, коллапс и позор. Почему? Потому что, во-первых, она дико манипулируемая. Потому что 81% всей крипты держат китайцы. 95% обменных операций из крипты в кэш и обратно – это китайские обменные операции. Примерно, 10 кошельков самых крупных в крипте – это китайцы. И нет никакой гарантии, что наши прекрасные, точнее, их прекрасное правительство Китая не скажет: а пора ли вам, ребята, послужить Родине. И сделать с валютой ровно то, что мы попросим. И это может произойти. И по той же, мне кажется, причине, наши ребята так носятся вокруг Виталика Бутерина потому, что хочется иметь свою манипулируемую валюту. А десять крупных баноков, естественно, преимущественно из США, мутят свою криптовалюту потому, что им не хочется тоже упускать момент получить что-то, чем, при случае, можно поманипулировать. А что такое манипуляция рынком? Это очень даже приличная уголовная статья в США, где вы можете уехать лет на 8, на 10, а иногда даже подальше. И такие прецеденты есть и их не один. У нас в стране такие прецеденты, по-моему, единичные. Там ребята, какие-то трейдеры посуетились, их взяли. Понятно, у нас крупняк не берут. Но в США можно реально уехать по-крупному. Во Франции можно уехать, в Великобритании приятно вам, ребята, не будет. Но помимо манипулируемости, есть такая хрень в крипте как хардфорк – это вообще, по-моему, полная хренотень, с точки зрения валюты. Почему? Потому, что, если разрабы меж собой не договорились, они производят, так называемый, hardfork, то есть валюта отпочковывается одна от другой. То есть была вот… был биткоин, от него произошло четыре отпочковывания. Последний был биткоин-кэш. Адепта крипты говорит, что это типа зашибись. Вот у меня было два кошелька, ой, в смысле, был один кошелек, стало два. И, типа, у меня в два раза больше денег. Но, ребята, а, представим, что у вас курс будет не очень тот. Вот вы представьте мир, в котором вы проснулись и вместо одного вида рублей, стало два вида рублей. Или вместо одного вида доллара, стало два вида доллара. И хер пойми, как их рассчитывать меж собой, кто где их принимает и так далее. То есть в реальной жизни это вызвало бы коллапс. И такие прецеденты были, например, в Афганистане, когда ходило параллельно три валюты. Или, например, сейчас происходит в Венесуэле, где есть их боливар с официальным курсом, обменным курсом на черном рынке. А если ты хочешь обменять это баксы обратно – вообще третий курс. Как мы прекрасно знаем, в Венесуэле сейчас полный и масштабный пиздец во всех смыслах. Как финансовый, так гуманитарный, так экономический. Ребята, вот мир крипты может потенциально привести вас туда, просто пока еще не все в ней. И по-хорошему, вот эти все вещи надо заранее отрегулировать, о чем, как говорится, ну те люди, которые немножко секут ситуацию на ход, на два вперед, уже говорили, что надо заранее договориться с регуляторами, заранее просчитать риски, чтобы не влипнуть в ситуацию, когда мы все дружно просядем, останемся без бабок и начнем друг друга мочить – где с помощью ресурса, где с помощью кирпича в подворотне.
Уважаемые зрители! Думайте своей головой и скептически относитесь к любому хайпу вокруг инноваций потому, что сегодня хайп есть, а завтра это уже не так, чтоб инновация. А послезавтра эта инновация приносит вам проблемы, если вы в нее встряли с головой. И, кстати, помните, что ни биткоин, ни эфир пока вам не дают полную анонимность. Если вы думаете скрыться от государства, то, к сожалению, государство найдет способ, как до вас добраться. Не рассматривайте крипту, как инструмент, в котором можно скрыться от государевых людей. В той же Германии уже прекрасно полицейские показали, что без суда и без объявления уголовного дела, они могут прекрасно выпотрошить персональные данные людей с бирж и конкретных юзеров. Так что воспринимайте эту штуку, которая, возможно, когда-то заменит все текущие валюты, которые сейчас есть, либо будет ходить параллельно с ними. Но относитесь к этому скептически, думайте своей головой и не ведитесь на обещания легкого бабла. Легкое бабло уже давно закончилось. С вами был Алексей Гряцких. Пока.

Читать полностью

ICO и криптовалюты #3: Чем отличается ICO от IPO и краудфандинга, а токены от акций

Веденеев: Итак, друзья-товарищи, по поводу, чем же у нас IPO отличается от ICO и наоборот? Дело в том, что все, что мы сегодня говорили с Алексеем об этих вещах, вы должны понимать, что это мы не потолка берем. Мы, довольно, много лет и частый год мы общаемся с теми людьми, которые, что называется, в теме и на острие той или иной индустрии, включая криптовалюты и ICO, или токены. Дело в том, что у меня образование вообще изначально было финансово-правовая специализация, то есть юрист с финансово-правовой специализацией. Я как раз занимался, скажем так, юридическими вопросами, связанными с IPO. А что такое IPO? У нас есть первичное IPO, есть вторичное IPO. Мы все с вами, в основном, участвовали во вторичных IPO, то есть когда мы имели возможность купить ту или иную акцию на бирже, это и есть вторичное IPO. То есть тогда, когда акции той или иной компании, того же самого Facebook можно купить публично, через терминал на какой-либо бирже. А вот первичное IPO, это как раз среди узкого круга инвесторов. И этот узкий круг инвесторов, он говорил о том, что ты должен обладать определенной суммой. Не то, что купить одну акцию, а какой-то целый пакет, 1%, 2% акций должен был купить, и только потом проводилось уже, собственно, само IPO, которое мы все знаем, то есть, так называемое, вторичное. И вот на вторичном IPO те, кто заходили в начале, могли сбагрить свои акции, купленные дешевле. Они очень часто, и, в принципе, это законный бизнес, то есть… 
Гряцких: Ну, это очень похоже на то, что происходит в самом ICO. 
Веденеев: Да, так и есть. Как бы есть pre-ICO, есть само ICO. Вы только должны понять одну очень важную вещь. Прежде, чем проводить какое-либо IPO - там первичное, вто-ричное и так далее, вы должны понять, что очень много связано с определенной юри-дической составляющей обеспечения. ICO любое, и та же самая криптовалюта. Они не обеспечены ничем и никак вообще. Это просто условная договоренность. Что касается акций, то есть IPO первичного, вторичного размещения, листинга на бирже, на фондо-вом рынке, там все-таки невозможно пустышку протащить, невозможно. Потому что у вас должен быть собственный бизнес, определенные площади, активы, определенные для того, чтобы привлекать бабло. Вы должны доказать, прежде всего, состоятель-ность, рентабельность своих акций, своих бумаг, что вы способны заработать и сделать прибыль для инвестора. Если вы не можете это сделать, то ваши просто акции или ваши ценные бумаги, которые вы хотите обменять на деньги… 
Гряцких: Будут неликвидом. 
Веденеев: Они будут неликвидны, то есть либо их никто не будет покупать, либо вы просто не пройдете, тупо, аккредитацию, хотя бы минимальную. Это очень важный мо-мент потому, что тоже самое ICO, как Алексей правильно сказал, приходят какие-то люди – дайте нам деньги – а на что? А какая тебе разница? Дай, мы ICO. Это крутое модное слово. Дай нам на модное слово “ICO” денег. Ну это бред. Я всегда задаю вопрос многим компаниям, есть много серьезных компаний, как, не буду говорить многих их названий, но они на нас с вами, как на клиентов или как на инвесторов, они клали большой болт. У них вообще китайские наполеоновские планы. Пока их конкуренты не сдохнут, они готовы биться. А что нам с вами, как клиентам-инвесторам, мы что там, деньги сохраним им? Нет. Мы заработаем? Нет. Это еще называете – любят венчурными инвестициями. А я называю это тупо – глубокая и не имеющее никаких аналогов пожертвование в никуда. Это вот венчурные инвестиции. ICO – любое – первичное, вторичное, по большей своей части, это все-таки наебалово. Это «МММ» в самом херовом его проявлении. Напомню, что «МММ» - это реально классная тема, с точки зрения идеи и честности своей. 
Гряцких: Но возвращаясь от «МММ» к ICO надо понимать, что, по большому счету, ICO от такой, уже потасканной и уже не такой модной вещи, как краудфандинг, да, то есть глобально ничем не отличается. 
Веденеев: Да, краудфандинг или KickStarter. Вот опять же, очень многие проекты, осо-бенно, компьютерные игры. Если кто сейчас в теме, да, есть там этот – Star Citizen. Я тоже сижу за этой игрой. А это такая тема, которая, условно говоря, должна, собствен-но, экипаж масс-эффекта превозмочь в плане популярности и прочих там вещей. То есть довольно интересный контент, где игроки между собой во Вселенной большой, которая действительно 64-битное вычисление поддерживает. То есть проект офигенный. Я могу сказать вам, что они там с какого-то, я не помню, то ли с 7-го, то ли 5-го года – я уже не помню, сколько они собирали денег, они уже больше там 300 миллионов долларов собрали. И они реально делают продукт. То есть они собрали деньги, они выкатывают обновления, они делают что-то. Поэтому проект уникален именно этим потому, что это один из самых в мире успешных проектов по сбору на компьютерную игру, на одно произведение, которое тоже делают не один год. Это самый уникальный рекордсмен по сбору бабла. Но они, как мы любим говорить, и Герчик, и все остальные, и Потапенко – они въебывают, ребята, для того, чтобы дать нам продукт. А когда просто собираются деньги и ничего не происходит, ну, как вы думаете? 
Гряцких: Я вот что вам скажу. Зачастую, краудфандинг реально осмысленнее. Почему? Потому, что те предлагают более-менее понятную форму обмена твоих денег. То есть тебе дают, например, право получить игровые какие-то шмотки, право получить какой-то мерчендайзинг. 
Веденеев: Ну, тупо, допустим, смотри, ничего нет, игры нет. 
Гряцких: То есть тебе понятно, что дадут. 
Веденеев: Но тебе говорят, что игра будет занимать у нас, допустим, шесть миллионов долларов, её разработка. Но нам не нужно сейчас, друзья-товарищи, сразу шесть мил-лионов долларов. Дайте, пожалуйста, нам 120 000 долларов. 120 000 долларов - мы на эти деньги подготовим концепт-арты, определенные карты, определенные темы, и мы вам это выложим. Мы с вами будем вести диалог. И, более того, не просто диалог бу-дем вести, а вы еще нам поможете улучшить этот продукт – скажете, что добавить, что не добавить. То есть как фанаты. Соответственно, они собирают там 120-200 тысяч дол-ларов. Там они изначально хотят 120, а им люди дают там больше. Но, тем не менее, они все равно берут и ответственно подходят к этому вопросу. То есть они за эти деньги нам предоставляют и отчеты, и обратную связь. Скажите, пожалуйста, мне, с точки зрения ICO… 
Гряцких: Да там полная херь происходит. Там люди… 
Веденеев: Где обратная связь? 
Гряцких: Там, знаешь, какая история? Там, например, очень часто люди выпускают сра-зу несколько токенов, ну, то есть как бы, грубо говоря, как акции типа привилегирован-ные. Ну, это если очень грубо сравнить. Грубо, причем, в сторону ICO. Потому что там, допустим, мы, короче, не можем предложить токен с долей владения, ну, то есть некий аналог акций потому, что мы не можем выпуститься в США, не можем выпуститься в Канаде, не можем… сейчас, кстати, в Израиле уже тоже так сильно посматривают: а не зарегулировать либо все к чертовой матери это? Не можем выпуститься в Сингапуре. Поэтому, знаете, что, уважаемые инвесторы на пре-ICO, а мы вам дадим Utility Token, то есть некую внутреннюю валюту, которую ты можешь обменивать на что-то внутри этого проекта. Заметьте, я сказал, что-то, на что-то, на что-то. Вот это типичный рассказ стартапера, который – ну, мы что-то сделаем, что-то будет и ты что-то заработаешь. А на базе чего? Да, вот что-то произойдет. Это типичная презентация на ICO людей. Да, когда ты просто слушаешь, у тебя и волосы дыбом встают, ты говоришь: чувак, то есть ты мне пообещал ни хрена, но денег дай. То есть ты мне ничего реально не пообещал, ты сказал, что что-то будет происходить, а, может, и ничего не будет происходить, но денег дай. При этом, токенов там по… то есть там даже терминологии и каких-то ясных понятий сейчас там толком нет. По одной из классификаций, токенов этих семь видов, по другой – три. Как с ними обращаться, как они работают – да хер его знает. То есть как бы среднестатистический инвестор, у него просто, он не понимает, чего ему продают. Ему продают какую-то херь, которая просто тупо не понятна. И, главное, не собираются это делать понятней. Почему? Потому что у среднестатистического стартапа нет людей, которые занимаются нормальным пиаром и маркетингом. То есть, да, есть люди, которые закупают трафик, но люди, которые работают с продуктовым маркетингом. Они такие, да ну на хрен, как бы, тут все понятно – блокчейн, крипта, IT – и вперед, в атаку. Дошло до того… 
Веденеев: Ты объясни, из-за чего ты руками махаешь также, как и я? Нас просто уже жрут комары, поэтому надо выводить к выводу. 
Гряцких: Да, примерно, так. Да, мы, примерно, также отмахиваемся, как инвестор от стартаперов, которые говорят: ложи деньги в ICO, давай, тут сейчас мы все сделаем, мир перевернем. 
Веденеев: А толку? 
Гряцких: Да, а на деле, блин, конечно, приходится только отмахиваться вот так вот. И, большинстве случаев, у людей нету маркетинга, они не думают, что такое продуктовый маркетинг, ничего, они только трафик закупают. И ты приходишь, слушаешь, на это все, на конференциях, и понимаешь, блин, да я ни хрена не понял. Я только понял, что у меня, скорее всего, не будет никаких прав, как у инвестора. Мне дадут какую-то хрень, которая потенциально станет дороже. А чего будет дальше – да черт его знает. И, соответственно, но пока это все работает потому, что есть куча азиатов, особенно, вот с Юго-Восточной Азии, которая… они всегда ж любят, там, казино, тараканьи бега – любая херня, на которую можно ставить. 
Веденеев: Ну, вопрос такой, да, все себе вот задают. А почему же до сих пор все это не рухнуло? Должны понять, что, скажем так, отцы-основатели, еще те компании и люди, которые держат большое количество вот этой криптовалюты, это не значит, что они изначально приходили с целью всех наколоть. У них были определенные цели, скажем так, благие, благородные, которые соблюдают, скажем так, порядочность инвестиционную. Она еще пока в руках тех, кто владеет большей частью криптовалюты в мире. Но, друзья-товарищи… 
Гряцких: Но это не точно. 
Веденеев: Это не точно, да, это примерно. Но как только, скажем, как мне кажется, это мы уже размышления на тему частью озвучивали, как только это превысит, как только это превысит количество неблагонадежных и не очень порядочных инвестиционных компаний и людей, то мы увидим с вами обратную ситуацию. 
Гряцких: И я вам больше того скажу. Ребята, уже темнеет. 
Веденеев: Что уже не будет работать. 
Гряцких: Я вам так скажу, ребята. Для всех любителей ICO ждут такие же темные вре-мена, как сейчас, где мы находимся. Почему? Потому, что государство не могло пройти мимо этой штуки. Комиссия по ценным бумагам США, Комиссия по ценным бумагам Канады, Сингапурская соответствующее ведомство. Сейчас Израиль уже очень думает, а не запретить ли все это к чертям или отрегулировать на уровне акций. Соответственно, очень много стран в России хотят торговать криптой только через Московскую биржу. Что, кстати, было бы логично, на самом деле. 
Веденеев: Да, хотя бы что-то. 
Гряцких: То есть государства мимо этой всей штуки не пройдут, но самое главное, государство натащит вас на те правила, которые удобны государству. 
Веденеев: Ну, естественно. 
Гряцких: Да, и что обнаружится? Что ваши ICO, ваши какие-то покупки и продажи могут не соответствовать правилам государства. А это что? Это суды, уголовные, административные дела, коих будет все больше и больше, и больше. 
Веденеев: Ну и на самом деле, государство еще увидело охрененную лазейку потому, что оно точно также, как все представители этой индустрии, в принципе, могут ни за что не отвечать, проводя ICO. Зачем им делать IPO? Зачем им нужно выпускать свои собственные облигации, если, в принципе, они должны отвечать по этим облигациям? Проводя ICO, они могут ни хера ни за что не отвечать. Ребята, давайте, соберем на по-стройку нового парка. ***** пошли дожди – ну его на хрен, короче, но деньги мы не вернем, но и строить парк мы тоже не будем. Ну, как бы, окей. 
Гряцких: Так, давайте, построим космодром, а то, что ракет мы оттуда не сможем запустить, да и ладно. И, кстати, если вам, обратите внимание, как сейчас носится наше правительство и люди с Виталиком Бутерином, гражданином Канады. Хотя все его продают как, мол, он наш, родной, русский. Так вот, все же очень удобно. Почему? Потому что криптовалюта, ох, черт, как от стартаперов приходится отмахиваться. Да, криптовалюта – это охрененно манипулируемая вещь. Почему вы думаете, она растет? Потому что нужно, чтобы она людям росла. Потому что те самые китайские братья в биткоине, им нужно, чтобы это росло потому, что надо выйти с большим числом денег, все это перевести на пике курса, а потом, когда все это обвалится и вы будете с голой жопой, этим китайским ребятам будет посрать. Тоже самое, наши носятся вокруг Виталика Бутерина потому, что можно встать за Виталиком Бутериным и объяснить ему, что эфир – это государственное российское дело, это будущее, это новая нефть, как на конференции сказали в Казани. Это та вещь, которую можно сделать манипулируемой, но в своих интересах, а не в интересах китайцев. А, значит, что? Можно натянуть кучу людей в пользу государства. 
Веденеев: Ну и в заключение, что хочется сказать по всей этой теме, друзья-товарищи. ICO, криптовалюта – это, по факту, скажем так, чистый схематичный вид работы финан-сов, точно такой же, как и на фондовом рынке в банковском секторе, только не зарегу-лируемый. 
Гряцких: Пока что. 
Веденеев: Пока что, да, не имеющий над собой никого в плане контроля, надзирания и так далее. 
Гряцких: Ну, это тоже пока что. 
Веденеев: Это тоже пока что. Да, то есть все как бы для людей, но при этом ответственности никакой. Вся ответственность – это порядочность людей, которые участвуют в той или иной системе по раскрутке криптовалюты или по обмену этих денег. 
Гря
Читать полностью

ICO и криптовалюты #2: Смысл ICO, злые инвесторы, мычащие стартаперы и 99% кидалова

Гряцких: Все, теперь, наконец-то детали про ICO, а именно, 99 и, наверное, 9 процентов ICO, которые проводятся – это сраное наебалово, кидалово и развод. А теперь расскажу почему. Потому что, как ни странно, нормальные проекты есть, но там тоже есть нюансы, которые иногда, если брать нормального инвестора, просто вымораживают и выводят из себя. Значит, смотрите. Вообще, откуда берется ICO и зачем, почему это вот все приобрело космический масштаб и просто градус безумия зашкаливает. Потому что, если вы среднестатистический стартапер, вы пилите какой-то продукт, у вас, естественно, не хватает людей в команде, у вас продукт не готов и так далее, а вам хочется его доделать. Вы идете к инвесторам, думая, что вы сейчас порвете мир и заработаете на этом килотонны денег, то вы начинаете ходить по инвесторам. А инвесторы – это вот злые дядьки, типа нас. У нас – скорее, как Александр, да, которые ругаются матом, которые денег просто так никогда не дадут. То есть они, если и дадут денег, то душу выжмут не хуже банка, который вот дает вам ипотеку. Просто вот трусы снимут, там этот какой-нибудь, чего-нибудь - скоп в анус запихнут, там по кишечнику побегают.
Веденеев: Друзья-товарищи, я не злодей. Просто моя задача просчитывать максимально хреновые сценарии развития событий.
Гряцких: То есть риски. То есть инвестор хочет прийти обезопасившись, а у вас продукт не готов, ничего нет, вы верите там в святое будущее в IT, ну и типа, это самое, м вы думаете, что всех порвете. А инвестор, он такой, дядя ушлый и трахает вас. И вы ходите к одному инвестору, он послал вас, приходите к другому – он вас послал, пошли к четвертому – он вас послал. Пришли в какой-нибудь акселератор, вам сказали, вы дебил. Короче, бросайте ваш стартап, идите в найм. Ну и, короче, расстроились. Но, то есть вы…окей, вы нашли инвестора, да. Вы нашли инвестора, он вами загорелся, но тут приходят юристы инвестора, тут приходят финансисты инвестора и говорят: так, нам долю одну, условия такие, при продаже условия такие и так далее. И вы понимаете, что инвестор, по сути, вас поимел. Что он зайдет на таких условиях, что он вашу контору отожмет. И что самое обидное, таких примеров много. То есть когда люди реально заходят с целью в стартап его отжать так, чтобы команда осталась, но команда не владела этим.
Веденеев: Чтобы понять, опять же, художественно, о чем мы говорим. Была такая программа успеха, если говорить про Россию. Её вел Александр Михайлович Герчик. Там как раз было про стартаперов.
Герчик: Естественно, двое из вас пойдут на кислород. Запомните одну вещь. Человек, который будет вам давать деньги, это волк.
Веденеев: Пример не очень удачный, зато русский. А второй пример, он более такой, адекватный и интересный, до сих пор он существует и до сих пор работает. Это программа называется National Shark Tank. То есть типа национальные акулы бизнеса в Соединенных Штатах. Там сидят 5-6 миллиардеров, которые… приходят к ним стартаперы и рассказывают о том, что мне нужно то-то, то-то, то-то. И они говорят: я в деле или I am out – я выхожу.
Гряцких: Ну и, наверно, типично раз******.
Веденеев: Ну, чаще всего, он говорит так. Если ты хочешь, чтобы я вложился в твой бизнес, короче, я хочу там 80%. Или там, 90. Он такой: да вы чего? Ну, не хочешь, как бы я не буду в этот бизнес вкладываться. И, зачастую, процентов 60, может быть, 50, соглашаются потому, что у них нету другого выбора, где бы взять деньги.  Что мне еще понравилось в этой же программе, опять же, рекомендую, они периодически показывают, что с теми или иными проектами, в которые те или иные миллиардеры вложились. То есть они их судьбу отслеживают, а не просто вам картинку счастливую показали и все. Они показывают: так, этот проект на хер сдох, этот дерьмо, а этот ништяк. Это круто! Рекомендую всем – найдите, даже, если будет английский язык, плевать, берите переводчик, Translate Google, но смотрите – рекомендую для финансовой грамотности, причем.
Гряцких: Но если более взять типичную картину, то более типичная картина стартапа – это куча восторженных людей, которые верят, что они перевернут мир и вот сквозь розовые очки на все это смотрят. А с большой долей вероятности они плодят либо никому не нужную вещь, либо просто откровенное дерьмо. И мы все понимаем, что…
Веденеев: Чего-то я вспомнил про Сколково, ха-ха-ха. Мы изобрели. *****, это уже 150 раз изобрели вокруг тебя и намного компактней и интенсивней.
Гряцких: Вот, слушай, Сколково – это больная тема. Они рядом со мной. Я их каждый раз, как вижу, там вспоминаю про все это. Сколько денег было просрано на все это строительство и прочее. Тем не менее, да, то есть в большинстве случаев продукт – дерьмо, команда – наивные юноши или наивные девы, которые верят, что только дайте денег, мы перевернем мир. На деле – хрен вы перевернете его. И вам это инвестор начинает говорить, и вы расстраиваетесь. Но тут возникает хайп вокруг блокчейна. Хотя, по-хорошему, что должен делать стартапер и про эту тему отлично сказал Дмитрий Потапенко. Он сказал, что надо *******.
Потапенко: Вот еще раз говорю: вы не делаете Мерседес, вы делаете телегу первый раз в жизни, а на себя привешиваете обязательно, что вы порвете в жопу, что называется, Facebook. Не работают MIME-модели, которые прикручены к Мерседесу на производстве телег. Никогда не работали.
Стартапер: Хорошо, но ваши советы тоже не работают?
Потапенко: Еще раз говорю: они работают да потому, что они так реально, когда Дима говорит, реально так Face взлетал. Face взлетал органикой.
Калаев: Андрей, смотрите, давайте про Pokemon GO.
Стартапер: Откуда возьмется органика?
Потапенко: Работать, въебывать надо, блять, ебаный в рот! Вот потому, что это вот, что делал Цукерберг? Он въебывал. Он пошел сначала трахнул весь свой колледж, потом пошел, трахнул «Лигу Плюща». Просто въебывал. Потому что он ходил, и жопу оторвал, и пошел въебывать.
Стартапер: Общие фразы.
Потапенко: Да, это не общие фразы. Так развивается любой бизнес. Потому что ты, сука, отрываешь жопу, пиздуешь, и начинаешь всем рассказывать, как это делается. Ты говоришь, Васенька, сука, подключись к этому, а не сидишь, блять, и говоришь: товарищ инвестор, принеси мне, сука, чемодан денег, а я буду… заплачу Диме Калаеву, чтобы Дима Калаев к этой хуйне подключился».
Гряцких: Можно сказать, что мы с Веденеевым, в какой-то мере стартап, мы иногда въебываем, как последние скотины просто. Что там – не спим толком, там, одно, второе, третье. Какие-то доки подготовить. Вот даже, чтобы вот здесь выступить я подготовил простыню на восемь страниц.
Веденеев: Как-нибудь, о, скажем, одном дне, или, я даже не знаю, один день из моей жизни…
Гряцких: Ну, скорее, неделя – день нерелевантен.
Веденеев: Да, скорее, да. Скорее, неделю из моего стандартного графика-работы-деятельности я как бы попробую заснять. Конечно, мне придется либо Алексея, либо кого-то из своих партнеров попросить, чтобы они все-таки это дело снимали.
Гряцких: Бегали за тобой с камерой.
Веденеев: Да, потому что, когда ты занимаешься делом, ты не можешь одновременно сам себя снимать. Это переключает тебя жестко и клинит. Но, опять же…
Гряцких: Ну, в общем, вкратце. Большая часть стартаперов мнит себя занятыми и понятия готовить продукт, готовить полноценный маркетинг. Готовить нормальную презентацию для инвесторов, учиться презентовать для инвесторов. Потому что как выступают люди на блокчейн-конфах, это вот реально люди, которые умеют только мычать. Ну, это просто плохо. То есть я вот, когда работал в различных компаниях и мне нужно было готовить людей к публичному выступлению, я им просто запрещал выходить на люди. А нежели вот так выйти не подготовившись, половину пробубнить под нос и потом не ответить на половину вопросов или сказать «дайте денег, идите на хер, мы сами разберемся». А это, кстати, реально на конфах. Вот я читаю различных инвесторов в Facebook и так далее. Они говорят, что некоторые организаторы ICO охренели настолько, что говорят: так, короче, пошли на хер с вопросами, значит, вот условия, короче, бабки заносите и пошли вон, мы сами разберемся. Те такие – вы *****?! Они такие – да, мы *****, и чо? Вот, почему? Потому что весь этот хайп вокруг блокчейна снес людям голову и условия поменялись. Раньше ты приходил к инвестору, унижался, как последнее чмо, он вытирал об тебя ноги. Ну, тебе так кажется, а на самом деле он просто мониторил, чего происходит. Он тебя унижал и говорил, твой проект надо здесь, здесь, здесь допилить – в общем, денег я тебе не дам. А тут ты раз пришел на белом коне и говоришь: значит так, пацаны, короче, вот я ICO провожу, токены херачу, там вот это все. Значит, бабки гоните сюда. И те такие: ну, блин, модная тема, не просрать бы, не просрать. А вдруг чего уйдет.
Веденеев: Да, успеть бы, успеть бы в уходящий поезд.
Гряцких: И у вас поменялись условия. То есть раньше вы плясали под дудку инвестора и должны были под него подстраиваться, а сейчас вы такие: ну…инвесторы такие, ну, ладно, давай, чего там у тебя в смарт-контракте записано? И, естественно, эта вся хрень будет работать ровно до момента, пока хайп не уйдет. Как только хайп уйдет, инвесторы протрезвеют. А хайп уйдет потому, что количество *****, которое уже зарегистрировано, произошедшее с различными коинами, ICO и прочей вот этой всей истории вокруг токенов и крипты. Его уже много. А дальше будет еще больше потому, что куча людей вложилась в это и оно потом будет ждать отдачи в виде там денег. А отдачи-то не будет. Всё. Потому что куча людей вложилась в откровенный мусор, в откровенный просто мусор. Но всем пока пофиг потому, что есть хайп, надо нести. Вот эти все дела, там Сане периодически приходят там, куча предложений, что вот, надо войти в ICO, успей потому, что мы привлечем миллионы, миллиарды, а заработать можно сотни процентов, а то и тысячи. Если не успеешь, короче, знаете, вот когда хотят вам впарить какую-то лажу, обязательно говорят, давай, вот надо прямо сейчас, торопись, а то упустишь. И вот организаторы ICO сейчас тоже исподволь, а иногда просто открыто давят на эту хрень. Что мы сейчас соберем много денег и, короче, уйдем в закат и будем пилить свой продукт, а ты, типа, не успеешь в этом поучаствовать. А в реальности, как только вам на это давят, это значит, что вас хотят, чтобы вы не думали, чтобы вы вот дали бабки, а потом – о боже, что я сделал-то? Итого, как устроена ICO и зачем существует предварительное ICO? Я тут бумажку гляну. Значит, история в следующем. Контора хочет собрать бабла, провести некое ICO и так далее. Но, к сожалению, проведение его, помимо того, что нужно пилить продукт, делать презентацию для инвесторов, мотаться, презентовать инвесторам вот это все, это затраты. Более того, это затраты на маркетинг, это представительские затраты, это затраты на допиливание продукта, если он не совсем готов, а надо бы выйти с чем-то поприличней и так далее. Это затраты. Более того, выпуск токена, подготовка смарт-контракта, который якобы заменяет договор, но, на самом деле, не является пока ни хера, ни договором, ни потому, что он не исполняем, потому, что большая часть стартаперов даже не пытается его писать юридически грамотно. И в общем, все это затраты. То есть чего, вам нужны бабки. В чем, зачастую, бабки нужны? И в кэше, и в крипте. То есть их надо откуда-то взять. А у вас их, допустим, нет или вам жаль.
Веденеев: Что у вас нет, ха-ха-ха.
Гряцких: Что тоже часто.
Веденеев: Жаль, что у вас нет.
Гряцких: Да, жаль, что у вас нет. Поэтому начинается что? Начинается, так называемое, предварительное ICO или пре-ICO. Когда по некоему узкому кругу инвесторов. Во, например, как Саня, приходит письмо и говорит, давайте, вы поучаствуйте в пре-ICO и соберем до хрена бабла. После чего мы проведем маркетинг мощнейший, промоем мозги китайцам, промоем мозги американцам, промоем мозги там всей Азии, арабам, африканцам и так далее, и соберем по миру сто пятьсот миллионов. И некоторые примеры уже есть, когда люди собрали сотню, и даже не одну, миллионов долларов, поучаствовав на ICO, проведя ICO. Причем, в крипте и в кэше, то есть как бы круто зашли. Вопрос, чего будет дальше, но это вопрос уже потом. Тем не менее, это бабло вам нужно, чтобы маркетинг и движуха, движуха. Чтобы вы там попали в списки рекомендованных ICO для участия потому, что сейчас же вокруг ICO стало очень плодиться вся эта индустрия – журналы, блоги, эксперты, советники. И самое главное – они стали дорожать. То есть, если раньше маркетинг там стоил, не знаю, вот этой всей ботвы, условно там, 100-200 тысяч долларов, то сейчас вам нужно уже под миллион, чтобы проехаться катком и сказать: все будет зашибись. Светлое будущее, коммунизм, блокчейн. То есть вам нужно бабло. Вы начинаете обзванивать людей, расписывать им, типа пре-ICO. Вы им должны что-то пообещать. Дальше, соответственно, вы им чего-то обещаете, например. Типичная история – это 10% от привлеченных средств. Красиво, да? Вот, и какой-нибудь токен внутреннего пользования, так называемый Utulity Token, либо может быть токен, который от доли. Я забыл, как он точно называется. Но это, типа вот, долевой токен. То есть вы получаете право на, по сути, как акций некий набор. Вот и, соответственно, вы во всей этой фигне участвуете. Потом собираете бабки и все хорошо. Но дальше начинается моменты во всей этой схеме, а именно. Здесь я должен как бы процитировать Славу Солодкого из бывших топ-менеджеров группы «Лайф». Чувак с очень сомнительной репутацией, на мой вкус, и, честно говоря, как закрывалась группа «Лайф», мы, примерно, с Саней знаем. И очень странно, что это не закончилось серьезными уголовными делами, но как бы мы живем в интересной стране. Тем не менее, он сказал годную вещь, а именно. Если вы обратите внимание, то в биткоине сидит процентов 80-81, китайцев. То есть, ну, не знаю, для чего они там брали эти биткоины – либо верили в светлое будущее, либо хотели сделать трансграничные переводы, минуя общение с правительством. Да и там квартирку в Лондоне купить, допустим. И вот вы зашли в эти биткоины, эфиры – не важно, что. У вас куча крипты. Круто! Она дорожает – вообще зашибись. Но это, по-прежнему, фантики. Это –по-прежнему, фантики, просто они якобы дорожают. Точно также, как у нас якобы дорожает недвижка, но так как ее нельзя никому продать…
Веденеев: Нет, она реально дорожает. То есть прайс-то растет. Только никто не покупает.
Гряцких: А так – никаких проблем. И чего происходит? Вам надо всю эту ботву как-то выйти в кэш бы, желательно. И, желательно, выйти в хорошем плюсе. И тут что? Находится ICO, где вас предлагают долю в компании, долю от будущих прибылей. Или возможность набрать этих чертовых токенов и перепродать за… каким-нибудь образом, может быть, даже за кэш. Потому что самая история-то в чем, всех битков, всех эфиров и так далее? Купить их не так сложно, а вот вывести в бабки – это самый большой вопрос, о котором вам никто не рассказывает. И пока вот, вроде, по индустрии средняя сумма обнала – это 7%. Но обнал до какого объема, хочется сказать? То есть история получается, примерно, такой, что куче людей нужно куда-то деть битки, куда-то деть эфиры и прочие валюты – в реал перетащить. Какие-то объекты или еще что-то. Ну и генерацию некой прибыли, денежного потока или не важно, короче, в что-то реальное. И для этого, по сути, очень подходит ICO. Да, конечно, какая-то часть проектов вас кинет, какая-то часть проектов вообще ICO не проведет потому, что, если вы обратили внимание, как происходит. Мы на пре-ICO собрали много денег, короче, мы ICO проводить не будем. А инвесторам мы пообещали 10% от ICO. Но 10% уже не будет потому, что, ну, нам же нормально. А вы идете на хер как бы. Супер! Итого, то есть, получается, что все эти истории с фантиками в виде ICO и биткоина – это отличное средство обнала и отмывки. И если подумать, что ICO – это вообще отличная история для отмывки, как таковой потому, что ты там, не знаю, берем Пабло Эскобара. Ну, вытаскиваем его из могилы. У него есть куча пушеров, толкающих кокаин. Вообще зашибись.
Веденеев: У него есть куча балка, которая зарыта по всей Колумбии.
Гряцких: Да, чего он делает? Все это несется в крипту в кучу мелких пунктов. Там, понятно, анонимность, вот эта вся хрень, ну, некоторая да. Все это потом куда-то генерится в этот биток. А потом, аффилированная с Эскобаром компания, проводит ICO. И чего происходит? Он получает возможность все это обелить и превратить в реальный кэш, более того, собрав попутно еще с других хомячков. Красивая схема? Нормальная, по-моему. И главное, все это происходит быстро. И не нужно платить, платить банкам, плодить сложные схемы с коносаментами, с договорами поставки и прочая, прочая вот эта история, которая, в свое время, прекрасно была описана в инструкции одного из балтийских банков. Вот, то есть, что получают устроители ICO? Они получают фантики – важный момент. Они далеко не всегда получают кэш. А, кстати, хороший момент, что еду устроители ICO покупают пока все-таки не за крипту. Да, и платят зарплату тоже не всегда криптой. Так что очень, поэтому пре-ICO чем и хорош. Ты забираешь живые бабки и даешь функционировать компании. Вот, а людям, которые зашли на пре-ICO, ты им даешь фантики в виде крипты, в виде токенов и в виде какого-то права владения на что-нибудь, иногда совершенно непонятно даже на что. То есть, короче, схема вообще переворачивается с ног на голову и получается, что сами устроители тоже не всегда могут быть прям уж так уж в выигрыше, а могут быть в выигрыше китайские люди, которым нужно вот это все красиво чего? Перевести в реальное бабло. Важно понимать, что многие стартаперы на буме вот этого ICO и хайпа вот всей этой фигни обленились настолько, что ты, когда им вот приходишь и говоришь, да, оебята, у вас продукт говенный. На месте инвестора я бы вам по жопе раздал. Они говорят: так, иди на хер, мы занятые люди, короче, нам надо готовить токены и как бы мутить тему с криптой. Ты говоришь, ладно, ребята, хер с ним, с продуктом. У вас маркетинг такой, что не разобрать ничего, вообще непонятно, чего вы делаете. У вас даже может быть нормальный продукт, но маркетинг – говнище. Они так – короче, иди на хер. Вот если хочешь помочь нам трафик закупить где-нибудь там в Facebook, для китайцев, вьетнамцев – супер. Нет – на хер иди. Я говорю, ну, ребята, ну вас же инвесторы расстреляют к чертовой матери, как бы. А где бизнес-модель у вас какая-то? Кстати, инвесторы уже начали, наконец-то, задавать эти вопросы и стартаперы мычат, в основном. На чем вы бабки будете зарабатывать, как это будет окупаться, там, и т.д., и т.д. Они такие, ну, короче, ладно, иди на хер, бабки давай. Вот так происходит среднестатистическое ICO и это пугает потому, что развращает людей, они думают, что можно просто бабки сделать из, вообще, из ничего. Ну, как – на хер бизнес-модель, на хер вот эти все финансовые темы, на хер вот эти продуктовые темы. Токен выпустил - ****, **** или как это – «хуяк-хуяк и в продакшн». Вот, то есть задай им…как –только смотришь там, задаешь лично этим стартаперам серьезные вопросы про бабло, про модель, про окупаемость, они ***** - вот так, да. Задают им на конфе – они а-а. Короче, следующий вопрос. Нормально? Зае***сь.
Веденеев: Чем-то напоминает мне депутатов.
Гряцких: То есть им задаешь вопрос, например, почему вы уверены, что ваш токен пройдет листинг на бирже? Да, потому, что та же Poloniex и так далее, они уже будут внимательно смотреть на листинг – чего происходит? Они такие: ну, наш токен все будут хотеть. Охеренный ответ, да? Вот, потом, значит, спрашивают – почему в цене ваш токен будет расти? Ну, потому, что он будет расти. А, действительно, все ж всегда росло. Как строители – цена метра квадратного всегда росла, а вот сейчас, сука, чего-то не растет. А как же так? А как же ***** так вышло? Удивительная херня. Да, и, в общем, а почему это даст высокую доходность? А как ваш продукт? Ну, то есть начинаешь задавать простейшие вопросы, я уж не говорю вопросы про налоги. Там все такие…ну, короче, следующий вопрос. И так вот все это происходит. Да, и в результате чего, мы получаем, что вся эта индустрия ICO, на самом деле, она сейчас идет стремительно к тому, что она зашкварится вконец, она превратиться просто вот в синоним. Вот как слово стартапер стало синонимом «восторженный идиот» очень быстро, также и ICO станет синонимом «кидалово, разводилово и ********», да.
Веденеев: Что не есть хорошо потому, что, опять же, изначально, друзья-товарищи, идеи-то у ICO и вообще – криптовалюты, они изначально не то, чтоб благие, а они, скажем, классные.
Гряцких: Да, слушай, даже идеи у банков изначально здравые.
Веденеев: Да, и идея у банков тоже изначально здравая была.
Гряцких: А происходит чего? Ты выбираешь по принципу…
Веденеев: А происходит, этот гребаный ссудный процент, из-за которого как бы и ненавидят нормальные люди банки.
Гряцких: Нет, там дело даже не в этом. Что все засрали свою репутацию настолько, что просто так, что выбираешь компанию или людей по принципу «кто наименьший *******». То есть не кто лучше, а кто наименьшая скотина. Ну, это вообще, конечно, никуда, ни в какие ворота. И в результате сейчас что? Сейчас все говорят, ну, те, кто здравые люди, говорят, что количество скам, то есть мошеннических проектов на ICO зашкалило настолько, что выбирать, особо, и не из чего. Что если ты немножко думаешь головой, ты понимаешь, что выбрать реально, особо, и не из чего. Что кидал стало столько, придурков, которые решили, что можно сделать бабки из воздуха на наивных людях стало столько, что реально, кому деньги по-настоящему отдать, непонятно. А теперь сравним с тем, что происходит на IPO потому, что на IPO должна быть, как минимум, действующая компания, внятный продукт и генерация прибыли. А дальше идут требования по листингу и все прочее, которое сейчас расскажет Александр.

Читать полностью

ICO и криптовалюты #1: Криптохайп и ICO-лохотрон VS грабеж государства и мошенники в банках (18+)

Гряцких: Уважаемые зрители! Сегодня с вами на канале Александр Веденеев.
Веденеев: И Алексей, злобный маркетолог.
Гряцких: Гряцких, его фамилия. Тем не менее, важное предупреждение. Уберите, по-жалуйста, детей от экрана, беременных женщин, лиц с нестабильной психикой и тех людей, кто верит в православный блокчейн, священное ICO и чего у нас?
Веденеев: Учет еще.
Гряцких: И божественную крипту.
Веденеев: Ха-ха-ха, да. Ну а я со своей стороны хочу сказать и предупредить всех, что все-таки криптовалюта, это наша обыденность уже скоро будет. То есть следующий виток развития финансовой системы в мире. Разнообразные токены, обеспеченные неизвестно чем и неизвестно как, но, тем не менее, для многих людей - это непонятная вещь, но я скажу, что все-таки за этим будущее – раз. Это следующий виток развития финансовой системы – два. Третье. Несмотря на все хорошие начинания и непосред-ственно хороший посыл всей этой темы криптовалюты, вокруг нее, то есть её задачи, цели и мечты, которые нас с вами, обычных людей, должны освободить от ига корпораций и сделать обмен деньгами, ценностями беспрепятственный и безграничный. Ну, в общем, приблизить нас к тем современным фантастическим фильмам, где, собственно, везде одна и та же ценность в виде валюты или платежного средства.
Гряцких: Да, один кредит какой-нибудь.
Веденеев: Да, ну что-нибудь, да, там – шашки, крышки там.
Гряцких: Но это были хорошие новости, и они закончились. Плохие новости заключаются в том, что хайп вокруг ICO, биткоина и прочая фигня, эта та вещь, которая уже была в истории и не один раз. Как показывает вся эта история, что хайп – это такая вещь, которая имеет свойство очень быстро сдуваться и, зачастую, с хреновыми последствиями для тех, кто в этом не успел вовремя поучаствовать, а зашел в конце. Что имеется в виду? В 90-е года, когда в России только появилась более-менее свободная финансовая система, чего? – каждый первый-второй выпускал акции, векселя, облигации и чего только нет – кучу матерных слов на эту тему.
Веденеев: Самое главное было – ваучер.
Гряцких: Да, то есть обмен ваучеров и прочая история. Чего происходило? Куча народу становилась эмитентами, выпускало всю эту историю, потом уходило в закат с вашим баблом и махала вам ручкой. Да, прекрасная фирма «Властилина», прекрасная компания «МММ», которая до сих пор живет.
Веденеев: «Хопер-инвест», ха-ха-ха.
Гряцких: «Хопер-инвест», все мы в «Хопре».
Веденеев: «Олби» - рыжий дипломат, меня даже в школе дразнили потому, что у меня был рыжий дипломат. Я помню эту компанию «Олби».
«Ну, вот, я и в «Хопре». Я к Вам, Катя, за акциями пришел». - «Прекрасно».
«Первого ноября в Москве, в Доме Союзов, начинается открытая продажа акций «Олби дипломат» - самой крупной сети супермаркетов России».
««Хопер инвест» - отличная компания». – «От других».
««МММ-инвест» - сделайте ваш ваучер золотым! Доверяя свой ваучер «МММ», вы дове-ряете свое будущее лидеру российского бизнеса. В «МММ» не проблем. Нас знаю все. Мы смогли заработать деньги для себя, мы сможем заработать их и для вас. Мы сдела-ем ваш ваучер золотым!»
Гряцких: Да, то есть эта вся история закончилась тем, что все в этом охренеть как разочаровались, а акции, облигации и прочее стали обыденностью, но для людей, которые в этом уже разбираются, а не для тех, которые решили, что деньги можно сделать из воздуха, достаточно их отнести любому дяде. К сожалению, эта схема не работала никогда и не будет работать никогда. Единственное, кто на этой схеме всегда зарабатывает, это тот самый дядя, которому вы отнесли деньги. Но этот хайп был не единственный. Потом, значит, хайп был вокруг маркетинга и  рекламы. У меня друг говорил, что, если где-то в середине 90-х годов, что, если ты работал в рекламе, а особенно, если ты считал медиапланы, бабы давали тебе сами собой. И это, в принципе, имеет под собой основание - потому что посчитать завалящий медиаплан могло стоить десятку грина. Два дня работы – десятка грина. Нормально, да? Это голубая мечта любого инвестора. Но этот хайп очень тоже быстро закончился, и работа в рекламе стала совершенно примитивным убогим ремеслом, зачастую, где об тебя вытирают сапоги и говорят, что надо делать. Потом был хайп вокруг IT. Все, сука, должны были в IT. Войти в IT. Вот сейчас вот это на Украине, вот это вот – «войти в IT», «стань IT-нацией» и прочая хрень.
«Ни к чему нам трактористы, инженеры и юристы, агрономы не в чести, все хотят слу-жить в IT»
Гряцких: То есть куча восторженных хомячков побежала в IT, чего-то стали кодить, по-том поняли, что, сука, в кодинге тоже есть конкуренция, и просто чего-то лобать на PHP, на Java, на С# и так далее – мало. То есть чего? Было много шальных бабок, огромные зарплата – раз. Огромных зарплат нет. Они особо огромные у незначительного числа людей. Что у нас было далее? Далее был бум мессенджеров, биг-даты, чат-ботов и прочего говна, ну, естественно, связанного с IT. Чего в итоге? Бум очень быстро стух. Сейчас боты толком на хрен никому не нужны. На big data все уже насрали и поняли, что это работа с данными и не более чего. Просто данных стало побольше чуть, посложнее. Мессенджеры, ну, там появляются люди, которые каждый раз хотят натянуть там Viber, натянуть Whatsapp и натянуть там Facebook, но как приходят, так и уходят. То есть все это тоже заканчивается.
Веденеев: Но, если мы говорим вообще про историю, это первые вообще у нас были пейджеры. А после пейджеров пошли уже эти сотовые мобильные телефоны.
Гряцких: Да, когда только сотовые появились, это же сумасшедшая движуха была. У тебя есть сотовый телефон. Охренеть, все там.
Веденеев: Все, размер с кирпич.
Гряцких: Можно было положить телефон на стол и девки все понимали – у тебя 25 сан-тиметров. Надо бежать. Сейчас, если вы положите телефон на стол не произойдет ров-ным счетом ничего.
Веденеев: Абсолютно.
Гряцких: Соответственно, вся эта движуха вокруг крипты, ICO – она временная. Потом это либо маргинализируется, ну, как вот, например, с ценными бумагами, где там есть небольшое число людей, в этом разбирается и как бы, конец. Либо это все станет ча-стью повседневной жизни, как вот те же самые мобильные телефоны. Ну, есть и есть, ну вот, они существуют, ну мы с ними живем. Но пока все с этим носятся и все хотят личную крипту. В правительстве уже думают, что надо выпустить личную крипту. Вот у нас вице-премьер Шувалов с этим носится. Носится правительство Эстонии. Десять крупнейших банков объединили, чтобы зафигачить свою криптовалюту. Ну, потому что бабло идет мимо них. Надо успеть, надо, сука, успеть. И чего дальше? А, значит, Мавроди проводит ICO и выпускает свою какую-то там крипту, чего-то там мутит вокруг биткоинов, эфиров и чего-то своего. Значит, модели уже проводят свои ICO, там какая-то телка из штата, девица из штата Айова или чего-то в этом роде, проводит ICO вокруг компании, которая на блокчейне будет продавать марихуану. Нормально так.
Веденеев: Ха-ха, ребята! Они соберут много денег, я отвечаю.
Гряцких: Главное, при чем здесь блокчейн? Потому что хайп еще вокруг блокчейна. Все должно быть в блокчейне, все ***** должно быть увешано блокчейном. А экономика до блокчейна – уже посрать. И на отдельных конференциях смотришь, там люди говорят: вы знаете, а вот мы считали затраты с блокчейном и без. Так блокчейн дороже выходит. Мы такие: ай, нет, с блокчейном должно быть зашибись.
Веденеев: Ха-ха, так.
Гряцких: Да, потом, соответственно, Герман Стерлигов открывает криптобиржу. «Али-са», помнишь? Если вам меньше 20 лет, вы это не помните. Но в девяносто, по-моему, третьем году, Герман Стерлигов уже открывал биржу «Алиса». Это тоже было эпичная хрень, как это? Как бы сказал Оксимирон – историческая *****, причем, с ударением на слове *****.
«Звучит как очередное эксцентричное шоу от легенды российского биржевого дела Германа Стерлигова, который еще в далеком 1990 году был одним из учредителей пер-вой в России товарной биржи «Алиса». Имя собаки Алисы вновь всплыло. Первая мос-ковская криптобиржа также названа в ее честь, а трафарет с силуэтом собаки, красует-ся на стене здания».
Гряцких: Дальше. Причем, ICO проводят абсолютно все. То есть люди ради ржаки, ради ржаки, выпустили, провели ICO продуктов под названием HUINYA, оно именно так и называется, поэтому это слово в этот раз мы не запикаем и, соответственно, ICO AHOLEE, ну, латиницей написано. Люди собрали бабло под это. Ни продукта, ни хера – ничего. Просто народ поржал и посмотрел, сколько хомячков поведется. Хомячки по-велись на не очень значительные суммы, но факт того, что повелись. И при этом что происходит с криптой, вот это вот на ICO, и вся эта херня? Все должно, сука, расти. Как вот акции «МММ». Леня Голубков рисует летящий в космос график акций. У-ии, проле-таем сапоги, пролетаем автомобиль, пролетаем квартиру, пролетаем загородный дом в Испании. В стратосферу, на хер, летим на космическом корабле в Марс. То есть по-другому никак. При этом вся эта прекрасная секта крипты и вся эта секта блокчейна и все, мало думает о том, чего происходит в реальности. А в реальности, например, 15% криптовалюты спи***но у людей, либо выманено мошенническим способом. Ребята, это масштаб тех…, это масштаб денег, вот этих вот, украденных, он реально очень большой. То есть я не уверен, что в обычных деньгах такое количество вещей в такие короткие сроки воруется. Имеем далее. Теперь, чтоб было понятно. Значит, так как сейчас это все новое, то нет никаких правил. Нет никаких правил – это вот вам доста-точно посмотреть, как выглядела старая добрая MMA, когда можно было выбивать друг другу глаза, ломать руки, ноги, колени. И это было по-своему прикольно.
Веденеев: Потому что это же бои без правил, какие там правила?
Гряцких: Да, но есть один момент. Это прикольно ровно до тех пор, пока тебе руку-ногу не сломают, да, какой-нибудь более подготовленный товарищ. И сейчас, примерно, такая же история происходит, что куча восторженных хомячков, не имеющих никакой финансовой, ну и вообще, даже умственной подготовки, идут на этот рынок и думают, что сейчас я закуплю биткоины и всё – уау, в космос! Пролетаем квартиру, машину и останавливаемся на загородной вилле, где-нибудь в Майами. В реальности – как пойдет. Потому что достаточно посмотреть, например, биржи BTCe. Закрыло ее правительство, бабки испарились. Кто-то вывел кучу бабла прямо перед закрытием, явно зная инсайдерскую инфу, и теперь только сказками кормят, что сейчас откроемся, сейчас вернем, сейчас все будет, сейчас где-то кэшем, сейчас где-то битками, сейчас где-то эфиром вернем. Короче, пацаны – все будет. Все это круто, если бы не одно «но». Ровно тоже самое говорила владелица компании «Властилина», по-моему, в 93-м или 94-м году своим вкладчикам, которых она пачкой кинула через болт за месяц, людьми, которые стояли над ней. А это, если я не ошибаюсь, была Подольская ОПГ. А над Подольской ОПГ стояли люди вот с такими вот, со звездочками на плечах. Но которые не нарисованы, а, знаете, вот из металла делают. Они блестят еще так красиво. Там, полоски там. Все здорово.
Веденеев: Ну, ты еще фамилии назови, чтоб понятно было просто. Ха-ха-ха.
Гряцких: Фамилии? Ну, слушай, там…
Веденеев: Ха-ха-ха.
Гряцких: Ладно, вырежем это из видео на хрен. Ха-ха-ха. Короче, давайте так, ребята, чтобы по-чесноку. Биткоины, эфиры и прочая история – это реально то, что сейчас вы-глядит как финансовая пирамида. А финансовая пирамида – это такая вещь, на которой можно охрененно срубить, просто охрененно срубить, если ты знаешь, когда войти и когда выйти. Если ты не знаешь, когда выйти, то, скорее всего, будет позиция, как Саня любит ее называть: конь в тебе. А конь может войти глубоко и жестко, и без смазки. И когда выйдет, вы, как бы, вам будет очень плохо, и вы будете потом постоянно навещать врачей. Поэтому вы должны понимать, что, если вы закупились битками, особенно от души эфиром, там, биткоин кэшем и прочим, вы должны четко знать, когда выходить, как эти бабки вывести. Как их вывести в платежное средство, то есть в деньги настоящие, либо там в ценные бумаги, либо в активы. Потому что просто сами по себе битки – это такая субстанция, которой пока… Смотрите, по большому счету ICO, массовая продажа токенов и прочее, она ничем не отличается от того, что мы с Саней когда-то делали в школе, ну, в разных школах, это – продавали вкладыши от жвачек сразу большую коллекцию. Если ее продать за деньги, она много стоит - но если ее не продать за деньги, то она стоит ноль.
Веденеев: Ноль.
Гряцких: Ровно как с недвижкой. Если у вас есть квартира, пока вы ее не продали, цена ее ноль.
Веденеев: Ноль. Потому что в реальные деньги – это достаточно тяжело продать её. Я могу добавить с точки зрения образования про то, что такое фондовый рынок и что такое ICO.
Гряцких: Но это мы чуть позже сравним ICO и IPO. Но суть в чем, что, по сути, вам про-дают фантики. Фантики ничем не обеспечены, кроме генерации электричества. И вы должны очень четко понимать, что…
Веденеев: А даже генерация электричества, Леша, не обеспечена потому, что это в принципе участники любого сообщества, которое говорит, вот, давайте, у нас вот это вот токен, вот это вот валюта наша шишка-мышка будет стоить 100 долларов. Да, я го-ворю: 100 долларов. Ты говоришь: 100 долларов. Да, все, она имеет цену 100 долларов. А вот другие говорят, что она стоит 50 долларов. И мы такие – *****, нам же нужно 100! Но они говорят: только 50. Окей – мы соглашаемся потому, что они могут сказать, что она вообще может стоить ноль. То есть не просто сказать, а проголосовать своим, собственно, капиталом. Да, и если она будет ноль, то она будет ноль. Если там 10-20-30-100 человек скажет, что она будет 150 долларов, значит, она будет 150 идти.
Гряцких: То есть важный момент, что по большому счету вся эта крипта и токены, это абсолютно похожая вещь на игровую валюту. Когда вы покупаете доспехи бога, штаны дьявола, подгузники ангела и прочую хрень, да, для каких-нибудь игр и прочее, вы покупаете это за реальный кэш. Но за реальный кэш, который переводится в крипту, потом вы это покупаете, но тем не менее, вы за реальный кэш заносите, да.
Веденеев: Ну, то есть виртуальные деньги, которые вы… это, кстати, для того, чтобы люди понимали, а среди нас много людей, которые росли на играх, то есть геймеры. И дети у вас тоже играют в приставки и компьютерные игры на PC. Это банально, допу-стим, Sony network и Xbox Lite. Это две сети, где сообщество геймеров и игроков име-ют, так называемые, что? Аватары, то есть свои цифровые копии, которые там покупают себе квартиры, покупают себе машины, какие-то драгоценности. То есть они обставляют свою виртуальную жизнь ровно также, как это делаем мы в реальности. И, заметьте, за те же самые реальные бабки. Просто они эти реальные бабки превращают в виртуальные и потом путем покупки виртуальных денег, они уже внутри игровой структуры социальной, могут себе позволить купить игры, пригласить друзей домой, потусить там и так далее, и тому подобное.
Гряцких: При этом важно понять, откуда вообще все это взялось и во что это выроди-лось. Потому что любую хорошую вещь человечество умеет что? Изговнять.
Веденеев: Изговнять.
Гряцких: И превратить в абсолютно абсурдную хрень, даже если она была придумана изначально здраво. То есть в чем история? Да, то есть крипта – это в хорошем плане какое будущее? Крипта, вот эта вся история с блокчейном. Почему? Потому что регуляторы, банки, финучреждения и прочие ребята вокруг правительства и государства сделали все, чтобы охереть как затруднить жизнь гражданам. Быстро бабки не перевести, быстро документы не получить, деньги у тебя могут зажать, не выдать, арестовать. Особенно, если у государства деньги заканчиваются, вот как у нас сейчас в России, то поводов спереть у вас деньги у государства становится гораздо больше.
Веденеев: Все верно.
Гряцких: И, соответственно, в идеале крипто бы распределенные эти реестры убрали бы вот этот вот риск, что государство говорит: вы знаете, нам нужно ваше бабло. И вот как в 91 году, когда вот этот вот принудительный обмен был денег. Ну, не все помнят и, может быть, не все читали. Но дали ровно два дня на проведение деноминации гражданам. Не успел? Все, твои бабки сгорели.
Веденеев: Ну, да, твои проблемы уже.
Гряцких: И в результате чего? Огромное количество населения России осталось без денег и без штанов, хотя на сберкнижке лежало огромное количество денег. Вот это абсолютное скотство, которое может вытворить государство. И в этом, в принципе, и миссия крипты и иных штук, чтобы обойти эту хрень. Но что произошло? Естественно, все это превратилось в херню очень быстро. Почему? Потому что программеры решили, что мы можем создать новый дивный мир вне государств, некий виртуальный новый дивный мир, где будет все хорошо, все классно и будет до хера блокчейна, шлюх, там, не знаю, ништяков и прочего.
Веденеев: Но идея-то, в общем-то, благородная. Они хотели так, ну и я бы тоже хотел. Но вам нравится, когда вы приходите в банк, вам говорят – объясни-ка, откуда у тебя деньги, иначе мы их тебе не выдадим.
Гряцких: Да, или, когда вы приходите получать кредит, а тебе говорят, вот, штаны вы-верни, попку раздвинь, мы там сейчас всё изучим и еще миллион документов нам при-неси.
Веденеев: Или там честно заработанные средства, которые вам перечислили на ваш же банковский счет, вы вынуждены отдавать от этого там не один десяток процентов, что-бы – первое: получить свои деньги в срок, использовать их дальше в бизнес, ну и вооб-ще. То есть вас постоянно везде обдирают, придумывают какие-то непонятные процен-ты, какие-то комиссии, которые прям вот так…
Гряцких: Причем, в одностороннем порядке.
Веденеев: В одностороннем порядке. То есть это все банки имеют право делать это в одностороннем порядке, не предупреждая вас. Причем, плевать на все ваши vip-обслуживания, приват-банкинг и так далее. Насрать, там все время вас пытаются в этом плане поиметь. Очень часто. Соответственно, когда вы пытаетесь, не знаю, кому-то перечислить там деньги или оплатить товар за рубежом, вы прекрасно знаете, в нашей стране ни хера не производится ничего такого, чтобы мы могли себе позволить. Дабы просто тупо мы сейчас сидим снимаем, на что мы пишем? У нас нет вообще.
Гряцких: Все импортное, всё.
Веденеев: Всё импортное. Даже лодка, на которой мы плывем, все, мать его, импорт-ное. Телефоны – все импортное. У нас нет ничего русского. А теперь представим себе, что мы хотим это купить, заказать на том же самом там, не знаю – AliExpress или там…
Гряцких: Ebay.
Веденеев: Ebay, и так далее. Так нам не дают этого сделать, с нас обдираловку дерут.
Гряцких: Так говорят: давайте, там взносы. Одно – взнос, другое, налоги.
Веденеев: Да, давайте там, таможенные сборы и все остальное.
Гряцких: То есть государство нам говорит: мы обосрались, но денег мы возьмем с вас.
Веденеев: Да, и у меня вопрос: какого хера я должен платить за товар, который нужен мне для моего пользования, государству, которое ничего не сделало для того, чтобы этот товар мне доставить? Ничего не сделало. Оно просто изгадило все производство и говорит, нет, короче, если ты хочешь иностранщину, тогда заплати нам денег. Я спра-шиваю: за что? За что? Хорошо, я плачу эти деньги. Я вам так скажу, ребята. Растаможка в нашей стране – это ж у меня накипело. Вы на моем канале уже увидите, скажем так, небольшие обзоры той техники, которая у меня используется в семье. Друзья-товарищи, что касается автозапчастей, мотозапчастей, у меня накипело потому, что гребаная эта вонючая уродская таможня, у меня ощущения, друзья, что вот у нас есть в деревнях на засол огурцов, засаливают, квасят капусту. У меня такое ощущение, что ни реально квасят и засаливают запчасти потому, что невозможно, особенно на Харлей Дэвидсон, ребята, ждать годами запчасти. Меня это бесит. Иногда очень бысро, а иногда ты попал в какой-то сраный контейнер. Так его несколько месяцев выпускать не будут. Вы знаете, у меня вот в последних видео ни одного нет, где я бы гонял на своем собственном моте. И обзор моего мотоцикла я так и не могу доснять уже почти год. Почему, вы думаете? Да потому, что я задолбался реально ждать запчасти. Я вам больше скажу. Когда те или иные запчасти на какую-то машину, двигатель, и так далее, приходят, то даже полицейские, даже гаишники в курсе, что они не будут у вас спрашивать растаможку двигателя, подвески, колес и запчастей. Максимум, они посмотрят растаможку рамы и кузова. Всё. А, представим себе, что вы какой-нибудь кастомайзер. Вы реально раму используете как основу. Вы купили все, что угодно, но только не целиком автомобиль, а по отдельности. Так я что вам хочу сказать. Чаще всего, в 100% случаях, ни двигатель, ничего, не растамаживается вообще. Но мы, как потребители платим за это 40 гребаных процентов, минимум, либо 120 за растаможку. Куда это идет? В карман этим тварям. Вы скажете, совсем недавно таможню взгрели, арестовали, разогнали. Да ни хера подобного. Два месяца это была показательная порка. Вы думаете, что-нибудь изменилось? Ни хера. Через два месяца все тоже самое. Просто один клан поменял влияние на другой. Всё.
Гряцких: Итого, мы приходим к тому, что государство, как институт, успело обосраться много где и надо бы его заменить. Начать, например, с финансов. У программеров, вот этих IT…
Веденеев: Ну не то, чтобы начать с финансов, это вообще, в принципе, основа. Чтобы, идите вы в жопу, вы не получите мои деньги никогда. Идея благородная, согласен?
Гряцких: Да, но проблема в том, что все эти наши прекрасные айтишники и так далее, они живут в своем выдуманном мире, где нет других сука, государств, где нет трансгра-ничных отношений, где нет налоговиков, нет таможни.
Веденеев: Самое главное – там, где не существует транснациональных корпораций. Во всем виртуальном мире, там, даже в сериале «Хакеры», во всех компьютерных играх, вы главный герой, главный апологет, который сражается с этими корпорациями и спа-сает мир, поэтому, в принципе, нормальная идея.
Гряцких: Да. И получается так, что они хотят вот эту всю штуку создать вне как бы госу-дарств. Ну, ребята, к вам очень быстро придет государство и докажет, что вы задроты, которые верят в некий священный хайп, а государство говорит: так, хайп убрали на хер, всё. Так, налоги – раз, короче. Декларирование, регулирование и прочее – два. И вот эти ваши прекрасные…
Веденеев: И отстегивание в карман – три. Всё.
Гряцких: И вот эти вот ваши прекрасные выступления на конференциях, как бы, извините, я вот скажу, как в свое время, как про рок-музыку, по-моему, ребята из то ли Ронни Джеймс Дио сказали, то ли кто-то из заслуженных рокеров говорит, что – что такое, типа, рок-журналистика? Это люди, которые не умеют играть, дают интервью людям, которые не умеют писать, которые пишут для людей, которые не умеют читать.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Гряцких: Вот это сейчас мир блокчейна. Когда люди, которые не умеют говорить, сука, иногда даже не умеют думать, приходят к людям, которые точно не умеют думать и говорят: дайте, сука, денег. И те такие – ну, *****, давай. Ха-ха. И вот так сейчас выглядит в среднем типовое ICO и вот эта вся вокруг возня, вокруг крипты. Потому что я посмотрел не одну конференцию по блокчейну и по ICO, пообщался с некоторым количеством ICO-проектов, прикинувшись, что мне нужно как бы вакансия маркетолога. Да, ну и тебе тут же рассказывают, что и как. Это *****.
Веденеев: Ха-ха-ха.
Гряцких: Это кромешный *****. Придется, конечно, все запикать что я говорил.
Веденеев: Все запикать, да.
Гряцких: Но это, конечно, *****. То есть, ну, то есть там логики, к сожалению, у многих людей нет и поэтому они все хотят успеть до конца вот этого вот, 2017 года. Сейчас уже первого сентября. Вот школьники сегодня пошли в классы. Кто-то не пошел потому, что очередной там намаз курбан байрам.
Веденеев: Очередное ICO пошло, ха-ха-ха.
Гряцких: Да, мусульманские какие-то истории, видимо, тоже ICO божественное спуска-ется там. Ну, не важно. Вот, но факт в чем, что вот этот весь хайп, он пройдет, и многие, кстати, из тех, кто ICO проводит, они уже понимают, что надо успеть урвать бабло сейчас. Потому что потом люди протрезвеют и скажут: вашу мать, где доходность. Где продукты, где чего? Нету? На хер идите, на хер. И, соответственно, денег в тех объемах не дадут. Но пока хайп, он такой, что религиозный фундаментализм от этого блокчейна крипты, он настолько огромен, что он, по-моему, он опережает исламских фундаменталистов. Осталось только адептов блокчейна чего-нибудь взрывать уже начать. Вот ты пришел на конференцию, сказал, *****, я не верю в ваш проект с блокчейном. Тебе ***** полбашки отстрелили. И сказали: во имя святого блокчейна – православие или смерть.
Веденеев: Все.
Гряцких: Вот, более того, это по большому счету уже даже превосходит религиозное сектанство, которое сформировалось вокруг компании Apple, вокруг компании Tesla и вокруг компании BMW. То есть что? Мы лучшие, мы самые охеренные, наш продукт са-мый лучший, у него нет недостатков. Только скажи про недостатки, получи в фасад. Тварь *****, как ты можешь не верить в божественное провидение в виде яблока, там, изображение логотипчика с винтом вертолетным или вот эту буковку «Т». Это вот нам спущено богом. Да, то есть объяснить людям, что компания BMW ненавидит своих кли-ентов и ненавидит признавать случаи, когда у них горят моторы и ломаются к херам. Объяснить, что компания Tesla не знает, что такое сервисное обслуживание и ненавидит своих клиентов, особенно тех, которые говорят, ты знаешь, у меня машина сломалась прям чего-то совсем. Ему говорят: да иди на хер, короче! А где у вас, типа, дилеры там, ремонтные станции? Говорят, на хер иди, у тебя отличная машина. Вот компания Tesla так обходится со своими клиентами, которые покупают у них автомобили. Но, слушай как.
Веденеев: Но я чуть-чуть, я чуть-чуть помягче скажу. То есть обрисую так. Есть рьяные фанаты. Все, что говорит Алексей по поводу тех же самых Tesla и так далее. Ну, дей-ствительно, та же самая Tesla. Мне нравится Маск, мне нравятся его идеи безумные.
Гряцких: Он крутой чувак.
Веденеев: Мне нравится Tesla, но, мать его, она абсолютно не сервисный автомобиль. То есть выпускать автомобиль, который не имеет сервиса, это бред.
Гряцких: Непонятно, как чинить, где чинить.
Веденеев: Не обманывайтесь друзья-товарищи. Самый лучший сервис Tesla, он реально либо в России, либо в странах СНГ. Объясню почему. Потому что эти ребята покупают на аукционах и покупают, в общем, крашевые Tesla и именно оттуда идут запчасти. Потому что нет новых запчастей, в принципе не предусмотрено на этот автомобиль потому, что в принципе, у них такая тема, что Tesla не ломается, в принципе. Но это неправда. Tesla реально ломается, выходит из строя. Это и электродвигатель, и прочие вещи. Безусловно, Tesla одна из надежнейших машин, в принципе, в мире. Но вы поймите, как и любая там электротехника, электробайк, электроавтомобиль…
Гряцких: Она ломается.
Веденеев: Это тоже техника, она тоже ломается, у нее тоже есть определенные не только сроки службы, но и вот, просто, вы попали в ДТП. Ну, тупая история – вы попали в ДТП. Но если бы вам машину меняли на новую – вопросов нет. Но этим занимается не компания Tesla, а в принципе, страховая компания, которая должна оплатить это. Но ведь, чаще всего, этого не происходит. Если к какому-нибудь дилеру приехать, Мерсе-деса или какого-то другого, в тех же самых штатах, вы это увидите. В общем, ну, чего вам рассказывать. Вы можете найти просто один из, так скажем, блогеров – не помню, как его зовут. У него какая-то партия «5.10». Он, видимо, с Украины, мужичок. Я, честно, не вникал в то, что он хочет сделать со страной Украиной, но он очень классную обрат-ную связь дал по поводу Tesla и пользования автомобилем. Вы знаете, как он через два года все-таки сменил Tesla на Мерседес. Причем, Мерседес гораздо круче, приятней, и вообще – кабриолет, по факту, да. И никаких проблем. То есть он кайфует и говорит, ребята, не покупайте Tesla, в общем, покупайте Мерседес. И мне нравится, как закачи-вает видео. Типа, зарабатывайте.
Мужичок с Украины: Ну, вот, Мерседес, оказывается по-человечески относится к лю-дям. Всего лишь за один час они мне оценили ту машину и выдали вот эту. И вы удиви-тесь – она 2016 года, кабриолет, белый. Причем краска вот эта вот не греется вообще на солнце Флориды. И я наконец-то избавился от Tesla, Илона Маска и всех проблем, которые она делает людям.
Веденеев: Я просто к чему это сказал. К тому, что мы сейчас с Алексеем вам рассказы-ваем, вы очень многое можете увидеть в интернете, просто забивая запросы. Очень много видео, очень много статей. Более того, мы под видео несколько ссылок на неко-торые статьи вам скинем для того, чтобы у вас более полная картина сложилась, и вы больше понимали в тех вопросах, которые мы сегодня освещаем в связи с не просто хайпом. Ну, хайп – это английское модное слово. Половина не понимает, что это такое. Все думают…
Гряцких: Ну, это суета, движуха и шумиха.
Веденеев: Ну, в общем, шумиха. По-русски сказать – это шумиха вокруг какого-то определенного события или продукта, или еще чего-то. Это, знаете…
Гряцких: Хотя сегодня мы узнали, что слово «hype» на местном, так сказать, диалекте, ну, где мы сейчас находимся, может означать, мягко называю, то есть когда, как это сказать? Завуалированное слово нае*****. Потому что, если ты скажешь, что это кида-лово, пирамида и так далее, ну, *****, как-то некрасиво.
Веденеев: А вот слов hype, это, знаешь, как, я сейчас скажу. Ребята, лунная программа в Соединенных Штатах. Гонка космических вооружений. Это и есть тупо хайп, только на уровне государства. А теперь он пошел в массы, только в другой теме.
Гряцких: И кратенький вывод перед тем, как мы перейдем к деталям. То есть, да, ребя-та, мы много сейчас сказали, но это еще не детали. Перейдем-ка к деталям. Вы должны понять, что вся эта история с криптой, с ICO – это та же хрень, что и «МММ». То есть вы должны вовремя войти и очень быстро выйти, зная, ровно, когда.
Веденеев: Я не могу сказать, что «МММ» - это плохо. Ребята, там тоже идея очень классная была – обрушение мировой экономики, доллара и так далее. То есть Мавроди никогда не скрывал. Вот чем мне нравится Мавроди. Я честно скажу, я не то, что его фанат, он мне нравится. Потому что чувак всегда говорил правду. Это, мать его, пирамида. Вас в любой момент чпокнут.
Гряцких: Кинут.
Веденеев: Но в моей пирамиде вот все хорошо. Деньги выплачиваются, люди приходят. Ему говорят: но она же рухнет. Он говорит, ну, слушайте, все в мире…
Гряцких: Все пирамиды когда-то падают.
Веденеев: Все пирамиды, ни рушатся. Все банки рано или поздно банкротятся. Вы знае-те, я недавно смотрел интервью Канделаки и второго ведущего, типа реального поли-тика. И у них был в гостях Мавроди. Мне очень не понравилось, как вела себя Тина по-тому, что эти два горе-ведущих с пеной у рта говорили, что их банк, где они держат деньги, круче всех, а Мавроди всех кидает и обманывает.
Гряцких: А банк их потом может поиметь в любой момент, если нет ресурсов.
Веденеев: Я просто жду этой новости, да, просто газетной или там ведомостей. Как с Табаковым. Да, Олег Табаков потерял 650 миллионов рублей в таком-то банке. Охре-неть.
Гряцких: Это «Пересвет», если не ошибаюсь.
Веденеев: Охренеть, охренеть. Ну, то есть суть-то в том, что, ну, банки каждый день, вот есть прецедент банка, который постоянно банкротится, но почему-то у всех слепая вера, что банк – это круто. Банк – это самое главное наебалово. Какого хрена идет санация, спасение? Сейчас идет тот же самый хайп и шумиха вокруг корпорации «Открытие», в которой многие из вас, и я в том числе, торговал. Но, ребята, еще до этого хайпа и всей шумихи я на хер вывел оттуда средства, и клиентских, и партнера, и свои. И, честно скажу, я там сейчас не торгую потому, что жду, пока их вот так натянут. Потому что в любой момент наши деньги могут использовать. Первое – для залоговых поручений на любом рынке – начиная с банка, заканчивая, собственно говоря, брокером. Все взаимосвязано, структура. Откуда это все? Какого хрена выделяется там 75 миллиардов из Центрального банка для того, чтобы просанировать «Открытие»? Какого хрена они раздали?
Гряцких: Это наши бабки. Наши бабки.
Веденеев: Это наши бабки, ребята. Мы платим налоги. Какого хрена у банка есть воз-можность давать кредиты ничем не обеспеченные? Вот вы тоже ругаете криптовалюту там и так далее. То есть многие там адепты банковского сектора. Но, ребята, банки раздают кредиты ничем не обеспеченные.
Гряцких: Причем, людям аффилированным, которые эти бабки куда-нибудь выводят либо сливают в строительных проектах.
Веденеев: Выводят, воруют и так далее. Сливают. Но прикол-то в том, что если бы банки были зажаты четко, что денег можешь ставить вот столько, сколько у тебя есть. Они же как делают. Типа, им сначала дали первую лазейку. Вот у меня есть нормальный плательщик кредита. Я вот даю те деньги, которые я заработаю с этого кредита, но ты их еще не заработал, банк. И любой, опять же, плательщик кредита может вдруг, ну, умереть и не платить уже кредит по факту, да. И у тебя не может этого заработка. Но первую лазейку им дали. А потом вообще им руки развязали – им не нужно никакое обеспечение – ни золото держать в банке, ни хрена. Они просто аффилированному… во, у меня есть те облигации. Вот я их в качестве залогового поручения. Ну, попросту говоря, у меня есть банк, есть брокер. Брокер выпускает собственные облигации, я как банк, инвестиционное подразделение, покупаю эти облигации и говорю, типа покупаю. По факту ни хера я не делаю.
Гряцких: Из кармашка в кармашек переложил.
Веденеев: Из кармана в карман и говорю, вот, ребята, у меня столько денег. Тоже са-мое, как делал брокер. Он брал наши с вами деньги, наши с вами деньги, с наших бро-керских счетов. Каким образом? Он их физически не изымал, но отчитывался перед заемщиком – не важно, банком там, биржей, брокером другим. Говорил, ребята, у меня есть бабки, дайте, пожалуйста, под эти бабки мне вот эти бумаги. Я их прокручу и отдам вам деньги. Так, в основном, брокер и делал. Но что происходит, когда он этого сделать не может, когда полная жопа на бирже? Он, сука, берет наши с вами деньги и отдает в качестве залога. Но если он это сделает, его, естественно, натянут. Но сделать он это может только тогда, когда ваши деньги находятся в кэше.  Это очень важная новость для вас всех. Если у вас на фондовом рынке бабки находятся в кэше, с вероятностью 50 на 50 вы можете в такую ситуацию попасть. Если у вас есть позиция, то это намного сложнее сделать любому брокеру, который на грани банкротства, скажем так. Но я вам уже один из вариантов, как стандартная финансовая система нас всех имеет, рассказал. При этом, никто за пользование нашими деньгами нам с вами не платит. Нас еще трясут постоянно. А теперь обратно к криптовалюте.
Гряцких: Так, короче, переходя плавно к деталям, о которых мы сейчас поговорим. Еще раз подведем итоги. Короче, крипта – это новый «МММ». ICO – это новый «МММ» в квадрате. И вы должны четко понимать. Важно вовремя войти и важно очень вовремя удрать с деньгами. Не успели? Вы нищие. Всё. Поэтому если вы в это заходите, вы должны четко понимать, что в один прекрасный момент, причем, вам не скажут какой, вы можете стать нищим. Но если вам повезет, и вы быстро подсуетитесь, нароете где-то инсайд и так далее, вы можете реально до хренища заработать. И у Сани есть один человек, который периодически скидывает там истории по ICO, которые вот я смотрю, как некий анализ этого всего дела. Чувак нормально поднялся. Но, зачастую, также как с Форексом, с бинарными опционами и прочим, поднимаются кто? Владельцы бирж, организаторы ICO и так далее, то есть не те, кто заходит в массовом потоке, а те, кто держит контору, те, кто держит кассу. Если вы не держите кассу, вероятность того, что вас натянут, большая.
Веденеев: Да, я просто хочу в двух словах сказать, что я знаком со многими людьми, которые в криптовалюте, скажем так, не последние люди, а что-то понимают, да. И если получится, я обещать не буду, друзья-товарищи, но, если получится, мы попробуем снять с этими людьми видео потому, что все-таки люди, которые зарабатывают на этом бизнесе по нескольку миллионов долларов, интересно пообщаться. Да, в свое время у меня на канале я выпускал замечательное видео с моим бухгалтером в Соединенных Штатах, с Левиным, который реально точно также зарабатывает по нескольку миллионов долларов в год и ему есть что сказать о том, как нужно платить налоги и, собственно, где можно сэкономить и как это сделать легально. Поэтому я всегда за то, чтобы учиться и познавать информацию у тех, кто непосредственно в теме, непосредственно в деле и умеет с этим обращаться. Опять же, вы должны понять, что криптовалюта и все вытекающие производные из этой темы, это не есть плохо, это не есть зло. Это на самом деле круто и
Читать полностью

ICOmeter #1: Казнь Eloplay // Eloplay ICO scam punishment

Веденеев: Друзья-товарищи, приветствуем всех в башне «Око», «Око Саурона» – я бы так сказал.
Алексей: 31 этаж.
Веденеев: 31 этаж, все как положено. Внизу бегают орки-гоблины, чего-то там копошат-ся. С 92 года ни хрена не могут закончить этот, так сказать, проект района высоток. Мы не случайно здесь сегодня собрались по одной простой причине. Дело в том, что многочисленные компании, типа «Blackfield Capital», MMCIS, и масса других, которые мы обсуждали в плане…
Алексей: И даже офис «Телетрейда» здесь недалеко, в соседней башне.
Веденеев: Ха-ха, тем не менее, то есть с чем ассоциируется Москва-Сити? Со всеми са-мыми крупными компаниями-кидалами. И сегодня мы с вами начинаем одну маленькую рубрику. Я думаю, она разрастется также, как разросся этот рынок. Мы ее обозвали ICOmeter. То есть здесь мы будем разбирать те компании, которые выходят на ICO. Конечно, безумно сложно и интересно, а я бы сказал, реально скучно обсуждать IPO, тем более, в нашей стране. Потому что оно всегда привязано к какой-либо бирже, какому-либо выпуску ценных бумаг, какой-либо стране, какого-либо предприятия. Что такое ICO? Это, в принципе, IPO без границ, вообще каких-либо, и юридических, в том числе.
Алексей: И без правил, зачастую.
Веденеев: Ха-ха-ха, абсолютно. Поэтому 90-95% ICO – это сплошное кидалово. И сегодня мы обсудим очередное IPO, но только в мире ICO.
Алексей: То есть, проще говоря, в мире криптовалют. С вами сегодня Александр Веде-неев.
Веденеев: Да, я сегодня с такой модной шпаргалкой.
Алексей: Да, и Алексей Гряцких, но уже без ноутбука. Зато у меня есть мысли. У Саши есть ноутбук, у меня есть мысли. Значит, сегодня мы подвергнем пыткам и издеватель-ствам, и попросту, казни, проект ELOPLAY, который, на удивление, считается рекомен-дованным ISO для размещения туда своей криптовалюты в их токены и прочую всю эту историю. И, более того, с начала ICO они уже собрали 250 000 долларов с наивных хо-мячков. Потому что назвать это нормальным инвесторским поведением я бы, наверное, не стал. Тем не менее, соответственно, сегодня этому продукту и проекту, и команде от нас немного достанется. Почему? Потому что, на наш взгляд, ELOPLAY – это такая компьютерная лига, которая могла когда-то взлететь, но не взлетела. Потом столкнулась с конкуренцией, банально, со стороны других игровых лиг, игровых турни-ров и, в конце концов, тупо с игровыми серверами. А денег инвесторских хочется и поэтому – вуаля – мы выходим на ICO! Готовьте ваши денежки. А к вопросу о ваших денежках вот это все хозяйство получило аж 89 из 10…
Веденеев: Из 100.
Алексей: Оговорился, да. 89 из 100 на портале PROFIT GID. Правда, портал этот указан в качестве информационного партнера на сайте ELOPLAY, поэтому мы подозреваем, что не просто так это произошло. А сейчас мы поступим как типичные инвесторы, а именно, типичные инвесторы что? Ну, вот, условно говоря, есть такая шутка про корейцев, что они смотрят white paper, смотрят…то есть инвесторскую декларацию, инвесторский такой проспект, такой pdf-файл, обычно длиной n-страниц. И смотрят, есть ли знакомые лица в команде. Если вот есть знакомые лица и из white paper что-то более-менее понятно, значит, мы туда денег заносим. Ну и пойдем немножко более серьезным путем потому, что мы внимательно почитаем, что написано в white pepper проекта ELOPLAY. Потому что лиц знакомых в команде мы не нашли. Остается что? Посмотреть, чего они делают.
Веденеев: Но я здесь продолжу один как бы важный момент. То есть я, например, себя сам считаю геймером с большушим стажем. Не буду долго об этом разглагольствовать, но, тем не менее, как это, зачастую, раздражает, когда вы покупаете single-play игру, а туда вносят микротранзакции для того, чтобы сэкономить ваше время. Но, в принципе, вы же покупаете игру для того, чтобы как раз провести в ней хорошо и весело время. А ту вы должны еще купить какую-то другую фиговину, которая должна сократить это самое времяпрепровождение времени, да.
Алексей: Это, так называемая, тактика Play-to-win – не занес бабок, будешь очень долго возиться и будешь…
Веденеев: Да, будешь очень долго там прыгать, скакать для того, чтобы достигнуть це-ли.
Алексей: Убогеньким персонажиком, голеньким...
Веденеев: Да-да, низкий уровень и прочее. Так вот, например, очень многие люди играют, так или иначе, в игры и, так или иначе, слышат о разных турнирах, типа, там по Counter Strike, по StarCraft, и море других каких-то игр.
Алексей: Ну, да, сейчас крупные мэйджоры проходят – вот был в Москве, был в Киеве.
Веденеев: Да, да, но суть в чем основная? Да, действительно, проводятся турниры. Тем более, если мы берем, скажем, вообще мир криптовалюты и, так называемой, игровой валюты, откуда она вообще пошла, эта крипта, то первый, кто подхватил из реальных производителей, это была компания NISSAN…
…которая вместе с корпорацией SONY, совместно, собственно, тренировали бойцов, я имею в виду живых пилотов, сначала в компьютерной игре, а потом даже один из наших русских компьютерных пилотов стал реальным пилотом команды NISSAN. Прецеденты есть, типа, всё круто, всё понятно, но основной рынок вот этих самых платформ, которые у нас занимаются тем, что организовывают разного рода турниры, я имею в виду, компьютерные – стрелялки, гулялки или, там, стратегии и другие игры, даже казуальные – это, в основном, производители того же самого игрового железа и либо контента. Ну, скажем, ELOPLAY я вообще не слышал и не видел даже ни в одной заставке из игр.
Алексей: Ну вот, даже если вы покопаетесь на их сайте, то не обнаружите среди парт-неров чего-то более-менее значимого…
Веденеев: Ну там, не знаю - Warner Bros, Ubisoft
Алексей: Тут дело даже не в этом…
Веденеев: Take-Two и так далее.
Алексей: Дело даже не в том, что там вы не обнаружите, а даже не обнаружите…ладно, допустим, мы там насуем логотипов и представим, что они там вывесили. В какой фор-ме они должны быть партнерами? Почему? Потому что в другом ICO, например, я видел, что, вот мы ведем переговоры с MSI. Ну, с таким же успехом и мы можем с Сашей вести переговоры с MSI. Только чем это закончится.
Веденеев: Главное – ведем.
Алексей: Да, мы можем и с SONY вести переговоры, мы можем вести переговоры с SAMSUNG, но вопрос: чем они закончатся?
Веденеев: Давай, значит, сделаем следующее. Я прочту, что такое ELOPLAY, чтобы народ хоть чего-то понял, о чем идет речь, чего мы наехали на непонятную контору с непонятным названием? Чего и какого хрена она занимается?
Алексей: Тут важный момент, что Саша сейчас будет читать куски из того, что эти люди пишут сами на себя.
Веденеев: Ну, да, то есть это определенный проспект или как там – white papper.
Алексей: Вот то, что white paper называется.
Веденеев: Значит, киберспортивная платформа ELOPLAY.COM позволяет игрокам организовывать и участвовать в турнирах с децентрализованными призовыми фондами. Офигеть! Чего это значит?
Алексей: Продолжай, это еще не конец.
Веденеев: Так, хорошо, это еще не конец. Значит, дальше. Они работают через смарт-контракты и позволяют отдельным игрокам или брендам автоматизировать проведе-ние киберспортивных турниров. А чего, они бы так и сказали, ребята, мы техники, которые вам провода сейчас соединят тут и прокладку сделают между компьютерами.
Алексей: Да, нет на самом деле там если отвлечься от всех этих умных слов, да, потому, что большая часть, к сожалению, у white paper-ов большая часть ICO – это, зачастую, набор умных слов для того, чтобы люди в нем потерялись.
Веденеев: Ну, понятно, давай я еще…
Алексей: Ну, вроде, умные ребята, короче.
Веденеев: Да, давай добью совсем мозг им. То есть команда также внедряет токены ELOPLAY, которые выполняют функцию основной движущей силы экосистемы смарт-турниров.
Алексей: Куда ж без экосистемы-то
Веденеев: Кабздец! ELOPLAY представляет смарт-турниры с децентрализованными призовыми фондами. Они могут быть организованы отдельными игроками, организациями или брендами. Такие турниры работают с использованием смарт-контрактов в сети Ethereum.
Алексей: Эфир, короче говоря.
Веденеев: То есть я, я не…
Алексей: Ну, извини, то, что не знаешь слова Ethereum – это твои проблемы.
Веденеев: Нет, я не сказал про эфир, я просто, ну…
Алексей: Ethereum – он же «эфир»
Веденеев: Да, то есть реально они еще сюда залезут.
Алексей: Ну, потому что, понимаешь, какая история. Сейчас мы, когда закончим все читать, важно понять одну простую штуку. Большинству подобных проектов без упоминания слова «блокчейн», без упоминания слова «криптовалюта», без упоминания слова «децентрализация», никто денег бы не дал. Но в виду того, что есть определенный хайп, в виду того, что есть определенная движуха вокруг этого всего, все тихо сошли с ума и как только люди видят блокчейн, они начинают всюду говорить: а, наверное, эта хрень полезна. Никому не приходит в голову, что, а зачем здесь блокчейн? Вот, давайте, вдумаемся. Там звучала такая фраза, что децентрализованный призовой фонд – ну, ладно, мы сейчас про них отдельно поговорим – смарт-турниры. Чего это вообще?! Вот что обозначает слово «смарт»?
Веденеев: Я должен замочить орков гоблинов или, не знаю, там, звездный какой-нибудь, **ять, десант? Или еще что-то? Ради того, чтобы получить какой-то топ на ELOPLAY? Или реально хорошую…
Алексей: Нет-нет-нет. С токеном, там это, по сути, внутренняя игровая валюта. Это про-сто…
Веденеев: Так, а зачем, если она есть в любой игре и так уже?
Алексей: В том и вопрос. Там возникает масса вопросов, что эти люди, значит, начали мутить воду вокруг блокчейнов, вокруг вот этих смарт-турниров и прочего, не ответив на ключевой вопрос: нахрена там блокчейн? Нахрена там криптовалюта?
Веденеев: То есть какую полезную функцию она для вас выполняет?
Алексей: Она реально, по сути, не выполняет никакой. Почему? Потому что все то, что делается в проекте ELOPLAY, а также во многих других, которые тоже вышли на ICO, на самом деле, сделано уже давно. И по большому счету проект ELOPLAY не заявляет иг-ровые серверы, в конце концов.
Веденеев: Я сейчас, я сейчас еще об… вот, я сейчас еще одну такую маленькую вы-держку, да, значит, из того, что они нам втирают тут. «Смарт-турниры предоставляют собой экосистему на основе технологии блокчейн», то есть вообще ни хера не понятно. Это все равно, что квазиэлибристика, прокачанная до девятого уровня, позволяет мне на хрен уложить всех где-то там в дальнем углу карты. Ни о чем. «…позволяющую автоматизировать проведение киберспортивных соревнований.
Для игроков это совершенно новая возможность самоорганизовываться, собирать
турниры и самостоятельно формировать крупные призовые фонды. Для брендов
турниры предоставляют прямой доступ к киберспортивной аудитории. Это может
быть как активное проведение собственных брендированных турниров, так и
размещение своей рекламы на страницах платформы». Ребята! Вот я вам попросту хочу сказать…
Алексей: Вся эта херня была уже давно в BattleNet-е, как минимум.
Веденеев: Я так скажу, ребята, я предлагаю вам разместить рекламу в селе Коровино, Порецкого района, Чувашской республики, на каждой остановке этого села. Это круто. А теперь вопрос: что за деревня, какое на хрен село и где это находится и зачем мне там что-либо размещать, если о нем никто ничего не знает? Вот, примерно, тоже самое как бы, ELOPLAY – никто об этом не знает, но у нас выгодно размещать теперь рекламу, покупать у нас всякую херню.
Алексей: Ну это такие некие хотелки людей, на самом деле, важные вопросы какие? Значит, со смарт-турнирами…
Веденеев: Я понимаю насчет самоорганизоваться и, типа, это полезно. У нас есть такая вещь, как…
Алексей: Подожди!
Веденеев: …как бы античитерские программы, которые очень многих ребят, также, как и я, например, я в Rainbow Six очень люблю играть. Это такая игрушка, которая не Counter Strike, но это про спецподразделения со сложным определенным интерфейсом взаимодействия команды игроков между собой, где вы должны освобождать заложников, уничтожать террористов и так далее. То есть умная такая игра. При этом, конечно, нас в Сети раздражает одна такая вещь – это защита от читерства.
Алексей: Да, согласен.
Веденеев: И, соответственно, очень многие такие вот программы, которые, типа, за-щищают от читеров, они раздражают тех игроков как я, которые официально купили контент, заплатили за него деньги, играют без всякой читерской фигни. Но при этом эти программы блокируют само подключение к серверам. И, возможно, вот на этом хайпе, скажем, недовольство многих таких игр, ELOPLAY может быть чем-то интересен. Но, ребята, как они решают этот вопрос. Они что нам предоставляют? Закрытый доступ, где вот этой фигни всей не будет, и мы можем спокойно играть? Полагаю, так?
Алексей: Да, нет, ну, положа руку на сердце, смотри, да, мы сейчас к этому перейдем, но положа руку на сердце ELOPLAY – это глобально ничем не отличается от игровых серверов годов 90-х, там, 2000-х. От игровых лиг, которые сейчас – вообще ничем. Я пытался продраться сквозь все это, то есть я полностью прочитал white paper. Там Са-ша тоже в нем покопался, да. И посмотрели, кстати, мы ни хрена не поняли, в чем раз-ница между, условным «BattleNet», годов там 90-х - 2000-х и ELOPLAY сейчас. Вот в чем, в чем разница между тем, что нам сейчас подают как это…подожди, как экосистему, вот некую важную штуку, как экосистема, революция, крипто и прочая херня…
Веденеев: Ничем.
Алексей: …от обычного игрового сервера. Да ничем.
Веденеев: Вот, смотри. Издательство любое, которое выпускает определенную игру, если у него есть определенные сетевые параметры, этой игры – любая. Это может быть онлайн ОПГ, стратегия – не важно. У них есть сетевой режим или multiplayer. Компания-издатель или производители самой игры, они поддерживают игровые сервера до определенного момента времени. Потом говорят, ребята, все, мы устали поддерживать, мы переходим там на следующий уровень, все, это больше не будет никогда поддерживаться. При этом, естественно, многотысячная аудитория, которая говорит, блин, мы хотим играть дальше. Они говорят, ребята, мы не будем поддерживать, все, сервера закрываются. Таким образом, появилась маленькая ниша. И у меня, между прочим, есть один из клиентов в этой нише, который, в принципе, неплохо на этом реально зарабатывает. У него находятся как раз сервера, которые предоставляют возможность таким закрытым проектам со стороны издателей или производителей игры, которые закрывают сервера для поддержки игры, он наоборот их открывает. И таким образом эти игровые проекты продолжают жить очень много лет. Но уже прибыль от этих серверов идет непосредственно тому человеку, который предоставляет этот доступ. И у нег сервера там в Канаде, в Норвегии, во Франции. И он их, в принципе, снимает их под определенную субаренду, да. Где-то у него есть, действительно, свои там сервера, и он предоставляет доступ к таким вот игровым проектам для того, чтобы они могли жить там дальше. А там игроков от пяти до двадцати тысяч человек. И вы представляете, что каждый там платит там за пользование этой темой. То есть можно зарабатывать довольно неплохо. Вот вам один из бизнесов, который реально может быть не привязан к никакой любой точке мира. Я могу сказать, что человек живет здесь, в России. Зарабатывает этим на жизнь довольно неплохо и потом финансирует другие проекты из этого дохода. Но опять же, мы же задаем кучу вопросов. Чем отличается это от того, что мы сейчас вам рассказали, об этом примере, который я вам сейчас рассказал? Чем отличается от основного издателя, а потом от частного предпринимателя, который предоставляет доступ?
Алексей: Да ничем.
Веденеев: Чем? В чем здесь прикол-то? Почему я должен давать на это деньги?
Алексей: Более того, таких проектов, как ELOPLAY, далеко не один. То есть ну вы хотя бы между собой чем-то отличайтесь. Я даже не говорю про игровые сервера, кото-рые… вот чтоб было понятно. Игровые сервера существуют с 90-х годов. В свое время у меня, соответственно, меня есть друг, мы с ним знакомы еще со школы, в свое время он гонял на игровых серверах. Соответственно, электроника адская, которую выпуска-ли Need for speed, и входил в топ-10 мировой десятки. Он в мировую десятку входил. Скриншоты будут, не переживайте. То есть Track Record еще сохранился, он лежит на отдельном сайте, скрины увидите. Ну, он под ником [SB]Serg - вероятно кто-то еще помнит эту всю историю. Так вот, суть в чем. Проект ELOPLAY для того, чтобы гонять в условный NFS на хрен не сдался. Да, понятно, что там другой набор игр, но суть в них в чем? Что, опять же, на фиг все это не сдалось. Все это было, прекрасно работало без блокчейна…
Веденеев: Ну, у Electronics Arts, у них свой абсолютно большой контент сетевой. Он есть.
Алексей: Да, это все равно дало, короче говоря, прекрасно…
Веденеев: Ubisoft, Electronic Arts – на хрена этот ELOPLAY, если у этих ребят все давно схвачено, опыт есть. Ресурсы – самое главное у них есть для того, чтобы создать охре-ненные темы.
Алексей: Да, то есть, по большому счету, получается, что с точки зрения вот игрового сервера и прочего, то разницы нет никакой. Остается какой вариант? Что это потенци-альная какая-то лига, которая могла бы раскрутиться, создавать потенциальные турни-ры, ну, какую-то движуху с этого иметь, естественно, свою копеечку-процент брать. За-шибись, но тут возникает интересный момент в описании. Значит, чтобы было понятно, что такое децентрализованный турнир. Потому что там же написано, как обычно, псев-донаучная галиматья. Я тоже умею такую писать, и Саша умеет. Мы предпочитаем без этого дерьма обходиться, потому что…
Веденеев: То есть простым языком, да, сейчас объясним, что такое децентрализован-ный турнир.
Алексей: Да, мы исповедуем принцип, что, если клиент не понял – не купил. Соответ-ственно, мы привыкли уже изъясняться как можно более просто. А тут наоборот. Кли-ент не должен понять, чего ему всовывают потому, что в противном случае, он никогда и не поймет, то есть не поймет, нахрена все это нужно?
Веденеев: Ну, он просто тупо не даст денег, если не использовать умные словечки.
Алексей: Я больше того, думаю, что проекту ELOPLAY когда-то давали денег инвесторы и потом передумали.
Веденеев: Или обломились просто.
Алексей: Сказали, ну, ребята, ну не взлетает, не взлетает. Они такие – хорошо, мы найдем сейчас 250 штук за пару дней с хомячков – оп! Круто? Круто. То есть в этом плане мы им завидуем, но - тем не менее, децентрализованные призовые фонды. Звучит красиво, по-блокчейновски так, да. Распределенный призовой фонд. Ребята, вот мы с Сашей поучаствовали в хреновой горе децентрализованных турниров. Просто в огромном числе. Любой турнир, где есть взнос за судейство, оргвзнос или взнос на призовой фонд, является призовым. Соответственно, является турниром с децентрализованным призовым фондом. Попросту говоря, везде, где вы скидываетесь какие-то оргвзносы или на призы, у вас децентрализованный призовой фонд. Это отличает…
Веденеев: Все подпольное казино – это и есть децентрализованное…
Алексей: Да, это подпольное казино, это любительский турнир по футболу, это турнир между школами по волейболу.
Веденеев: Да, скидываемся там на ящик пива, сока и так далее.
Алексей: Это домашний турнир по покеру. Я могу сказать, что в 90-х годах, когда еще активно геймил. Вот сейчас Саша более активно геймит, а я так – скорей, посмотреть какой-нибудь крупнейший по Mortal Kombat-у на Youtube там чего-нибудь выложат. Ну и думаешь, вот, круто, пацаны наяривают. Так вот, я в свое время поучаствовал в хреновой горе турниров, децентрализованных, подчеркиваю, с децентрализованными призовыми фондами. Team Fortress, например. В свое время, если кто помнит, был такой легендарный клуб «Орки» в МИСиСе. А точно там же я еще поучаствовал, но уже в доме культуры, в децентрализованных турнирах с децентрализованным призовым фондом «Magic: the gathering». И позже мы как-то обошлись без проекта ELOPLAY, вот как-то обошлись, сука, без блокчейнов и без крипты. Как же, блин, мы жили, а?
Веденеев: Вот вообще, а чем он мне поможет самоорганизоваться, понять не могу? Бу-дильник мне что ли будет поставлять вставать?
Алексей: Да, площадка поможет самоорганизоваться. Да, блин, любая игра, любой иг-ровой сервер может…
Веденеев: Любой игровое содружество, оно самоорганизовывается в сети, само.
Алексей: Раньше люди самоорганизовывались в рамках одного дома. Тянули локалку и вот игровая ника в рамках подъезда.
Веденеев: Все там, контрим всем двором. Да, пацаны, сегодня вечером в шесть часов.
Алексей: Да, все, что были.
Веденеев: Что говорить, я еще когда работал в Цифрограде Элефанте, это в бытность свою наемником по найму, мы вечерочком, бывало, в субботу или в пятницу, часов до 10, бывало, до 11 наяривали на своих компах. У меня там свои компы были. Соответ-ственно, мы наяривали по сетке. Играли мы в Контру, само собой. А потом мы еще в одну такую интересную игрушку, значит, установили, по-моему, Silent Hunter назы-вается. Ну, то есть там типа подводный охотник.
Алексей: Да, была такая, да.
Веденеев: И мы, в общем, на подлодках друг за другом охотились, эхолокация…
Алексей: Слушай, у нас вообще огонь был. Короче, сейчас-то этой темы нет как бы в виду того, что широкополосный доступ, вот это все. А раньше народ заморачивался и тянул сетку между домами.
Веденеев: Да, да, да.
Алексей: То есть когда ты берешь арбалет, наворачиваешь провода, херачишь между домами потому, что, естественно, провода просто так не протянуть. То есть ты берешь большую связку проводов там…
Веденеев: То есть один из компьютеров выступал базой для Сети.
Алексей: Ну, то есть он сервером являлся.
Веденеев: Ну, помощнее компьютер всегда выбирали потому, что нагрузка на сеть идет и, соответственно, к нему все подсоединялись и мы рубились в ту или иную игру. Это была либо Контра, либо какой-нибудь там…
Алексей: Ну, когда было лень заморачиваться, были игровые клубы. Они, кстати, до сих пор есть.
Веденеев: Да, они тоже, дали.
Алексей: И все это жило, сука, и блокчейна.
Веденеев: И мы реально в какой-то пятничный вечер шли там после работы, там, учебы или институтов, и там человек пять, вот мы играли там. Как раз я тоже первый раз на таких дорогих крутых компьютерах мы поиграли как раз вот в эту игрушку Rainbow Six, где радуга, да, то есть подразделения, состоящие из разных бойцов разных стран. То есть они могут даже разговаривать по-разному. У каждого есть своя специализация. Мы играли реально по сети, это было круто. Когда вас там 4-5 человек подразделение, вы между собой взаимодействуете. Мы до этого в клубе играли и там, условно говоря, один стол из шести человек сидит на одной стороне, вторая команда сидит на другой стороне. Вопрос: чем мне вообще… я не могу сказать, что было плохо.
Алексей: Да зашибись было.
Веденеев: Проблемы, вообще, то есть проблемы с этим не было – сорганизоваться, пойти поиграть, получить удовольствие, заплатить за это деньги. Участвовать в каких-либо турнирах, типа, там от компании ASUS и прочее. То есть, есть реальные…
Алексей: Слушайте, я вот могу сказать…
Веденеев: Смотри, можно найти в Интернете реальное видео по этому поводу. Воз-можно, где-то в Игромании тоже есть, где-нибудь там, в архивах. Пацану было 14 лет, у него опекун - дед. Все, естественно, думали, что он занимается херней. Потом парень попал в команду, как раз, по-моему, по Контре. Слушайте, парень стал зарабатывать по 14 000, примерно, по 15 000 долларов в месяц. Ему официально, он стал представителем команды то ли ASUS, то ли какой-то еще такой известной компании, и ему реально платили за это деньги. То есть у ребят тренировки, как у качков. Они тренируются, потом выступают в турнирах, у них есть заменный состав, если чего-то с кем-то там произошло, там, не знаю – лег по здоровью или он просто говорит: ребята, не могу на этой карте прыгать, скакать. У другого там лучше получается на этой карте и с этим оружием работать. Соответственно, это реально тренировки, реально ребята занимаются, заморачиваются, делают.
Алексей: Нет, ну это поэтому так и называется – киберспорт с приставкой «спорт», что это…
Веденеев: При этом, товарищи, это все без всякого ELOPLAY происходило и продолжает происходить. Я не вижу здесь проблемы. То есть я не вижу такой проблемы, что она решает.
Алексей: А там есть одна важная история, там вот посмотри, у тебя в куске white paper-a это есть.
Веденеев: А, вот!
Алексей: Что без ELOPLAY…
Веденеев: Подожди, «Смарт-турнир - это единственная возможность для непрофессио-нальных игроков принять участие в соревновании с крупным призовым фондом». Ребя-та!
Алексей: Это наглое просто беспрецедентное вранье.
Веденеев: Абсолютно! Если бы игровой индустрии нужно было, чтобы в ее игру играли только гребаные профессионалы, она бы ни хрена ничего не зарабатывала. Что вы по-нимали, игровая индустрия по данным какого-то мохнатого года прибавляла в год по 28 миллиардов долларов. Вы представляете, какая это сумма. И продолжает прибавлять потому, что сейчас появились эти очки виртуальной реальности, стали более интересные игры по ходу темы все происходить. И по сети с друзьями можешь. Бегают придурки такие в очках по комнате. Ты думаешь, чего происходит? Сам одеваешь эти очки и охреневаешь, что там происходит.
Алексей: Короче говоря-то, еще даже в 90-х люди ухитрялись без ELOPLAY, без смарт-турниров и прочего, выходить в элиту. Просто тогда в самой индустрии было гораздо меньше денег. Но уже тогда было достаточное количество турниров. Я приводил при-мер Serg[SB], гонявшего в NFS, уже тогда хватало в целом турниров. Просто все это сжирало время, и многие уходили из киберспорта потому, что это не приносило денег. И это единственная причина, по которой, в общем-то, люди это бросали. Если бы это приносило денег, возможно, мой бы одноклассник сейчас бы ездил там по турнирам, по Кореям, по там, не знаю, по США и так далее, и просто мочил бы там, стабильно входя в призы и в очки. Вот в чем вопрос. Все это было прекрасно и без вот этой фигни вокруг блокчейна. И когда нам говорят, что это единственная возможность… Ребята, есть Youtube, есть Twitch, ты можешь записать свои…
Веденеев: Ну, опять же, вот эксперимент с NISSAN, с этими гонщиками.
Алексей: …свои стримы и прочее.
Веденеев: Я, например, не знаю, что NISSAN снова набирает гонщиков в свою команду, доукомплектовал, то турниры проводили Electronic Arts, UBisoft и так далее, они так и проводят, и там могут принять участие любой, кто просто вот зашел и зарегистрировался. Сначала проходит онлайн, то есть по всему миру много миллиардов людей тупо рубятся через приставки, через компьютеры, они рубятся. Проходят определенные турниры. Они начинают побеждать, да, они, соответственно, растут. После прохождения одного турнира, они идут на следующий, на следующий, а потом, в итоге, мы видим, как ребята становятся профессиональными  киберспортсменами. Но здесь они говорят, что это единственный способ с большим призовым фондом поучаствовать в турнире в том, в котором никто играть не умеет. В чем прикол? В чем прикол – это даже неинтересно смотреть самим же. Я не умею застрелить чувака в голову из снайперской винтовки. Напротив меня такой же дебил, который не может застрелить. У нас раунд, ребята, будет три часа идти. В чем прикол? Это неинтересно смотреть, неинтересно, ни рекламы, ничего. Это скучно, дебильно.
Алексей: Там все прозаично. Просто, знаешь, как говорят, есть же принцип: «не нае**шь, не проживешь». Вот здесь тоже самое. Причем, опять же, какой момент, что помимо того, что есть там Youtube, стримы и прочее, то есть тебе уже есть куда вы-биться в люди, но по большому счету, чем бы мог стать проект ELOPLAY, но чем он явно не собирается становиться – это проект, так называемых низших лиг. То есть для тех, кто, может быть, не знаком с структурой американского спорта, там это как выглядит. Есть некая иерархия, очень важный момент – забыли сказать, что когда звучит применительно к слову «децентрализация», это означает ровно одно – любительский спорт. Это никогда не профессиональный. Потому, что любой профессиональный спорт стремится строго к централизации. Меньшее количество лиг, меньшее количество команд, больший процент профессионалов, их именно с большой буквы, больший процент звезд для того, чтобы что? Бабки, трансляции, зрители, спонсоры.
Веденеев: Чтобы это смотрели.
Алексей: Да, чтоб это покупалось. А когда мы говорим «децентрализация» - это означа-ет что? Что херова гора непонятных людей.
Веденеев: Попросту говоря, если мы берем вот сервис, например, Amazon TV, Netflix. Ребята, сейчас идет реально прямые трансляции, прямы трансляции игровых турниров. Их покупают эти сети и транслируют.
Алексей: Но кто там играет? Про- уровень.
Веденеев: Про-, профессионалы. Вот даже DOTA 2. Заполонили. Я не фанат этой игры, да, но, тем не менее.
Алексей: Даже я смотрел.
Веденеев: Но заполонили все и говорят, чуваки, бот, который разработала какая-то команда, то есть робот, он играет лучше, чем люди. Это же охеренно, да, там, начиная с первой сети и заканчивая искусственным интеллектом – это просто тупо интересно посмотреть. А теперь представим себе вот эту вот фигню с непрофессиональными лигами либо низшего уровня. Это и так было неинтересно. Зачем?
Алексей: Нет-нет. Тут возникает вопрос, что низшие лиги, в принципе, все равно нужны. Почему? Потому что низшие лиги…
Веденеев: Из них вырастает потом…
Алексей: Да, низшие лиги поставляют материал для высших лиг.
Веденеев: Да, сырье, скажем.
Алексей: Но для этого вы должны позиционировать себя как – мы, низшая лига, как ступенька к профессионалам. Но для этого у вас должны быть что? Партнерские отношения с высшими лигами, партнерские отношения с крупными командами, со спонсорами.
Веденеев: Чтобы, когда выделили в иерархии низших лиг кто-то вышел наверх, он не вышел в никуда, а продолжил какое-то свое движение. То есть, понимаете, они дей-ствуют по принципу нашего образования. Выпускник вышел после института на улицу и на этом все закончилось. Чего он там пять лет просрал в своем институте, непонятно. Его никуда не направляют, его никак не ведут, ни одна из компаний не борется за то, чтобы нанять его на работу. Более того, например, в американской системе образова-ния, пусть она платная, я не говорю, что она совершенна – нет. Но, ребята, там на любой кошелек, во-первых, есть вариант, а второе – там реально компания борется за выпускников.
Алексей: Курса со второго, причем.
Веденеев: Да, они начинают их сами обучать, они дают им задания, берут их на практику, а потом вообще нанимают на работу, просто покупают. Даже, бывает, с четвертого, с третьего курса уже сразу их забирают, даже не заканчивают они там эти институты. И это люди знают и потом это как пример для того, чтобы следующие выпускники к ним приходили на то, чтобы там…
Алексей: Это, по сути, такая же система о привлечении…
Веденеев: О привлечении студентов. А посмотрите, пожалуйста, вообще вот, особенно, этот вопрос родителям, у которых якобы дети-бездари играют в компьютерные игры. Посмотрите, пожалуйста, товарищи родители, куда вы хотите отправить своих детей. На обучение – я имею в виду. Какое образование вы хотите им дать. Вы хотите, чтобы ваш ребенок просрал пять лет жизни, а вы своей собственной пять лет жизни или шесть лет жизни и кучу бабла, для того, чтобы ребенок получил образование, которое ему на хрен не нужно и никак его не прокормит. Куда потом он пойдет? Кто будет бороться за то, чтобы он устроился именно в эту компанию или в эту корпорацию? Куда вы готовите своего ребенка? Вы хотите, чтобы он жил лучше, но вы посмотрите, ну, реклама у нас - привлечение абитуриентов. Я нигде не видел, чтобы хотя бы один институт сказал: наш выпускник, короче, работает вот так-то.
Алексей: Слушай, ну, они говорят, но это все обычно…
Веденеев: Леш, реклама следующим образом звучит. В нашем институте чемпион мира по киберспорту учился. В нашем школе, там, не знаю, Владимир Владимирович Путин обучался. Ребята, это никак не характеризует школу. Вот реклама такого рода, что Петр Семенович возглавляет одно из подразделений Газпрома, он учился на нашем факультете по государственному управлению, короче там, менеджменту госпредприятий и пошел работать по специальности конкретно вот в эту компанию. Дальше его карьерный рост и т.д. Вот это показатель. А когда мы говорим, что у нас учился там Вася Петечкин и он создал какой-то новый Гуглонет или GenCoin, мать его. И мы такие – вау, как круто! А потом, если посмотреть, где он учился. Учился он вообще на художника, учился он на двойки и его пытались, как говорится, вообще исключить из школы или из института.
Алексей: То есть попросту говоря, школа, образование и так далее, здесь ни при чем. Тоже самое происходит здесь. По-хорошему, что должно быть, как делается в нор-мальной схеме в американском том же спорте. Есть высший уровень. Это профессио-нальные команды там. NFL, NHL, NBA и так далее. Есть лиги ниже, например, студенче-ские лиги, типа NCAA или там AHL, например, в хоккее, который определенного рода аналогом может служить, ECHL и так далее. И они как бы по лесенке забираются, но весь этот процесс по лесенке задокументирован. Это, так называемый, Track Record или ваш персональный там… у боксеров это просто record называется, например, да. Когда все это записывается – с кем вы играли, как играли и так далее. И это передается наверх и является, в том числе открытой статистикой. Но, более того, бывает специальная, так называемая scouting report. То есть это когда специальная служба скаутов, которые… вот где, по идее могла бы быть взаимосвязь с крупными командами, что определенные скауты или автоматические отсылки определенных отчетов в те или иные команды, в те или иные, ну допустим, спонсоров, если при них есть, так называемые, заводские команды, если так автогонками это все объяснять. Вот, что они, им уходит информация. Ребята, посмотрите, вот этот перспективный, вот этот. Вот тогда это был бы инструмент промоутирования игроков. Игрокам было бы понятно, зачем в ELOPLAY идти. Потому что меня скауты посмотрят, заметят, поднимут в лигу выше. Бах, бах – и вот я звезда. Ну, как это в спорте происходит. А тут чего? Децентрализованные турниры с призовым фондом в 10 000 долларов. Причем, замечу, это 10 000 долларов, собранные за полтора года.
Веденеев: Смех.
Алексей: И 3000 турниров. Ну, как бы, хер с ним. Понятно, что…
Веденеев: Ребята, компьютеры, на которых рубятся в крутые игры, стоят гораздо до-роже 10 000 долларов, друзья-товарищи.
Алексей: Но дело даже не в этом. Дело в том, что, а на чем вы будете зарабатывать? Теперь вы кинете инвесторов потому, что ваш процент, ваш эскроу, ваш fee, который вы берете, 8%. За полтора года вы заработали 800 долларов. Ну охренеть теперь. Дайте нам, пожалуйста, 250 000 долларов в крипте за два дня после этого. Тут какой еще важный момент. Что все эти ребята из ELOPLAY, они, значит, внедряют токены внутри для там оплаты. У них есть токен внутренний, есть токен, который еще продается на, соответственно, будет продаваться на бирже, который вы будете покупать и который будет давать некоторые права. Уже как бы странная фигня, ну, да ладно, как бы. Плодятся токены, там пойди разберись, как они между собой работают. Ладно, забили на это. Будем считать, что мы недостаточно умны для их хитрой схемы. Тем не менее, возникает вопрос. Если токены можно потратить на рекламу, на организацию турниров, на всякую такую фигню, где конвертационный курс этих токенов в то, что будет? Потому что, как мы знаем, это же, по сути, программа лояльности. У вас есть баллы, вы можете на них чего-то потратить. Супер, только теперь, давайте, вспомним, на что мы можем потратить, например, баллы Аэрофлот-бонус или там баллы какой-нибудь Газпромнефти, или BP. До хрена ли мы можем что-нибудь купить на эти баллы? Как показывает практика, для того, чтобы купить билет или кофеварку на эти баллы, нужно потратить год, а иногда и не один, чтобы тупо эти баллы…
Веденеев: Если говорить, друзья про Аэрофлот-бонус, те, кто много летает, а я доста-точно много летаю, там не все так просто. Там очень даже хитро, друзья.
Алексей: Да, и баллами там и тоже не целый билет оплачиваете, вы оплачиваете за не-го…
Веденеев: Для тех, кому интересно, вы потом в каких-то других видео про путешествия я расскажу об этих вещах. А сейчас хочу сказать вам об одном, скажем, декларирова-нии намерений ELOPLAY, которые, значит там, всего из трех строчек состоит. «ELOPLAY позволяет организовать смарт-турниры и участвовать в них». Ну, то есть просто можно было сказать: ребята…
Алексей: Мы игровой сервер.
Веденеев: Да, это можно сделать и без них. «Размещать рекламу на ELOPLAY». Я не знаю, кому нужна реклама в совершенно неизвестной деревне или сервисе, который никто не смотрит.
Алексей: Да, обратите внимание на количе
Читать полностью

Как Остап Бендер ICO проводил

Читать полностью

Как банки грабят своих клиентов и как грамотно купить валюту на бирже

Всем привет! С вами снова Александр Веденеев. И повещаем, как всегда, интересное про финансы. Сегодня хочу устроить небольшой разнос банковской системе Россий-ской Федерации и проехаться танком «Армата» по ним всем. Сегодня расскажу про несколько банков и про несколько случаев, связанными с этими банками. Итак, пе-речисляю, какие банки участвуют в сегодняшней истории «Карты, деньги, два ство-ла». «Сбербанк», «ВТБ24», «Альфабанк», «Открытие», «Бинбанк», «МКБ банк», «Пет-рокоммерц», «Промсвязьбанк» и «Внешпромбанк». Я, конечно, мог бы перечислить гораздо больше банков, но вот истории, связанные с этими банками, гораздо более свежие.

Итак, в одном из банков ребята набрались наглости и сделали следующее. Они, соб-ственно, потребовали у человека, у которого на счету всего 275 000 рублей, потребовали от 10 до 30% от этого депозита в их личный карман, якобы для того, чтобы решить вопрос с его арестом и возвратом этих денег ему обратно. Прикол заключается в том, что, ребята, это не полтора миллиона рублей, это 275 000 и, собственно, в этом вся проблема. История, в общем, завершилась, в целом, благополучно, но, тем не менее, сам факт был налицо – арест счета, требование информации откуда он взялся, откуда деньги и так далее.

Следующая история была очень интересной. Человек, по-моему, более 10 или даже 12 лет работал с банком. У него была сумма около 4 миллионов долларов. Ну и по-требовали 40% от этих денег. Иначе просто, говорят, ты денег не увидишь. Соб-ственно говоря, проводит эти все рейды, так называемые, по сбору этого бабла, так называемые, специальные люди или уполномоченные люди, которые, в принципе, никак не связаны с банком, предъявить им нечего. Обратиться в прокуратуру или милицию вы не можете потому, что эти люди никак не связаны ни с какими финан-совыми учреждениями. Тем не менее, отвалив им солидный кусок от своих денег, вы решаете вопрос тем, что арест с ваших денег снимается и вы получаете остаток своих средств. Беспредел, да? Да.

Другая история с другим банком была связана с следующим. С брокерского счета, на котором долгим тяжким кропотливым трудом были заработаны почти 41 с копейками процент, уплачены, естественно, все налоги, сборы, комиссионные. И после этого был закрыт полностью торговая стратегия и, в принципе, все выведено в кэш, этот кэш должен был быть на банковском счету. Мы отправили его на банковский счет, все прекрасно, но банк арестовал эти деньги и начал докапываться, откуда они. Ну, собственно, дебилизм заключается в том, что эти деньги с фондового рынка, заработанные там же, налоги все уплачены – не проканал. И даже, скажем, абсурдность этого всего заключается в том, что банки эти были связаны, скажем так, потому что я говорю не только про один банк, а про множество банков, которые связаны с брокериджем, с инвестдомами, то есть они все эти истории прекрасно знали. Но это не помогло. Также потребовали 40% от депозита и тогда вопрос будет решен, то есть вы сможете свои деньги забрать. То есть это нормально, да? Вы заработали долгим кропотливым трудом целый год 41% с копейками, отдать 40, остаться в прибыли на 1 сраный процент с копеечками и, в общем, довольствоваться всеми благами цивилизации в нашей стране. Тем не менее, удалось сторговаться на 28%. Пришлось задействовать – это уже была история лично с моим одним клиентом, который, собственно, попал в такую ситуацию и мне удалось этот вопрос решить. Конечно, не так, как я хотел бы его решить – без потерь. Мы все-таки потеряли 28%. Но, тем не менее, хотя бы чуть-чуть прибыли у нас осталось.

Когда вы выводите из брокерского счета деньги, оказалось, что во многих банках от трех с половиной миллионов рублей вы можете сделать перевод, конечно и больше, но до трех с половиной миллионов вы можете сделать это без комиссионных – снять и перевести в другой банк, либо снять кэшем. Если сумма превышает три с половиной миллиона рублей, тогда вы платите 5% за все, что выше. Это при условии, что вы заплатили брокеру, вы заплатили банку, вы всем заплатили – налоги, сборы, комиссионные. Они хотят еще с вас взять просто за то, что у вас сумма больше, причем это касается конкретно вывода с брокерских счетов. Я уж и не знаю, или на валюте пытаются сделать заграждение, или еще что-то. Да, но в этом настоящая проблема. Тем не менее, подобных случаев с арестами счетов и вымоганием, собственно, на легальных законных основаниях денег у населения, предпринимателей, власть имущих, оно, в принципе, повсеместно происходит. Да, об этом сильно не распространяются. Да, об этом многие умалчивают, но это факт, друзья-товарищи и этот беспредел, конечно, не радует совершенно.

Но несмотря на весь этот беспредел, многие все же пытаются как-то сохранить свои средства, пытаются купить валюту, удержать валюту от нашего нестабильного руб-ля. И там нам тоже вставляют палки в колеса. Вы знаете, что, в принципе, только по предварительному согласованию с банком и заказу, вы можете купить в кассе от 5 до 10 тысяч долларов. Я вам немножко вкратце сейчас расскажу, как можно все-таки это сделать гораздо более эффективней и не раздавать всем подряд эти комиссионные в виде 40%, которые у нас с вами вымогают.

Итак, если мы говорим про фондовый рынок – это действительно круто. Открываем фондовые, как говорится, котировки, предложения по открытию брокерских счетов. В принципе, не важно, в каком брокере это делать, но суть одна: открываем брокерский счет, заводим туда рубли, заходим на валютную биржу. Что мы делаем? Покупаем валюту в неограниченных количествах, сколько нам нужно, хоть сотни миллионов долларов. Что происходит дальше? Дальше у нас вместо рублей на брокерском счете образовывается что? Валюта – доллар. Теперь, как ее грамотно вывести на банковский счет. Естественно, вы не можете это перевести на банковский счет рублевый. Этого нельзя делать, вы можете только на банковский счет долларовый. То есть для этого вам нужно открыть долларовый счет, желательно в том же банке, через который вы заводили рубли на эту биржу. При этом, желательно делать вывод с брокерского счета тогда, когда курс доллара пойдет не в вашу пользу – 50 копеек или пару рублей. Для чего? Для того, чтобы постфактум вас не уличили в неуплате налогов или неуплате налога с прибыли, которую вы получили, путем разницы котировок. Поэтому всегда присматривайтесь, чтобы котировка, после того, как вы уже в валюте, была не в вашу пользу. Желательно. Вы, на самом деле, гораздо больше сэкономите, чем заработаете, если котировка будет в вашу пользу. Дождитесь момента, когда котировка не в вашу пользу и делайте поручение на вывод. Оно срабатывает в течение, примерно, 20 минут. Если раньше было обновление раз в день, либо 2 раза в день, то сейчас 4 раза в день. Поэтому, как и, собственно, во многих банках обменный курс 4 раза в день меняется, поэтому вам лучше подгадать таким образом, чтобы, ну, там хотя бы полдня валюта падает. Чтобы у вас средняя цена была против вас, а вы, допустим, там купили валюту на пике и вы, соответственно, в минусе, и с вас не могут взять налог. Это первый шаг, всего лишь первый маленький шаг, который вам предстоит сделать. Что дальше?

Вы выводите валюту на свой банковский счет, да, то есть депозит, где у вас должны доллары пролежать некоторое время, как правило, около месяца. И можете с этого счета вы снять только, скажем, 70-90%, с этого счета. Остальное у вас должно про-лежать месяц. Как из этого выйти? Иначе, опять же, у вас комиссионные и все вместе связанное с этим. Что нужно сделать? Нужно сделать следующее. Снять настолько, насколько возможно. То есть либо оставить 30%, либо 10%, которые положены по условиям открытия этого депозитария и подождать около недели или пару-тройку дней. И через это количество дней прийти и закрыть свой счет долларовый. Тогда они вам обязаны выдать все бабки и без всяких процентов вы эти деньги можете забрать. Вот такой маленький лайфхак по тому, как можно все-таки валюту купить и как можно ее все-таки вывести.

Что касается фондового рынка – это достаточно сложный такой процесс потому, что, когда вы не знаете некоторых тонкостей работы брокерских домов, инвестдомов и банков, достаточно тяжело здесь сделать правильный выбор так, чтобы вас не накололи, и в итоге, не содрали с вас лишний процент. Есть еще один способ. Он довольно простой, но, смотрите. Есть у нас еще один такой банк «Тинькофф», вокруг которого до хрена хайпа, шумихи и всего остального. Та же самая «Nemagia» и прочие ребята, в общем, подняли нешуточный шум. Со многими вещами я соглашусь, как пользователь «Тинькоффа». Сам Тиньков, конечно, одиозная личность, но, в принципе, у нас нет идеальных банков. И «Тинькофф» не панацея. Это всего лишь один из вариантов, как вы можете распоряжаться своими деньгами. Так вот, почему я про него вспомнил? У него можно открыть долларовую и евровую, и рублевую карту. При этом внутренний курс, обменный, да, то есть вы можете на рубли купить доллары прямо сразу через приложение. Внутренний курс довольно выгоден по сравнению со всеми остальными банками, которые могут предоставлять вам подобные услуги. Это удобно, быстро, кайфово. При этом сразу пришли, сняли и так далее. Это удобно. Но если не прибегать, опять же, к услугам мобильных приложений и тех же самых банков, есть много, скажем так, платежных систем, типа «Золотая Корона», Webmoney, Юнистрим. Это, так называемые, сервисы мгновенных переводов. Так что здесь можно сделать? Вот, представьте себе, от 5 там, тире, даже от трех с половиной тысяч долларов, когда наступает прямо ажиотаж и бум размена валюты, то есть все бегут бабушки покупать валюту, банки вообще не дают людям на руки, то есть не продают. Ну, либо вы должны пройти отбор космонавтов, чтобы вам дали 10-15 тысяч долларов. Почему я вспомнил про эти платежные системы. Друзья-товарищи, вам достаточно всего лишь паспорта и вы, как один человек можете 5000 долларов просто купить, продать, вам никто лишнего вопроса не задаст. Юнистрим, «Золотая Корона», Webmoney или Western Union. То есть я имею в виду стационарные точки, не виртуальные. Webmoney у нас все-таки больше виртуальная. Это Western Union, Юнистрим, «Золотая Корона». Это те, у которых есть точки: принес деньги – отпра-вил куда-то там за океан или за рубеж. Так вот, в этих точках вы можете реально прийти, купить 5000 долларов, продать 5000 долларов. Причем, придите вы с дру-гом, с подругой, с женой и вот у вас на двоих, на троих уже 10-15 тысяч долларов. И не нужно трахаться, стоять до хрена времени, выяснять, кто же из вас козел, в банке доказывать с пеной у рта, что вы нормальный человек, адекватный, и принимаете всю серьезность положения. Не нужно проходить отбор космонавтов для того, что-бы вам позволили купить в каком-либо отделении банка или там за неделю, за две, предупреждать, что, ребята, соберите для меня жалких 10 000 долларов. Ничего этого не нужно. Юнистрим, Western Union, «Золотая Корона» - пришли, паспорт предъявили, купили, продали, ушли. Ништяк. Это вот такие маленькие два лайфхака, если все-таки кто-то из вас собирается спасаться в валюте. А это, наверное, один из единственных способов сейчас пережить некоторую нестабильность наших средств и ужасную, ужасную катастрофическую проблему с падением покупательской способности нашей валюты.

Ну, и, наверное, последнее, что мне хотелось бы сказать, это некий вывод в целом о нашей банковской системе, которая после себя оставляет вот такие бескрайние поля пустых финансовых дыр в наших с вами карманах. Ничего не делает ради нас с вами. Я бы хотел вам сказать, чтобы вы все-таки в погоне за деньгами, за счастливыми миллионами и сотнями тысячами долларов, успевали жить, наслаждаться жизнью, радоваться хорошей погоде, банально, солнцу, которое вокруг нас, понимаете? Ведь это все есть в любой стране и в нашей тоже. Но проблема заключается вся в том, что, к сожалению - к сожалению, не везде инфраструктура сделана так, как нужно, понимаете? У нас безумно красивая страна на самом деле. Очень много есть красивых мест на планете и, зачастую, мы не успеваем с вами насладиться ни тем, ни другим потому, что все гоняемся за прибылью, гоняемся за деньгами, гоняемся за карьерным ростом, за хорошей машиной и не успеваем насладиться просто красивыми солнечными днями. Поэтому, друзья, я желаю вам наслаждаться жизнью, зарабатывать. Улыбаться, быть счастливыми, красивыми, чтобы у вас все получалось потому, что все-таки не только ради денег мы живем. Но мы живем ради того, чтобы быть счастливыми, продолжать человеческий род, развиваться. Вот такая философия у меня сейчас поперла. Солнце, ребята, красота, лето! Помните, как песня: чтобы лето не кончалось. Вот я желаю вам, чтобы лето не кончалось. Ну а я со своей стороны буду вас радовать полезным, интересным контентом, который, надеюсь, поможет вам – даже, что там надеяться, - я верю, что некоторым, а даже, возможно, очень многим из вас он поможет сделать правильный выбор в мире финансов, стать более грамот-ными и более счастливыми.
Читать полностью

Найдите меня в соцсетях

Напишите мне

aasdf